Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ГРИГОРИЙ КАЦ - " 18-Й ТРАМВАЙ МОЕГО ДЕТСТВА"
 
18-й трамвай в Одессе, как, впрочем, и вся Фонтанская трасса, мне казались продолжением морской темы. Неважно, следующим рассказом
или главой после 5-го. Однако к тому времени, когда я им начал ездить,
уже никакой 'морской старины' на 18-ом не осталось. (Вернее, земной,
т. е. рeльсовой старины, такой, как РВЗ-6 и КТМ/КТП1/2.)

Не скажу, что часто я ездил по этой трассе, но бывало. И что касается проезда по Фонтанской трассе от и до, то эти случаи настолько нечасты, что могу привести точные даты:
14-е и 25-е декабря 1983 года;
15-е июля 1984 года;
Weekend с 3-го по 5-е августа (туда на 'частнике', обратно - катером);
Weekend с 10-го по 12-е августа (туда на 'частнике', обратно - на такси);
7-е апреля 1985 года;
22-е июня 1985 года.
В 1986 году мы ездили 127-ым автобусом, и не на Фонтан, а даже дальше, к лагерю 'Антарктика'.
7-го июня 1988 года (туда 127-м, обратно - 19-м и 18-м).
Также 4-го мая 1989 года (18-м до 16-й станции Фонтана, в пионерский лагерь 'Знамя').
Между прочим, тогда я запомнил номера: нам попался 1018/1019 -наименьший вагонный номер в Одессе на те времена.
Но в основном эта трасса ассоциируется у меня с трамваем.
Даже число 18.

Будучи ребенком, я полагал, что события, описанные в книгах 'Дети капитана Гранта', '20 тысяч лье под водой' и 'Хижина дяди Тома', проходили именно в той местности. Все это продолжалось до осени 1989 года, пока география не появилась у меня как предмет для изучения.
К тому же в ноябре того года мой папа погостил месяц в Америке. Самое интересное, что я никогда не жаловал чтение этих книг, и сейчас я об этом жалею. Понимаю, что литература - это духовное богатство. 'Дети Капитана Гранта' - это одна из немногих книг, которую я прочитал от и до. Но дойдут у меня руки и до иных книг.

Кстати, в районе 7/8-й станций есть улица Литературная. Там, по рассказам моих родителей, в 1979-1980 годах каждое лето мы снимали дачу на 8-ой станции Фонтана, и много чего интересного происходило.
Но, как многим известно, я 'себя помнить' начал со дня своей первой поездки в Ленинград, которая состоялась в июле 1983 года. Из других моих мемуаров ясно, что летом 1982 и 1983 годов мы были в другом месте, в Люстдорфе (конечная трассы Светлого Будущего), а на Фонтан 'не совались'.

Но вот вблизи 3-й станции Фонтана и по сей день живет институтская подруга моей мамы. Мы у нее бывали и по поводу, и без повода. И вот однажды я обратил внимание на то, что от Куликового поля к ней идут
17-й и 18-й трамваи. А также 16-й.

Воспоминания об этих походах к маминой подруге я хранил в душе на протяжении десятка лет. Очень уж мне их не хватало в Америке. Более того, когда мы у нее побывали в гостях уже в 2002-м, я нисколько не был удивлен, когда муж маминой подруги сказал: 'Гриша, в этой комнате прошла половина твоего детства'.

Но вернемся в 1983-й. Видел я, что 18-й и 17-й идут с одной стороны обратно на Куликово поле, а с другой стороны - куда-то дальше. И вот, к выходным дням, попавшим на 24/25 декабря 1983 года, мы с мамой решили там прокатиться. 24-го числа, пока мы выбрались, дело уже шло к вечеру. Поэтому вся поездка была сквозь тьму. Доехали до 6-й станции - и обратно.
А 25-го декабря проехали мы уже по всему маршруту. Сели в 18-й, - помню, что поездка была необычной. Поскольку трасса 18-го более крученная, чем 29/26-го, я очень часто и север/юг путал. На участке между 9-й, 10-й и 11-й станциями настолько много 'выкрутасов', что я даже вспомнил какие-то свои пути по Ленинграду тем летом. Казалось даже, что где-то рядом существует станция ленинградского метро.

А после едем по горке, и вижу: внизу - море, кораблик. Тогда-то я и почувствовал, что север с югом перепутал. Вернее, море должно быть на востоке, а тут отчего-то показалось, что оно на западе. Когда восток наконец стал мне востоком, трамвай сделал еще пару поворотиков и прибыл на желанную 16-ю станцию Фонтанской дороги.
Погуляли и поехали обратно. Обратно, помню, был трамвай с мягкими сиденьями и трафаретами 26-го внутри вагона. Значит, его должны были перебросить на 26-й. Вот тогда я и заметил объезд по улицам Абрикосовая и Гаршина, остановку Львовскую, и Центр. Примерно такого же содержания у нас была прогулка на 18-м 15-го июля 1984-го, только вот разве что летняя, с посещением пляжа.

Но почему-то мы спускались на пляж туда по Глиняной, а обратно возвращались по Металлической. Там точно такой же набор лестниц, от начала улицы Зеленой к морю, в Люстдорфе.
Фонтанская трасса неразрывно связана с семьей маминой подруги. Отдыхали они на базе отдыха 'Энергетик', причем довольно часто. В 1984 году мы к ним приезжали два раза, даже с ночевкой. Сын маминой подруги тогда был просто фанатом таких приключенческих романов, как 'Дети Капитана Гранта', 'Человек-Амфибия', '20 тысяч лье под водой', 'Приключения Тома Сойера' и других.
Когда мы к ним приходили, он всегда с друзьями-соучениками смотрел по телевизору приключенческие фильмы. И мне действительно казалось, что все съемки происходили близ Фонтанской трассы. Не помню, в его ли присутствии, но в 'красном уголке' базы отдыха 'Энергетик' мы смотрели какую-то передачу о водолазах.

А вот 4-го августа 1984 года мы с родителями и маминой подругой решили прокатиться на Дачу Ковалевского. Это было во второй половине дня, дело близилось к дождю. Но мы, тем не менее, потопали на остановку 19-го трамвая, вверх, и пришли на улицу имени мореплавателя Амундсена. Одна колея, табличка 19. Ждем трамвая, зная, что он редко ходит. Ну и как мне родители объяснили, должна была прийти двухкабинная Татра. Но пришел какой-то старый зверь. Мне подумалось: 'тащит палки' (в смысле, вагон - грузовая платформа). Даже не аварийный, а пассажирский! А я, видите ли, больше года тому назад разлюбил (причем незаслуженно) старые трамваи.
Сначала он шел с Дачи Ковалевского на 16-ю станцию, потом уже пришел на дачу Ковалевского. Поехали мамина подруга с ее сыном. А мы с папой отправились обратно пешком на базу отдыха 'Энергетик'. Мама же решила переждать дождь в каком-то магазине. На мне была накидка-дождевик, а папа, помню, до ниточки промок.

Вечером мы уже занялись чем-то совершенно нетрамвайным - пошли гулять через санаторий летчиков, переходящий в санаторий 'Якорь'.
А 5-го августа, вечером, мы оттуда уплыли на катере, прямо в порт.
Но с Дачей Ковалевского мы все-таки соприкоснулись, пускай даже не летом 1984-го, а в сентябре.

С 26-го августа по 6-е сентября 1984 года мы с мамой и с папой отдыхали в доме отдыха 'Зеленый Мыс', что в Люстдорфе. И теперь была уже наша очередь приютить мамину подругу с сыном 'у нас'. И вот, 2-го сентября мы вместе пошли на пляж. Но что-то не сиделось, и решили мы прогуляться до Дачи Ковалевского. Знаете, просто взяли вещи, поднялись и пошли. Это совсем не то, что сейчас, когда так просто откуда-то не уйдешь, сразу задумавшись о том, что машина на паркинге без навеса прозябает, или о том, что дома поджидают либо какие-то дела, либо всем надоевшие телевизионные сериалы:
Когда пройдешься по всему побережью, то кажется, что идешь вдоль всего, что было раньше: Вот промелькнул тот самый пляж, что прямо под улицей Зеленой, где за два года (1982 и 1983) мы отдохнули довольно-таки здорово.
Тем временем мы топали-топали, и пришли к Даче Ковалевского. Поднялись в горку, прошли оттуда аж до самой 11-ой станции, где и сели обратно на 29-й, чтобы добраться до Люстдорфа. А по дороге прошли через весь парк мемориала 411-й батареи. Забавно было 'попрятаться друг от друга' в партизанских окопах, посмотреть на хоть не действующую, но все же настоящую военную технику, знакомую по детским игрушкам. Это любопытно каждому мальчишке из-за рассказов взрослых о том, что все эти железяки когда-то помогли выиграть войну. Правда, когда мальчишки становятся взрослыми, они из своего моря интересов остаются с чем-то немногим. Я, например, выбрал транспорт, радио/электротехнику, и, наверное, еще что-то. Но тогда из всей этой коллекции экспонатов я больше всего обратил внимание на старый 21-й трамвай маршрута Застава - Фронт, который во времена Великой Отечественной Войны удлинял свой обычный маршрут, проезжая через весь город до самой 411-й батареи.
А потом через степь мы добрались и до 11-й станции. Помню, то ли я фантазировал, то ли мне рассказывали, что тут ходил какой-то диковинный трамвай. Наверное, имелось в виду нечто, построенное в 1907-ом году. Я тогда в номерах вагонов был, что называется, 'ни бум-бум', но будем считать, что это был 3126. А как сейчас мне хотелось бы пройтись там и вспомнить молодость:
Потом, в среду, 5-го сентября того же года, отдыхая на пляже в Люстдорфе, рядом с причалом, мы вдруг захотели поплыть на 16-ю станцию. Должен признать, что я в детстве был весьма капризным ребенком, и когда увидел, что катер уплывает за горизонт, сильно расстроился. Так мама, дабы меня утешить, мне сказала, что этот катер плывет то ли в Очаков, то ли в Ильичевск. А тот, что на 16-ю станцию - виден с берегов!
Когда мы все-таки приплыли на 16-ю станцию, то поднялись к конечному узлу 19-го. А далее, с группой пионеров, потопали прямо по рельсовому мосту. Трамваи там ходили редко, поэтому даже пионеры там гуляли прямо по шпалам.
Пришли на ту самую остановку, что на улице Долгой, но сели не на 19-й трамвай, а на 127-й автобус, который привез нас прямо к 411-й батарее. А дальше - все как 2-го сентября.
Вот тут-то мне бы хотелось вспомнить еще и рассказ своего интернетного коллеги, трамфаната Евгения. Он вместе со своим братом то ли в 1983-м, то ли в 1984-м приехал отдохнуть в Одессу. Они остановились на 16-й станции Фонтана. Ну что им делать? В центре города побывали, на пляже побывали, а тут - целое путевое хозяйство на 16-й станции. И вот они увидели пути, ведущие как бы 'в никуда', а потом переходящие в одну ветвь. Что это за ветка? Утопающая в зелени, контактного провода просто не видно. В общем, шагают они рядом с рельсами где-то около получаса, время от времени останавливаясь, и вдруг, как в сказке, откуда ни возьмись, словно гость из прошлого, появляется трамвай МТВ-82, и не простой, а двухкабинный. На них этот эпизод произвел неизгладимое впечатление. Интересно и восхитительно. Дело в том, что линейные вагоны МТВ-82 к тому времени уже успели исчезнуть из многих городов. Большинство из них ушло на слом, а часть стали служебными вагонами. Вот только в Одессе и Запорожье мастера депо догадались снабдить их еще одной кабиной позади вагона, причем для такого уникального применения, как одноколейный тупиковый маршрут. И после этого - отчего же было на нем не прокатиться?
Тогда и слова такого не было, как Интернет. Это сейчас в любом уголке света достаточно выйти на сайты, посвященные одесскому трамваю, и все будешь знать об их сети. А тогда было все загадочнее: перед тем, как ехать в Одессу, сначала необходимо было посоветоваться с друзьями или коллегами по работе, и остальными знакомыми, кто бывал в тех местах, которые собираешься посетить. В конечном итоге, приходишь к выводу, что ехать надо. Изучаешь килограмм печатной информации о том, где, как, и у кого лучше остановиться. А потом уже задумываешься и о картах достопримечательностей. В лучшем случае, у приятеля, побывавшего в интересующей местности, уже имеется карта города, реже - транспортная. А если нет ни одной из вышеозначенных - их можно обнаружить в какой-нибудь библиотеке. Уже находясь в самой точке прибытия, например, в Одессе, узнаешь, что в Центр идут 2, 3, 10, 12 и другие трамваи; на большой Фонтан - 17-й и 18-й; а про 19-й не спрашивали - так и не знают. Вот так вот наши следопыты из Коломны и пережили романтическую встречу с 19-м трамваем. Сейчас Евгений живет в Калифорнии, а его брат - в Израиле.
По рассказам моей мамы, сын маминой подруги как раз очень любил старые трамваи, именно такие, как МТВ-82, КТМ/КТП2, РВЗ-6. И был, видимо, огорчен, когда они начали исчезать. Является ли он любителем транспорта? Это вопрос на засыпку. Уже значительно после, в ноябре 1990-го, он мне сказал: 'Гриша, видел двойной троллейбус с бортовыми номерами 669 и 700, но все-таки прицепом в этой троллейбусной сцепке был ЗИУ-9 670'. Знаете ли, мои читатели: Меня словно громом поразило, будто мой друг поведал мне сверхсекрет, который я сам от себя скрываю! И действительно - в свои школьные годы я даже родителям не афишировал свое номерное увлечение.
Из этого эпизода становится ясно, что сын маминой подруги был неравнодушен к общественному транспорту. А сейчас - даже не знаю, когда он им последний раз ездил. Как говорится, 'люди живут совсем другой жизнью'.
Между прочим, именно в его руках я увидел впервые программируемый калькулятор МК61 и его тетрадь с программами к нему. Но микрокалькулятор МК61 - это уже совсем другая история, о том, как я учился программировать, изучал вычислительную технику, о том, насколько полезно мне все это оказалось на американской бирже труда.
Окончил он Политехнический университет примерно где-то в 2002-ом году. Учился на электромеханическом факультете. Это все, что он успел мне рассказать, когда мы у них были в гостях. Рассказывал и о том, чем занимался во время десятилетнего перерыва в нашем общении. А у меня просто слюнки текли. Вот такие мы грамотеи в транспорте тогда были.
Ну, а теперь поговорим о 1985-ом. 7-го апреля этого года мы с папой ездили на 16-ю станцию, дабы прогуляться по пляжу. Мне тогда припомнились мамины слова о 13-й станции, о том периоде, когда мы там были в июле 1984-го. Вдруг мне привиделось, что какая-то из лестниц ведет туда. И я сказал отцу, что хочу на 13-ю станцию. Туда мы с ним и отправились.
А 22-го июня 1985 года наша поездка туда была весьма интересной. Тогда мой каприз заключался в том, что не хотелось далеко ездить. Ни на трамвае, ни на троллейбусе, ни на автобусе. И вот, пешочком, через парк Ильича, а потом еще под ж/д мостом, мы протопали к улице Транспортной. Оттуда - на 3-ю станцию. Там начали ждать трамвая, пропустили несколько, и сели на 18-й с мягкими сиденьями. Даже помню, что я сидел на самом переднем диване справа. Взял я с собой отрывной календарик для чтения, со всякими сказками. И мне было весело со своими ровесниками, просто незнакомыми детьми, оказавшимися в трамвае, которым тоже казалось, что мы едем на день в 'дальние заморские края' на этом самом трамвае с мягкими сиденьями, обсуждая каждую страницу этого календаря. В голове почему-то все время крутились песни из передачи 'Утренняя почта' той же даты выпуска.
Тогда мне казалось, что клип к песне 'Счастливая весна' снимался в парке у 9-й станции. Кстати, впервые я в этом парке оказался 25-го марта 1984 года, когда мы протопали от Китобойной, а обратно отправились на 17-м, том самом, который с мягкими сиденьями. 14-го апреля мы еще и на пляж 10-й станции наведались, после посещения парка. Туда ходил 17-й с пластиковыми сиденьями, а обратно - 18-й с мягкими.
Песни из 'Утренней почты' на телефонную тематику постоянно крутились у меня на уме, и мне представлялось вот что: сначала долгие телефонные разговоры, потом - проезд на 18-м (пускай даже не весь маршрут).
Едем дальше. Вот в календаре картинка к сказке 'Хитрый солдат'. О том, как солдат решил перехитрить скупую хозяйку приготовлением каши якобы из топора! Между прочим, когда я в 1987 году, будучи в третьем классе средней школы, проходил эту сказку (она в школьной версии называлась 'Каша из топора'), тут же вспомнил эту прогулку на 18-ом.
'Ну как, тебе было весело?', - спросила мама. - 'Интереснее, чем в сквере Моисеенко?..'
В моем столе до сих пор, как реликвия, бережно хранится трафаретка, которую мы купили в тот день в магазине 'Канцтовары'. Потом провели полдня на базе отдыха 'Энергетик', но без ночевки.
Следующая моя поездка в те края произошла 25-го июля 1986 года. У моего папы вместе с театром Музкомедии были 'гастроли' в пионерском лагере 'Антарктика' (ну, это аккурат по линии 19-го трамвая). Еще туда идет 127-й автобус. Папа поехал автобусом с артистами. Репетиция проходила прямо в автобусе, поэтому посторонних они не брали, даже членов семьи.

А мы себе спокойно на 127-м приехали туда. Едет, едет он, то дублируя фонтанскую трассу трамваев, то обходя ее по зелено-дачным коридорам Чубаевки и Дмитровки. И вдруг, как в сказке, такой знакомый угол улиц Долгой и Амундсена, как привет из позапрошлого лета. Такая радость, что хочется там побыть не один лишь вечерок, а остаться там на недельку или две. Но такие вещи планируют заранее, да и дела дома ждут.
Если честно, уж столько трамваев было в моей жизни, особенно в центре города, и в Отраду на пляж, как на работу, ездили, что, честное слово, хотелось отдохнуть, - и от транспорта, и от дел. От всего.
Я в ту пору живо интересовался телепередачами 'Утренней почты' и канатной дорогой в Отраде. Да еще, конечно, если бы мама меня куда-то далее повезла, было бы весьма интересно:

Но я отвлекся. Итак, папа вместе с артистами Музкомедии должен был ехать в эту 'Антарктику' служебным (то есть чартерным) автобусом. А мы - тогда поднадоевшим общественным транспортом. Я спросил: 'Отчего папа не поедет с нами?' На что мама ответила: 'Ну, знаешь ли, у него прямо в автобусе будет репетиция. А репетиция - это очень важно'.
Спектакль назывался 'Витамины радости' и был поставлен по мотивам повести 'Приключения Буратино', но с большим количеством доработок и вводными персонажами наподобие Бабы Яги. Мама пояснила мне, что если папа не отрепетирует его как следует, то может получиться конфуз. Это значит, что если выйдет Буратино - а папа не будет знать, что играть, ну, возьмет, да и сыграет Боярского. Выйдет кот Базилио - а папа сыграет 'Старую мельницу' Игоря Николаева. Выйдет Баба Яга - а вместо 'Мне нравятся птички и рыбки' прозвучат 'Старинные часы' Аллы Пугачевой. То есть, в итоге, может выйти полный завал.
Ну, и поехали мы туда 127-м автобусом по маршруту Вокзал - Дача Ковалевского. А в 1987-м начал снова и любить, и приветствовать и трамваи, и путешествия на них.
В 1987-м, по-моему, совсем туда не ездил, а вот в 1988-м - 7-го июня мы туда поехали 127-м автобусом, а обратно родители меня уговорили 19-м и 18-м. Таки-да интересно было ездить в 19-м, который иногда напоминал мне даже электричку. Сиденья со спинками, торможение и управление дверьми пневматическое, двери с 'той стороны', плюс - прелесть ожидания встречного состава. А висит в вагоне та же маршрутная карта, что и в Татрах.
Потом родители меня хотели прокатить на Каролино-Бугаз, куда я исправно ездил в 1985-м и в 1987-м годах на электричках, но им это удалось через 3 дня.
И последний раз на 16-ю станцию я ездил 4-го мая 1989 года, когда мои родители хотели поработать в лагере 'Знамя': папа - музыкантом, а мама - культработником.
Лето 1989-го года, как и прошлого 1988-го, мы провели на Каролино-Бугазе. Мама работала культработником, а папа - музыкантом. Так вышло, что и до того в качестве места отдыха мы предпочитали Каролино-Бугаз, с 1985-го года и до самого отъезда в Америку.
:Фонтан - место прекрасное, и сейчас я готов там отдыхать столько, сколько душа пожелает, но тогда я там отдыхать не хотел. Уж больно близко к городу и его шуму казался мне Фонтан. А о многодневном отдыхе где-нибудь по линии 5-го трамвая и слышать не хотел. И это в том курортном городе, о котором, между прочим, каждый второй житель СССР мечтал, но не каждый мог там побывать!

В Люстдорф, однако, все же хотелось порой. Тут тебе и загород, и трамваи есть. В общем, было четкое стремление удалиться от городских дел, которые сейчас уже мне кажутся романтикой, тем, чего нет, что потеряно почти безвозвратно и тем, за две недельки чего готов годами работать и работать.

До сих пор мысли об этом 'кусочке Одессы' и о Фонтанской трассе навевают некие особые чувства: Даже года четыре тому назад, когда один приятель мне рассказывал о нашем общем знакомом: ':Саше казалось, что в экономике медицины запрятаны миллионы:', мне тут же как-то неожиданно пришли на ум романтические воспоминания о возвышенностях, по которым идет 18-й трамвай между 11-й и 16-й станциями Фонтана. Будто под этими холмами, по которым идет трамвай, тоже запрятаны миллионы!
Мне на мгновенье показалось, что приятель сказал: ':Саша с детства любил 18-й трамвай в Одессе, ему казалось, что под склонами, по которым он идет, запрятаны миллионы: Поэтому, как только окончил он школу, сразу подался в водители и проработал там пару мальчишеских лет. Затем только - институт и другая работа:'.

Вот именно, что сейчас места, по которым проходит трасса 18-го трамвая, являются самыми престижными в городе. Эта земля скупается зажиточными людьми для строительства особняков, которые ничем не хуже тех, что в Америке, и даже могут быть порою лучше тех, что в штате Калифорния. Эти особняки начинают безжалостно вытеснять парки санаториев, которые мне с детства знакомы. А мне милее то, что там было тогда, когда я там находился. Уютные деревенские домики недалеко от моря, утопающие в зелени, словно приятные лирические мелодии, приходящие на ум. Такие, как Pasadena, 'Прощальных слов не говори' в исполнении Анны Резниковой, и прочие в том же музыкальном стиле.

В моей памяти Большой Фонтан навсегда останется таким:
Я даже его вижу на улицах и городка Нью-Хайвен, Конектикут.
И на улицах Квабека, о чем говорят монтажи, которые по моим сюжетам составил Джордж Новиков.



 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru