Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ДЕЛО "ЖИВОДЁРОВ"
 
В Суворовском районном суде на этой неделе продолжили слушать
дело по обвинению Олега Мишанчука, сотрудника утильцеха, и его тещи Людмилы Крыкун в жестоком обращении с животными.

Задолго до начала заседания зал был наэлектризован и переполнен сторонниками защиты животных, в частности собак, о которых собственно и идет речь в этом процессе.

Пошел слух, что свидетельские показания должна дать кинорежиссер Кира Муратова. Зал встречает появление Киры Георгиевны аплодисментами.

А вот садятся на переднюю скамью подсудимые. Они находятся на подписке о невыезде, потому и приходят в зал заседаний без милицейского сопровождения. Приход подсудимых вызывает в зале новую волну обсуждений и нелестных выкриков в их адрес.

Судья В. Журик открывает заседание. Он говорит, что будет продолжен допрос свидетелей. Однако защитники животных заявили настолько обширный список свидетелей, состоящий чуть ли не из трех десятков человек, что судья предложил им выбрать нескольких человек, которые могли бы высказаться по существу дела.

А обвинение Мишанчуку (его, если не придерживаться строгих юридических категорий, можно назвать главным обвиняемым) и Крыкун касается периода с ноября 2004-го по 11 ноября 2005 года. Именно в этот день сотрудники милиции обнаружили в их доме собачий жир, предназначенный на продажу. Собачатина шла и на приготовление котлет и пельменей вроде бы для собственного потребления. Найдены были и две живые собачонки, которых еще не успели зарезать.

Представители Союза и Общества защиты животных предложение судьи восприняли неодобрительно, заявив, что важен каждый их свидетель.

В общем, допрос свидетелей начался. До вызова по одному они были удалены из зала - так требует закон.

После допроса первой свидетельницы судья вызывает свидетельницу Киру Георгиевну Муратову. Однако она: оказывается в зале, а не в коридоре. Судья недоволен тем, что нарушен закон. Но и Муратова тоже удивлена тем, что защитники животных включили ее в список свидетелей, ведь близкий по тематике фильм 'Астенический синдром' снимался ею в 1988 - 1989 годах и к данному судебному процессу никакого отношения не может иметь

В. Журик соглашается с ней, и Муратова остается сидеть в зале просто в качестве зрительницы.

Одним из первых допросили свидетеля, вызванного по инициативе следственных органов. После окончания ветеринарного учебного заведения молодой человек в 1998 году был направлен на работу врачом в утильцех. Он знал о психологических трудностях, с которыми придется столкнуться. Но то, что дело зайдет так далеко, и предположить не мог.

В его обязанности входили регистрация и усыпление животных с помощью хлороформа. Запускался хлороформ в бункер, где находились собаки. Дозы часто не хватало, и собаки оставались живыми в течение двадцати-тридцати минут; приходилось добавлять дозу второй и третий раз.

Потом возникла ситуация, когда хлороформа в утильцехе стало не хватать или на него решено было не тратиться. А собак убивать совсем негуманными методами. Но врач категорически отказался это делать. Тогда ему достаточно жестко объяснили, что сделают с ним самим: Не поработав и месяца, молодой ветврач вынужден был уйти, вернее, его незаконно уволили. Восстановиться через суд не удалось: как рассказал он в нынешнем суде, 'это была клоунада'.

Что интересно, по словам врача, на территории утильцеха тогда жила собака, любимая всеми теми, кто жестоко обращался с другими собаками. Вот такова человеческая натура.

Выступает свидетельница, живущая по улице Академика Королева. Она рассказывает, как работники 'будки', словив огромным сачком собаку, били ее, чтоб не визжала, о борт машины и о колесо. Причем по нескольку раз ловили собак уже стерилизованных.

Стандартная цена выкупа собаки - пятьдесят гривень.

Журналистка газеты 'Юг' Елена Марценюк сегодня выступает в качестве свидетельницы. В мае 2002 года ее черного пуделя работники утильцеха украли у нее буквально из-за спины, когда она выгуливала его на пустыре у дома. Женщина бежала за машиной до самой дороги с мольбой остановиться. Куда там:Зато в утильцехе за пятьдесят гривень собачку вернули. Но как? Шмякнув ее об землю: Последствия травмы были таковы, что в следующем году пуделя не стало.

Рассказала Елена Марценюк и о втором известном ей эпизоде, когда соседи, собрав сто гривень, выручили пса, жившего у магазина. Но он уже был настолько искалечен гицелями, что умер очень скоро.

Об 'успокоении' собак ударами о борт и колеса говорили и другие свидетельницы. Свидетельница Зима вспоминает, что когда она пришла выкупать собаку с сорока гривнями, гицели были очень недовольны, что не хватает десятки. Но нынешний подсудимый показался ей более человечным, чем его напарник. Однако эта иллюзия рассеялась, когда Мишанчук зажал собаку клещами и что есть силы швырнул ее о землю:

Суд будет продолжен.

---------------------------------------------------------------------------------
Борис ШТЕЙНБЕРГ, 'Одесский вестник'





 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru