Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
НУЖНО ИСКАТЬ НАСТОЯЩИХ УБИЙЦ, А НЕ РЕШАТЬ ЯЗЫКОВУЮ ПРОБЛЕМУ
 
В Апелляционном суде Одесской области началось новое рассмотрение уголовного дела по обвинению 28-летнего Александра Артюшенко в убийстве женщины. Областной суд приговорил Артюшенко к 13 годам лишения свободы. Верховный суд Украины приговор отменил и направил дело на новое рассмотрение.

В. Разводовская была зверски убита в декабре 2004 года в 36-й квартире дома ? 14 по улице Троицкой в Одессе; тело ее было обнаружено там же приблизительно через неделю-полторы после гибели. (Почему 'приблизительно'? Потому что дата смерти точно не определена, и разброс тут достаточно большой.)

А еще через несколько дней одесские оперативники, не имея ни единого доказательства вины человека, зато желая без 'глухаря' встретить
Новый год (что, естественно, должно было быть поощрено материально), задерживают в Ковеле Александра Артюшенко и незаконно вывозят его за тысячу километров от дома, в наш славный город, в Приморский райотдел.

Как рассказывал в суде А. Артюшенко, его, чтобы думалось-вспоминалось легче, подвешивают на вертеле между столами, просунув ноги через руки (не сразу и вообразишь такую картину), и начинают экзекуцию, избивая подвешенного по разным местам.

Затем меняют диспозицию: бывшего подвешенного (уже без штанов) усаживают на обильно политый стол и, видимо для соблюдения теплового баланса в организме, подводят к половому органу испытуемого электрический ток. Ни баланса, ни оргазма не получается - только потеря сознания. Процедуру повторяют с таким же результатом.

Тут и начальство подоспело. Явку не дает? Это что еще за партизан?

- Засуньте ему дубинку в задницу!

Угроза возымела: Получили они явку. Не подошла? Другую теми же негнущимися пальцами Артюшенко под диктовку написал.

Потом наступил черед сотрудников прокуратуры и специалистов судебно-медицинской экспертизы. Материалы дела стали с бессовестным цинизмом фальсифицировать, подгоняя их 'под Артюшенко'.

Никогда бы не поверил, что такое сейчас возможно, если бы своими глазами не видел документы. Но об этом и многом другом, о детективной сути уголовного дела мы подробнее поговорим в ходе освещения судебного процесса. Может, хоть на этот раз суд сможет выяснить, кто украл одежду с трупа, являющуюся важным вещественным доказательством, или зачем было нашим специалистам отрезать голову несчастной и девать ее неизвестно куда.

А сейчас об очень важном процессуальном моменте.

В своем определении коллегия Верховного суда Украины обратила внимание на такое серьезнейшее нарушение. Подсудимый и его адвокаты (вторым из которых является мать, ранее не имевшая никакого отношения к юриспруденции, но ради сына взявшаяся за это дело и блестяще опровергшая в ходе процесса неправедные доводы дипломированных юристов) обращались к суду с просьбой вести процесс на украинском языке, так как он является для них родным. Однако судебная коллегия областного суда во главе с судьей Сенатором в законной просьбе отказала.

Сейчас новый состав суда вроде бы решил слушать дело на украинском языке. Но вновь пошли какие-то движения с тем, чтобы убедить сторону подсудимого согласиться на ведение процесса на русском языке: мол, участие переводчика, который должен будет переводить на украинский язык документы и показания большинства свидетелей, слишком затянет процесс.

Правильно, затянет! Но чтобы этого не случилось, существует компромиссный, самый демократичный вариант: пусть Артюшенко со своими адвокатами говорит на украинском, остальные участники процесса - на русском или как им удобно (председательствующий, как довелось убедиться, прекрасно владеет и украинским, и русским). Почему обязательно на одном языке? Слишком серьезный вопрос решается, чтобы языковые дрязги заслоняли суть судебного процесса и мешали искать истину по делу.

А стремление добиться правды у нынешнего состава суда, похоже, есть.

P.S. Суд согласился с мнением подсудимого и его адвокатов вести процесс на украинском языке. А прокурор, поддерживающий обвинение, все равно был против, хотя сам украинским владеет прилично.

В разбирательстве сразу взят длительный тайм-аут: прокуратуре предложено перевести на украинский язык обвинительное заключение, а суд тем временем будет искать переводчика, у которого есть возможность поработать месяца три, а то и больше.

----------------------------------------------------------------------------
Борис ЕФИМОВ, 'Одесский вестник'






 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru