Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"ЛЕНИН УМИРАЛ СТОЯ "
 
Говорят, что праведные дела под покровом ночной тьмы не творят:

"Скорее! Ленина снимают! Людей бьют!" - такие крики разбудили мой двор ночью
3 августа - ну что поделать, живу я возле Куликова поля. Когда добежала до места событий, мимо меня промчались три "скорые". Памятник окружала живая цепь из нескольких сотен милиционеров и бойцов спецподразделений, стоящих за турникетами. Рядом с постаментом работал подъемный кран - рабочие натягивали на шею Ильича удавку. Один за другим поле штурмовали грузовики - слишком уж много камня им предстояло вывезти той ночью. Красную палатку, потирая ушибленные места, разбирал внешне знакомый человек. Ну точно - это же один из кандидатов в мэры Одессы, первый секретарь горкома КПУ Сергей Маргащук:
- Наших активистов и людей из ПСПУ увезли в больницу, - сказал он. - Больше 10 человек. Люди не позволяли подойти к памятнику, действуя, как диктовала не только совесть, но и закон, ведь Генпрокуратура и Приморский районный суд еще не вынесли решения относительно демонтажа памятника. Подозрительные лица в гражданском - они были все в татуировках - прибыли вместе с милиционерами и принялись растаскивать людей.
- Меня оттащили от памятника и вывихнули палец - вот только что в "скорой" сустав вправили, - показала посиневшую руку Светлана Дорошенко.
- А меня проволокли по асфальту. За что? Я проходил мимо и увидел, что избивают человека, а милиционеры на это спокойно смотрят и смеются, - возмущался Александр Глушенко. - Бросился на помощь и получил по полной программе.
- Он мне помог - били меня, - подтвердил Владимир Преображенский.
Когда я фотографировала 72-летнюю Анну Николаенко с перевязанной рукой (в "скорой" ей наложили повязку), милиционеры смеялись из-за турникетов и комментировали происходящее: "Смотри, бабка, сейчас вылетит птичка".
- Вы не знаете, кто палочку потерял? Под ногами валялась, - интересовалась заботливая гражданка.
- Так с ней же бабушка какая-то ходила - вот только куда подевалась бабушка?...
Здесь же, под ногами, валялись растоптанные очки.
Секретарь горкома КПУ Антон Дорохов собирал фамилии пострадавших, чтобы направить заявления в милицию. Вот только сами пострадавшие не верили в правовой исход этой затеи - "кого просить о помощи - тех, кто нас тут расшвыривал?".
Я подошла к оцеплению, показала удостоверение:
- Я хочу поговорить с рабочими - взглянуть на их документы, разрешающие демонтаж.
- Нельзя.
- Чей это приказ?
- Чей надо.
- Назовите свою фамилию.
- Начальства Приморского райотдела это приказ.
- Да пошли ты ее на: объясняешь еще,- донеслось из толпы милиционеров.
Позже кордон милиции не захотел пропускать к памятнику прибывших на место события депутатов Фоломеева (горсовет) и Гайворонскую (облсовет), которых попросту отпихнули турникетами.

Кого с радостью пропустили, так это начальника городского управления по вопросам охраны культурного наследия Владимира Мещерякова, который сказал, что демонтажем занимаются специалисты, которые ранее уже проводили аналогичные работы с памятником Ленину на киевском Майдане. Из разрешительных документов у него было только решение горсовета про "перем?щення пам"ятки м?сцевого значення" в парк Ленинского комсомола. Впрочем, этого было бесконечно мало для правомочности проводимых работ (полный список необходимых для переноса постамента документов мы печатали в прошлом номере нашей газеты в заметке "Куда ушли вожди?"). Мещеряков пообещал окружившим его людям, что "сегодня памятник демонтировать не будут", и сразу же после его слов на голову гранитного Ильича был надет целлофановый пакет, вокруг нее заискрило, голова поднялась в воздух и отправилась в грузовик. Мещеряков же ринулся фотографировать это перемещение - приятно, видимо, запечатлеть для потомков результат собственной работы.

Глядя на обезглавленного Ильича, милиционеры смеялись и набивали щеки "Сникерсом".

А старики плакали.

Так уходила история.

--------------------------------------------------------
Татьяна ГЕРАЩЕНКО
 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru