Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
М А Ф И Я .
 
18 мая 2002 года, 17-летний Л., сын бизнесмена и, прошу заметить, будущий адвокат и студент юридической академии - жестоко избил Людмилу Чимелину, хозяйку салона красоты и мать троих детей, 47 лет, красивую женщину, которая выглядила значительно моложе своих лет.

Избил просто потому, что принял на грудь лишнего, а когда его потянуло на "подвиги", Людмила случайно попалась ему под руку. Избил так страшно, что даже врачи не верили, что она выживет. Но она выжила. Чудом. Только практически ослепла. А после нескольких операций, в том числе и пластических (17-летний подонок раздробил ей кости скулы, глазницы, верхней челюсти, носа), изменилась до неузнаваемости. Судмедэксперт отнес вышеперечисленные травмы к тяжким телесным повреждениям (копия заключения в редакции).

Со дня совершения преступления прошел год. За это время Л. так и не понес наказание. Хотя нет - после содеянного он все-таки провел в отделении милиции несколько часов. Но в то время как муж потерпевшей на коленях умолял врачей спасти жену, Л. уже увозила из милиции машина с "прокурорскими" номерами.

НИЧЕГО СЕБЕ, СХОДИЛИ ЗА МОЛОКОМ...

18 мая 2002-го года не предвещало семье супругов Людмилы Чимелиной и Леонида Тирновенко ничего сверхъестественного.

Из показаний потерпевших:

Чимелина: "Около половины девятого вечера моя дочь и зять привезли к нам на улицу Дачную, 1-а, годовалого внука, чтобы оставить его на выходные. А около десяти его нужно было накормить и уложить спать. Но молоко для кормления скисло, вот муж с зятем и отправились за ним в ближайший магазин".

Тирновенко: "Выехав с зятем Александром Плешко из ворот нашего двора, мы увидели, что на проезжей части стоит группа парней - человек десять. Александр засигналил им, чтобы они освободили проезд, на что они стали громко и нецензурно выражаться и наносить удары по машине. А когда нам все-таки удалось проехать, мы, как и планировали, поехали за молоком".

Плешко: "На обратном пути группа парней все еще стояла на проезжей части. Когда мы подъехали к воротам дома, они окружили мою машину. Я начал выходить из нее, а один парень попытался вырвать ключ из замка зажигания. Другой в это время через окно стал бить тестя по лицу, а остальные - бить по машине. Леонид Петрович вышел из машины, а меня попросил отнести ребенку молоко... Я еще был во дворе, когда услышал его крик".

Тирновенко: "Я пытался урегулировать ситуацию мирным путем, надеясь, что молодые люди прислушаются к моему мнению хотя бы из уважения к моему возрасту, но, как выяснилось, я глубоко заблуждался - ко мне подошли трое парней из группы, двое из них заломили мне руки назад, а третий - начал бить".

Чимелина: "Мы с дочерью и сыном услышали доносящиеся с улицы крики моего мужа о помощи. Первым на улицу выбежал сын. Затем мы с дочкой. Мы увидели, что группа парней избивает моего мужа, лежащего на земле. Я стала истерически кричать, звала на помощь: "Милиция! Люди! Вызовите милицию!" Рядом находится дом одного из заместителей губернатора с охраной ** вот на их помощь я и надеялась. Дочка бежала за мной. Не успев добежать до дерущихся, я увидела, как из толпы выскочил молодой парень кавказской национальности и с криком "убью, сука!" нанес мне удар кулаком в лицо (имеется в виду тот самый Л. - авт.)".

Тирновенко: "Ее лицо моментально залилось кровью. Она истерически кричала... Кричала, что ей выбили глаз, сломали нос, а потом потеряла сознание".
Муж на руках отнес Людмилу в городскую больницу ?8, находящуюся в нескольких метрах от дома, откуда она было срочно отправлена в отделение челюстно-лицевой хирургии ГКБ ?11.

Она пришла в сознание только в семь утра. И знаете, отчего?
Чимелина: "Меня растормошил старший лейтенант милиции Плисецкий. Он просил подписать бумагу о том, что у меня нет никаких претензий к ударившему меня Л. - то есть, фактически, отказ от возбуждения уголовного дела. И это притом, что он видел перед собой человека, у которого вместо лица был кусок мяса и знал первичный диагноз: черепно-мозговая травма, перелом верхней челюсти, перелом носовой и глазной костей, удаление глаза!..."

А СЫНКИ-ТО ПРОКУРОРСКИЕ...

Во время пребывания Людмилы Валентиновны в больнице, родственники ничего не рассказывали ей о том, что происходило дальше. Ведь от услышанного у нее были бы все шансы схлопотать еще и сердечный приступ.

А события разворачивались следующим образом. Когда муж потерпевшей в шоковом состоянии, в крови (ему ведь тоже крепко досталось от "золотой" молодежи), постоянно повторяя, что-то вроде "он ее покалечил, покалечил", вернулся на место преступления, там уже находился вызванный соседями наряд милиции Киевского РО. Правда, правоохранителям так и не удалось с первого раза справиться с разбушевавшимися бугаями. А разбушевались они, собственно, потому, что праздновали день рождения одного из своих друзей (в тот день ему исполнилось 18 лет, остальным было по 17), выпили и не знали, куда приложить молодецкую удаль. В результате приложили ее к семье Чимелиной-Тирновенко. Так вот, завидев милицию, детки экстренно разбежались по домам звонить папам-мамам. И, надо же такому случиться, у них оказались очень даже не простые родственники и родители. Здесь вам и гендиректор крупного предприятия, и владелец прибрежного ресторана, хозяйка агентства по торговле недвижимостью, а вдобавок прокурор одного из ведомств (в недавнем прошлом - заместитель прокурора области) плюс еще два помощника прокурора... Так что представьте, какое количество "прокурорских" и прочих "крутых" машин прибыло к отделению милиции, когда будущих юристов (а большинство сынков являются студентами юракадемии) наконец-то задержали. Вообразите, сколько слов о законности и цитат из конвенции по правам человека выслушали оперативники от господ на "Волгах" и "Джипах". Да и детки на тот момент были несовершеннолетними. В общем....

Из свидетельских показаний сторожа ГКБ ?8: "Около 23.00., находясь в вестибюле больницы, я услышал крики женщины с соседней улицы Дачная. Выйдя на крыльцо, увидел толпу молодых людей, которые избивали мужчину в возрасте. Через несколько минут в приемный покой привели женщину, которая была избита компанией молодых людей. Минут через 20 на улицу Дачную приехали сотрудники милиции и забрали этих ребят. Где-то в четыре часа утра эти парни вернулись из отделения милиции. Они что-то искали в траве и смеялись..."

Вот вам и цена искалеченной жизни - всего-то несколько часов, проведенных в отделении. Кстати, в прямую обязанность сотрудников милиции входило не только взять с сынков объяснительные, но и направить их на экспертизу: на руках должны были остаться следы крови потерпевших и прочие улики - это раз. И второе - их требовалось отвезти в наркологическую лабораторию на предмет обнаружения в крови алкоголя или наркотиков, что тоже не было сделано.

Чимелина: "Участковый Плисецкий не стал возбуждать уголовное дело. А первичный диагноз, три перелома на лице, это, что - игры? Но время на придумывание сказок для деток было выиграно. Все они, словно под диктовку, стали писать, что меня ударил... муж".
Информация к размышлению. Через полгода после случившегося к Чимелиной пришла мать одного из инициаторов драки. Она попросила Чимелину отказаться от обвинения и предложила за это деньги. Чимелина отказалась. Тогда визитерша пригрозила ей "бояться этой стаи".

Вопрос: если "Чимелину ударил муж", а сынки - они так, просто погулять вышли, то зачем ей предлагали деньги? Взятка от невиновных людей? Как-то не логично.

РУКА РУКУ МОЕТ...

Чимелина: "Из больницы меня выписали 14 июня, а 18 июня уже было готово заключение судмедэксперта. Но, несмотря на это, дело было возбуждено только 8-го июля! То есть только через два месяца после совершения преступления, и только после моей жалобы прокурору города Анатолию Меденцеву, который взял дело под свой контроль.
Я приходила на прием к Меденцеву, но меня не принимали, объясняя это тем, что дело находится в прокуратуре Киевского района. Ехала туда, а мне говорили, что дело у Меденцева. И так постоянно. На все мои вопросы отвечали, что не обязаны давать какие-либо справки, и разговор окончен. А следственный органы, ведущие это дело, начали сталкиваться с постоянными препонами. Во-первых, дело постоянно изымалось для "надзора" прокурором города. Во-вторых, обвиняемая сторона на допросы не являлась. Ударивший меня Л., явившись к следователю один раз и узнав, что ему вменяют 296-ю статью Уголовного Кодекса ("Хулиганство"), оттолкнул следователя и сбежал. А потом перезвонил и сказал, что будет с адвокатом".

Информация к размышлению. Адвокатом Л. стала Любовь Меденцева, заведующая юридической консультацией Суворовского района и, по совместительству, жена прокурора города Анатолия Меденцева, контролирующего дело.

Чимелина: "Никто не запрещает адвокату выполнять свою работу - защищать человека. Но, когда речь заходит о деле, находящемся под надзором ее мужа, это выглядит, по меньшей мере, странно. Кому она несет полученные от подзащитного деньги - мужу или прокурору? И где от корки до корки "контролируется" прокурором это дело - на кухне или в столовой?"

... Передо мной лежит толстенная папка с жалобами и ходатайствами, которые в течение года Людмила Чимелина отправляла в различные инстанции - от районной прокуратуры до Администрации Президента. Речь в них идет о многочисленных нарушениях и волоките со стороны правозащитных органов: отказ от возбуждения уголовного дела на первоначальном этапе, изъятие дел у следователей, что, по словам последних, теоретически выглядело законно, а практически - издевательством, например, как только одна из следователей определила круг обвиняемых - дело тут же забрали (всего за год по этому делу сменилось три следователя, последний из них практически довел его до конца - ни к одному из следователей Чимелина не имеет претензий), неоднократные намеки со стороны правоохранителей на то, что дело может не дойти до суда, неявки подозреваемого на допросы.
Вот, например, весьма интересный ответ начальника следственного управления УМВД области Николая Кичука на жалобу Чимелиной: "Окончание расследования затянулось из-за неявок Л. к следователю и невозможности проведения ряда очных ставок с его участием. Расследование планируется окончить в январе 2003 года".
Я даже не о том, что дело планировалось окончить полгода назад, а оно до сих пор не сдвинулось с мертвой точки, а о замечательной фразе "из-за неявок к следователю". Ведь речь идет не о каком-то там подростке, который украл пачку сигарет, или проехался в троллейбусе без билета, а о преступнике, чьи действия тянут на 296-ю статью Уголовного Кодекса, часть 3 ("сопротивление гражданам, пресекающим хулиганские действия" - от двух до пяти лет), и на 121-ю статью часть 1 ("тяжкое телесное повреждение опасное для жизни в момент причинения, или повлекшее утрату какого-либо органа, либо его функций, или неизгладимое обезображивание лица" - от пяти до восьми лет). То есть, что нам хотят сказать? Что Л. может еще лет 10 не являться к следователю и преспокойно учиться "на юриста"? Что любой преступник (хотя не любой, а лишь тот у кого в роду много прокуроров) может калечить кого угодно, и милиция тут бессильна - ну, не может она без согласия самого преступника доставить его к следователю. И вот этот бред преподносят как норму?

Получается так.
Чимелина: "Чем же заслужили такой прокурорской любви эти детки? Только тем, что все (!) они являются детьми высокопоставленных лиц? Но самое интересное, что эти "хорошо воспитанные" детки (надо было видеть, как они избивали 54-летнего мужчину и 47-летнюю женщину) наши с вами будущие защитники закона. Они будут нас уродовать, калечить наши жизни и здоровье "законным путем", а мы будем платить налоги на их содержание..."
На первый взгляд, дело сдвинулось с места после визита потерпевшей к прокурору области Михаилу Косюте с ходатайством о передаче дела любой правозащитной структуре, лишь бы подальше от контроля прокурора города Меденцева. Тогда Михаил Косюта передал дело под контроль своему заместителю Стоянову.

Информация к размышлению. По словам потерпевшей, когда она пришла на прием к Стоянову чуть раньше назначенного времени и заглянула в кабинет, то увидела, что он ведет милую дружескую беседу с отцом одного из подозреваемых (тоже, кстати, прокурором) и начальником Фонтанского отделения милиции, откуда сынков отпустили без проведения экспертизы. Приятели что-то живо обсуждали и смеялись. Со словами "я все поняла", ей пришлось удалиться.

Чимелина: "А в начале марта я узнала, что дело вновь отправили в прокуратуру Киевского района! - туда, где отказали в возбуждении уголовного дела, и, где оно тянулось полгода! К тем, кто был изначально наказан прокурором области, кто волокитит дело до сих пор! С неприводами подозреваемых! Туда, где оно контролируется прокурором города Меденцевым!... То есть через год все вернулось на круги своя".

На мой вопрос, почему дело Чимелиной вновь затормозилось, прокурор Киевского района Александр Василенко (к слову, этот пост он занимает только два месяца) ответил, что оно вовсе даже не тормозится, а находится в производстве под контролем Генпрокуратуры Украины. Он назвал его "делом чрезвычайной сложности". И главным образом потому, что по его словам, очень трудно определить, кто же все-таки нанес удар Чимелиной. Ведь все обвиняемые стойко стоят на изначально выбранной позиции -"Чимелину ударил муж". И количество свидетельских показаний со стороны обвиняемых превышает количество показаний со стороны потерпевших (но ведь есть еще и свидетели третьей, не заинтересованной стороны. Причем, в деле есть из показания - авт.). А также добавил, что дело ведется беспристрастно, давление на следствие не оказывается, и цель у следствия - только истина!
Правда, Людмила Валентиновна Чимелина этого не ощущает. Ну, разве что недавно ее дочь нашла вставленную в дверь записку, в которой оперуполномоченный Криминальной милиции по делам несовершеннолетних (чтобы было понятнее, речь идет о структуре, которая именовалось раньше детской комнатой милиции) Киевского района просил связаться с ним по телефону "в связи с дополнительными следственными действиями по факту случившегося 18.05.2002 года на улице Дачной". М-да. Неужели засовывание пожеванной бумажки в двери квартиры, где Чимелина, между прочим, не проживает, называется сегодня "контролем Генпрокуратуры"? И при чем тут детская комната милиции?
* * *
В настоящее время Людмила Чимелина нуждается в длительном восстановительном лечении. Из-за тяжелой контузии она не может читать, смотреть телевизор и даже опускать вниз голову. Со слов лечащего врача, ей предстоит перенести еще ряд сложнейших операций. К слову, на ее лечение ушло 20 тысяч долларов, для чего пришлось распрощаться с семейным бизнесом - салоном красоты и баром.

Левая половина лица у Валентины Чимелиной обезображена и уже не подлежит восстановлению. Поврежден глазной нерв и, чтобы окончательно не ослепнуть, ей необходима операция стоимостью 6 тысяч долларов. Но денег на лечение больше нет. Одна надежда, что дело все-таки дойдет до суда, и сынки возместят семье Чимелиной расходы на лечение. Но "контроль над делом" осуществляется до того хорошо, что с каждым днем эта надежда становится все меньше и меньше.

Информация к размышлению. В Уголовно-процессуальном кодексе Украины есть замечательная статья номер 112, в которой четко оговаривается, что "по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 121 и частями 2, 3, 4 статьи 296 (именно тем, которые вменяются Л. - авт.) досудебное следствие производится следователями органов внутренних дел". А вот прокуратуре в процессуальном кодексе отведены статьи посерьезнее, например, 364 -"Злоупотребление властью или служебным положением", или 115 -"Умышленное убийство". Всего в распоряжении прокуратуры больше 130-ти статей. А учитывая, что за последние два года в городе не раскрыто практически ни одно заказное преступление, в том числе и ряд убийств, тот факт, что прокуратура так рьяно (но безрезультатно) взялась за дело по статьям "Хулиганство" и "Умышленное тяжкое телесное повреждение", наводит на серьезные размышления...

... Когда-то потерпевшая попросила приобщить к делу ее фотографии до и после удара Л. (хотя, достаточно было и заключения судмедэкспертизы), в надежде, что у тех, к кому оно попадет, может быть, проснется совесть. Эй, совесть?... Похоже, что она приняла лошадиную дозу снотворного.

Инна БОРИСОВА

P. S. Документы, подтверждающие факты изложенные в статье, редакция направляет в Генеральную прокуратуру Украины. Однако нам бы очень хотелось услышать версию тех самых "прокурорско-бизнесовых" родственников по поводу происшедших событий и их участия в судьбе своих отпрысков - будущих юристов.
 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru