Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
БАНДИТСКАЯ И КРИМИНАЛЬНАЯ ОДЕССА
 
"Воры действовали с увлечением"

Криминальную Одессу в стиле ретро неплохо иллюстрирует
следующий эпизод. В середине 1860-х в городской думе все настойчивее дебатировался вопрос о том, чтобы наиболее оголтелых нарушителей общественного спокойствия удалять из Южной Пальмиры за пределы энного километра. Местная газета так отозвалась на это предложение:

"Если бы и была возможность выселить из Одессы всех воров и мошенников, то город значительно бы опустел".

О технологии легального воровства по-одесски мы еще поговорим.
Что же касается традиционных способов похищения, то они отличались некоторым прямодушием, граничащим с наивностью.

- " У нас воруют сразу по двадцати мешков муки, по сто пар сапог, на несколько тысяч табаку, - говорил в одном из заседаний думы небезызвестный Семен Яхненко (тесть Андрея Желябова). - Впрочем, наши воры относительно еще хорошие люди... Петербургские или московские воры, отправляясь на промысел, принимают предосторожности, чтобы их не увидели: стараются не застать хозяина дома и т. п. У нас делается гораздо проще: наши воры отправляются с ломами в руках, и если ворота не поддаются, то их ломают; не проснется хозяин - обворуют и уйдут, а проснется - начинают с ним перебранку, а затем не уходят, а, так сказать, удаляются с достоинством".

Кое-какая статистика свидетельствует: будь многотомник
Гиннесса изобретен раньше, немало рекордов осталось бы за давними одесскими "артистами".

Призер номер один - из тяжелой атлетики. Когда из дома Беллино
на Театральной площади чуть ли не на глазах у всех была вынесена "английская железная касса весом 15 пудов" с ценными
бумагами на 20 тысяч и наличной тысячью рублей серебром.
На третий день этот сейф обнаружили в канаве, за Ботаническим садом. Разумеется, касса была разбита и пуста: не помогли ни хитроумные замки, ни вершковые стенки ("Одесский вестник", 1867, ? 231).

Кстати, о широко разрекламированных тогда "несгораемых английских железных кассах". Поблизости от вышеупомянутого дома Беллино располагался знаменитый "Английский базар" братьев Стиффель (ныне - Дерибасовская, 10), в котором продавались предметы роскоши, в том числе дорогие вина. В декабре 1863 года здесь разразился катастрофический пожар, и "общественность" бросилась вытаскивать из пламени все, что там уже совсем плохо лежало. "Вот низкорослый человек тащит под мышками две роскошные японские вазы и держит в руках по бутылке вина, - пишет взволнованный репортер, - что-то падает ему под ноги, он падает, поднимая кверху бутылки, и от ваз остаются одни дорогие черепки... Пожар привлекал к себе особенное сочувствие многих личностей...
Воры действовали с увлечением..."

Что до английских несгораемых касс, то с ними получилось как с теми калошами, о которых было сказано, что ежели владелец упадет в них с такого-то этажа, то они останутся целыми. Кассы и в самом деле сохранились вполне. Другое дело, что их содержимое обратилось в
"одни обугленные остатки бумаг", прежде всего - кредитных билетов.

Несомненно, угодило бы в "сборник Гиннесса" и следующее оригинальное объявление, адресованное "уличным хлыщам и мазурикам, именуемым у нас шарлатанами": "Похищены у меня десять полуящиков чаю на 600 руб. серебром. Прошу господ воров доставить мне обратно, за что получат с благодарностью половину стоимости, т. е. триста руб. серебр. наличными деньгами. Потомственный почетный гражданин Николай Моццо"
("Одесский вестник", 1866, ? 55).

Надо сказать, что переписка грабителей и ограбленных была в то время делом вовсе не экзотическим, даже обыденным. Так, один домовладелец раньше обычного вернулся к себе, где застал "работающего" мазурика. Хозяин не растерялся и запер дверь на ключ. Вор вынужден был ретироваться через окно второго этажа, бросив в комнате весь свой инструментарий.

На другой день пришла следующая записка: "Милостивый государь! Так как поживиться у Вас мне не удалось, а за свое злое (по отношению к Вам) намерение я наказан (ох как расшибся при падении из окна!), то, я надеюсь, Вы не пожелаете воспользоваться моими инструментами, как то: стамеской, маленьким ломом, напильником и ключами, а отнесете их мне за город, положите их возле забора Ботанического сада, завернув предварительно в газетный лист. Незнакомец"
("Одесские новости", 1893, ? 2533).

Растроганный домовладелец готов был уже потрафить любезному "профессионалу", но все инструменты конфисковала полиция.

Неповторимым одесским изяществом дышит и текст, оставленный в новогоднюю ночь ограбленному домовладельцу Шпигелю:
"Поздравляем Вас с Новым годом и берем на чаек некоторые вещи.
Не будьте в претензии"
("Одесский вестник", 1890, ? 2).



Бандитская Одесса глазами венеролога
----------------------------------------------------------
Виктор Файтвльберг-Бланк - личность в Одессе культовая.
С од-ной стороны, серьезный ученый, профессор, ав-тор множества
печат-ных трудов в области урологии, венерологии и сексопатологии,
один из первых медиков в городе, открывший частную практику, с другой -
знаток криминального мира и нравов его обита-телей, автор
публици-стического цикла 'Бан-дитская Одесса'.

*** 'Сонька-Золотая Ручка умерла от голода'

...Мы сидим в уютном дворике его собственного мини-отеля. Рядом - дача Жванецкого и пляж 'Арка-дия'. Периодически зво-нит телефон, а секретарь назначает время приема очередному пациенту.

- Увы, наша профессия еще долго будет востребо-вана, - удрученно взды-хает мой визави. - Бесп-лодие, урология, тяжелей-шие случаи венерических заболеваний по-прежнему актуальны. Я - потомст-венный врач, лечил раз-ных людей - от инжене-ров до партийных чинов-ников. В советские време-на вполне мог получить 'по шапке' за недоноси-тельство: нам ведь следо-вало сообщать обо всех больных, особенно из руководящих кругов. Я со-хранял конфиденциаль-ность, поэтому ко мне приходили и артисты, и чинов-ники, и бандиты...

Общение с последними и стало отправной точкой к изучению криминального мира Одессы. Профессору стало любопытно, что же это за люди, что лежит в основе их психологии...

После кропотливой рабо-ты в архивах (в том числе МВД) вышла первая книга цикла 'Бандитская Одесса', в которой многие знамени-тые криминальные лично-сти показаны такими, каки-ми были на самом деле.

- К примеру, Сонька-Зо-лотая Ручка в мифах - красивая женщина с изы-сканными манерами, - рассказывает Виктор Рафаилович. - На самом де-ле она не была красави-цей. Когда муж оставил ее одну с ребенком, Сонька решила зарабатывать на жизнь аферами. Сойдясь с одним одесским вором, устроилась в ювелирный магазин. Бриллианты и стали ее промыслом. Одна-ко многие легенды о 'под-вигах' Соньки - чистый вымысел. Достоверно же известно, что она основала в Одессе нелегальную шко-лу воровского мастерства для бездомных еврейских детей, которых крупные шулеры и воры обучали своему ремеслу. Она трати-ла большие деньги на это заведение, движимая иде-ей создать поколение 'благородных воров'.

Позже Сонька обеднела и не брезговала даже мелким воровством в автобусах и поездах. А вот могилка на Ваганьковском кладбище в Москве - не ее. Там покоится аферистка куда более широкого масштаба, баро-несса Мария фон Штейн. Сонька же банально погибла от голода при попытке бежать с Сахалина. В своих книгах профес-сор приводит немало при-меров, когда обычные бан-диты становились предста-вителями власти. Так, к примеру, герой граждан-ской войны Григорий Котовский сидел в одной
ка-мере с Беней Криком.

- Будучи генералом Красной Армии, Котовский вместе с бандитами проворачивал грандиозные афе-ры: 'шмонал' фураж, при-сваивал крупные денеж-ные пособия для красноар-мейцев, - поясняет мой собеседник.

*** 'Старые воры презирают убийц'

Он не защищает банди-тов, считая, как и Жеглов, что 'вор должен сидеть в тюрьме'.

- Я просто доктор, а они - пациенты. Многих ува-жаю. Хотя первое время чувствовал себя в этом об-ществе неуютно. Но я встречал многих старых во-ров, считающих, что убить человека - огромный грех. Они ненавидят, пре-зирают убийц, и могут по-карать в зоне так же, как и за насилие. Там - особая, суровая жизнь со своими законами. И дай Бог всем нам так выполнять наши законы, как они выполняют свои.

Виктор Рафаилович не считает себя посредником между криминалом и сило-выми структурами, откро-венно признаваясь: 'Я просто всех их лечу'. Не боится хорошо отзываться о тех, на ком стоит клеймо 'бандит':

- Был в Одессе такой авторитет, ныне покойный, Карабас. Его все называли Виктор Павлович и он был очень справедливым. Бес-предел в городе начался именно после его смерти...

Нынешние одесские бан-диты, по мнению моего со-беседника, люди самые разные. Среди них есть и интеллигенты с высшим образованием, которые
не хотят торговать на 'семер-ке'. Встречаются и бывшие спортсмены, 'отморозки', с которыми про-сто опасно разговаривать. Некоторые, разбогатев, создают банки.

Многим кажется стран-ным, что он общается с криминальными авторите-тами, почтительно называ-ющих его Профессор, и со-храняет при этом хорошие отношения с руководством колоний, уважительно от-носясь к работе оператив-ников.

- Слышали историю с бриллиантами на втором христианском кладбище? - спрашивает Виктор Ра-фаилович. - В 1918 году бежавший потомок гене-рал-губернатора Одессы Пустушкина, представителя старинного дворянского рода, зарыл в фамильном склепе бриллианты. А поч-ти 100 лет спустя именно здесь члены одной крова-вой банды решили склады-вать трупы своих жертв. Среди погибших были, в ча-стности, высокие чины КГБ Саратова, отдыхавшие в Одессе. Бандитов разобла-чили наши розыскники -подполковники Малярук и Коваленко, хотя сделать это было практически
не-возможно. Когда же из склепа были извлечены трупы, тогда и обнаружили клад, оцененный в $250 млн. Узнав об этом, банди-ты в отчаянии сами
проси-ли для себя высшую меру.

...Продолжить нашу бе-седу Виктор Рафаилович предложил в небольшом ресторанчике, где у него была назначена встреча. Вскоре к нам подсаживает-ся щуплый, неприметный человек. Начался оживлен-ный разговор, собеседники расспрашивали друг друга каких-то общих знакомых. На прощание этот господин улыбнулся мне какой-то ви-новатой улыбкой и тихо удалился. Позже стало из-вестно, что это был один из крупнейших криминальных авторитетов СНГ. Никогда бы не подумала!

- Если удастся найти спонсоров и экранизиро-вать 'Бандитскую Одессу', полагаю, этот фильм будет не хуже, а может, и лучше, чем 'Бандитский Петер-бург'. Ведь это тоже наша история, - убежден Вик-тор Файтельберг-Бланк. - Вторая глава криминаль-ной летописи будет посвя-щена 'героям' последнего десятилетия. Надо расска-зывать об этих людях, что-бы понять, почему они вы-брали такую стезю. Воз-можно, многие, прочитав книгу, задумаются и о сво-ем жизненном выборе...
_____________________________________________________
Татьяна ЛЯХОВИЧ, 'ВВ'. www.vv.com.ua



Начало бандитизма в ОДЕССЕ
-------------------------------------------
Сегодня мы внимательно следим за строительством нефтепровода между Одессой и Бродами. Каспийская и Казахстанская нефть пойдет через Одессу-Броды в страны дальнего зарубежья. Пропускная способность нефтепровода будет составлять до 14,5 млн тонн нефти в год.

Выгодные расположения Одессы и Брод сделали эти города побратимами уже с начала XIX столетия.

После поражения объединенных армий под Аустерлицем Наполеон Бонапарт навязал России и другим побежденным странам, в частности, Австро-Венгрии, Пруссии и другим эмбарго против поставки английских товаров в Россию и российского зерна в Англию. Нехватка зерна в самой Англии и отсутствие поставок из России, по мнению Наполеона, должно было вызвать голод в Англии и сделать английское правительство более сговорчивым с завоевателями-французами. То, что не смог сделать Павел I и за что он был убит российскими помещиками, торгующими зерном с Англией, должен был на основании унизительного для России Тильзитского мира выполнить император Александр I. Однако Александр I информировал Англию, что он всей душой с нею и эмбарго английских колониальных товаров будет номинальным, а границы прозрачнымы для этих товаров.

28 октября 1807 года Александр подписал манифест по случаю разрыва с Англией торговых соглашений и конфискации всех английских товаров и складов английских купцов, расположившихся в Российской Империи. То, что писал Александр I английскому правительству, и заверения, которые он им давал, полностью выполнялись. Дороги между Одессой и еврейским местечком Броды стала широкой для английских товаров, не обложенных таможенной пошлиной. Возникли крупные контрабандные шайки, которые промышляли провозом разнообразных товаров из Одессы через Броды в Австрию, Венгрию, Польшу, Пруссию и другие страны, вплоть до Франции. Из маленького бедного еврейского местечка Броды стали богатым городком с очень высоким уровнем жизни раннее бесправного и нищего еврейского населения.

В Одессе контрабандой занимались преимущественно греки, украинцы и поляки, а в Бродах русские и евреи. Контрабандный товар уходил из Одессы в Броды. В Бродах появились первые богатейшие купцы Шендерович, Сандошурский, Рошковский, Бродский и, согласно манифесту Александра I, они имели преимущество в ведении торговли во всех губерниях великой Российской Империи. Создавая преимущества для купцов-евреев, Александр I был твердо уверен: эмбарго Наполеона на английские товары является пустым звуком, разбивающимся об предприимчивость торгового еврейского купеческого класса. Особенно отличался Бродский. Он и его компаньоны переехали в Одессу, организовали торговый дом. Бродский и его компаньоны занимались не только контрабандой, но и различными торговыми сделками.

Следует отметить, что генерал-губернатор Одессы Герцог Дюк де Ришелье в период 1808-1812 годов способствовал развитию контрабанды по маршруту Одессы-Броды, прекрасно осознавая, что эмбарго Наполеона является для России не только пустым звуком, но и средством улучшения жизненного уровня ряда городов Российской Империи. Правда, некоторые зарвавшиеся купцы-контрабандисты пополнили ряды заключенных. Так, купец третьей гильдии Андрей Скоробатов наживался на поставке пряностей, идущих из Англии контрабандным путем. Совершив сделку с английскими предпринимателем, хозяином судна, он заманил его на берег в квартиру ? 6 по Екатерининской, 12, и убил его ударом по голове обухом топора. Спрятав труп, он вывез все товары в нынешний Херсон и продал их.

Дюк де Ришелье распорядился провести над убийцей-купцом открытый показательный суд, и тот поплатился десятью годами лишения свободы и выдачей детям хозяина судна, убитого Скоробатовым, 18 тысяч рублей золотом, что составляло для того периода колоссальную сумму.

Особенно потряс жителей Одессы суд над контрабандистом Николаем Семиоти - греком по национальности. Семиоти и его подельники Игорь Савицкий и Виктор Кокинаки в течение ряда лет доставляли контрабандный товар за границу через Броды. Когда один из представителей контрабандной шайки прибыл из Брод для расчетов, Семиоти убил его и труп закопал у себя во дворе на 7-й станции Большого Фонтана. Через полтора месяца, обеспокоенная семья убитого Галецкого в составе жены и двух детей в возрасте 16-ти и 12-ти лет прибыла в Одессу. Семиоти их очень радушно принял, но заявил, что он сам долго не видел Галецкого и желает знать, почему он не едет. Супруга Галецкого имела документ, выданный Семиоти о задолженности Галецкому 19-ти тысяч рублей золотом. Это и решило ее судьбу. Семиоти, Кокинаки и Савицкий вечером пришли к ней посовещаться, где можно искать Галецкого и какие у неё намерения. Они убили супругу и двух детей, а затем, как ни в чем не бывало, разошлись по домам.

Лишь через шесть месяцев усилиями начальника сыскного отделения Одессы того периода Николая Иванченко преступники были схвачены и предстали перед судом. Контрабандные товары, идущие из Англии, имели широкое распространение в Российской Империи. Особенно это относилось к пряностям из Индии, парфюмерии из Франции, продуктам первой необходимости из колоний. Жемчуг, завезенный из колоний Англии, являлся лучшим украшением российских модниц. Все эти товары доставлялись в Одессу, по катакомбам с моря переправляясь в центр города, а затем уходили в Броды, а оттуда в Австро-Венгрию, Пруссию и другие страны. До сих пор в некоторых дворах Одессы оставшиеся полуразрушенные колодцы имеют вход в катакомбы. Подельники ежедневно поднимали грузы и людей, их привозивших, из колодцев в одесские дворики, а оттуда товары с караванами отправлялись в дальние страныжья. Особенно в этом отношении прославился известный в Одессе зажиточный торговец - мещанин Евстрат Минаков Тимофеевич. Организованные им караваны контрабандных товаров отправлялись еженедельно, и общие суммы товаров достигали до 60-70 тысяч золотых, что на тогдашний период составляло не менее 500-600 тысяч долларов. Купец Минаков богател со сказочной быстротой. Но это кое-кому не нравилось. В челяди Минакова сформировались оппозиционные группы, включающие приказчиков Ивана Гринченко, Степана Вдовиченко и Наума Ходоровича. Они являлись душой заговора. По заранее спланированному плану, по пути Одесса- Броды, караван из 8-ми подвод и охраны из 5-ти вооруженных людей был остановлен группой вооруженных бандитов из 17-ти человек. Оружие у охраны было отобрано, а товары на девятнадцать тысяч золотыми были реквизированы и спрятаны неизвестно где. Однако Николай Иванченко после трехмесячных поисков обнаружил участников банды и их вдохновителей. Все они предстали перед судом и были осуждены на длительные сроки заключения.

Дюк де Ришелье жестоко расправился с контрабандистами. Он как честный человек, отдавший Новороссийскому краю не только все свои силы, но и свое состояние, умело расправлялся с теми, кто пытался противодействовать ему и его администрации в Одессе и во всем Новороссийском крае. Суды Одессы безжалостно судили всех тех, кто пытался нечестным путем обогатиться. В 1811 году прошло знаменитое дело братьев Челиби и братьев Розенбергов. Компания, организованная Челиби и Розенбергами, при контрабандной торговле быстро богатела и процветала. Группы рабочих из 18-ти человек делали специальные ходы в катакомбах, куда с рейда доставлялись контрабандные товары, а оттуда они проникали в центр города. Даже напротив нынешнего Оперного театра находили колодец, через который товары доставлялись в центр Одессы, а оттуда в различные города огромной Российской Империи. Однако для Челиби и Розенбергов все было мало. Они стали воровать красивых одесских женщин и доставлять их на контрабандные суденышки, откуда они попадали в увеселительные дома Турции, Греции, арабских средиземноморских стран. Многие среди украденных женщин уже в катакомбах начинали понимать, в какую петлю они попали. Некоторые из них кончали жизнь самоубийством, и их закапывали в катакомбах. Там образовались ряд живописных и хорошо обставленных комнат, где содержались украденные женщины.

Один из братьев Розенбергов - Александр, известный уголовной Одессе под кличкой Граф, познакомился в один из темных летних вечеров с молодой девушкой, которую он завлек в катакомбы. На следующий день выяснилось, что исчезла прибывшая на отдых в Одессу княгиня Лопухина, представительница одного из богатых и знаменитых княжеских родов России. Полиция сбилась с ног, ища пропавшую княгиню. По предложению Дюка де Ришелье решено было обследовать катакомбы. Были выделены большие воинские части и весь личный состав полиции для прочистки катакомб. Испугавшись, бандитская группа заковала Лопухину и для того, чтобы она не кричала и не привлекала к себе внимание, отрезали ей язык. Бедняжка была найдена в "мине" катакомбы и освобождена. Ришелье решил произвести показательный суд, но не успел. В полицейский участок ворвались князь из рода Трубецких - жених княгини Лопухиной со своими двумя друзьями - братьями Андреем Татариновыми и Николаем. Не успели полицейские опомниться, как эта группа начала стрелять. Через несколько минут были убиты выстрелами в упор руководители преступной шайки - Челиби и братья Розенберги и еще семеро рядовых бандитов.

Ришелье был очень раздасадован этим инцидентом, так как он был сторонником законности, но одновременно он душой понимал справедливый гнев разъяренного жениха и его друзей. Суд под аплодисменты публики признал князя Трубецкого и братьев Татариновых невиновными и освободил их из зала суда. Но вот оставаться в Одессе Дюк им не позволил. Под конвоем казаков их вывезли за пределы Одессы и посоветовали сюда впредь не возвращаться.

Говорят, что Трубецкой настолько уважал и боялся Дюка, что до конца жизни не посещал наш город.
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
В.Р. ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, академик.


1918г. . В то смутное время Одесса была сумбурным, суматошным городом с беспрерывно менявшимися властями - большевики, германцы, гетмановцы, петлюровские самостийники, белые, французские интервенты. И вся эта "политическая свистопляска" проходила на фоне безудержной спекуляции, грандиозных афер, разнообразного политического подполья и просто уголовного беспредела различных бандитов, во главе с некоронованным "королем Одессы" Мишкой Япончиком...

... Разложение пришедшей в Одессу французской армии было сделано в значительной мере антибелым жужжанием Одессы-мамы. А ведь никаких погромов еще тогда не было".

Тем временем Алексей Николаевич Гришин-Алмазов решил навести элементарный порядок в Одессе, избавить ее от распоясавшихся бандитов, которые устроили в городе настоящий "тихий погром". Помимо крупной буржуазии и остатков аристократии, которые обкладывались "данью и служили объектами воровских налетов, жертвами одесских воров частенько становились и добровольческие офицеры, которых бандиты обычно подкарауливали при выходе из ресторанов, театров и кабаре, для того чтобы ограбить, избить или убить их.

В ответ на бандитский террор военный губернатор Одессы объявил войну бандитам. В предместья Одессы, где в основном располагались бандитские "малины", были введены воинские подразделения и броневики. Бандитов нещадно расстреливали на месте преступления. Начались широкомасштабные облавы на одесских "жиганов", во время которых "отстреливались" все подозрительные.

В интервью газете "Одесские новости" в январе 1919 года Гришин-Алмазов сетовал: "То, что происходит сейчас в Одессе, внушает серьезные опасения... Одессе в наше безумное время выпала исключительная доля - стать убежищем всех уголовных знамен и главарей преступного мира, бежавших из Екатеринослава, Киева, Харькова".

Борьба Гришина -Алмазова против бандитизма была столь жестокой, что "король" одесской уголовщины Мишка Япончик (послуживший впоследствии прообразом Бени Крика из "Одесских рассказов" И.Бабеля) направил губернатору Одессы умоляющее письмо-просьбу. В нем были такие строки: "Мы не большевики и не украинцы. Мы уголовные. Оставьте нас в покое, и мы с вами воевать не будем". Но генерал не принял бандитского предложения...

Прочтя письмо Япончика, Гришин-Алмазов сказал Шульгину:
- Не может диктатор Одессы договариваться с диктатором уголовных.
И ничего не ответил ему.

Война продолжилась. Для широкомасштабных облав стали использоваться французские и греческие солдаты из союзнических войск. Вскоре было закрыто 44 притона бандитов, которые именовались буфетами, паштетными, трактирами...

С тех пор на Гришина-Алмазова уголовные устроили охоту - его машину стали обстреливать...
...Помимо борьбы с уголовщиной, Гришину-Алмазову, естественно, приходилось бороться и с разнообразным революционным подпольем, окопавшимся в Одессе, - большевиками, анархистами, эсерами, бундовцами, украинскими националистами и проч. Нередко это подполье настолько сплеталось с бандитскими элементами, что невозможно было различить - где кончается обычная уголовщина, а где начинается политический террор.

Яркий пример этому - совместная деятельность того же Мишки Япончика (Моисея Винницкого), Григория Котовского и Анатолия Железнякова (матроса Железняка) в борьбе с белой властью и французскими интервентами, борьбе, не гнушавшейся никакими средствами, вплоть до ограбления банков и тайных убийств из-за угла.

"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""


ИСТОРИЯ КРИМИНАЛЬНОЙ ОДЕССЫ
После того, как первые две книги из серии "Бандитская Одесса" разошлись приличными тиражами не только в Украине, но и в странах СНГ и дальнего зарубежья, в этом году вышла третья книга серии под названием "Вне закона" (автор: Виктор Рафаилович Файтельберг-Бланк - профессор, академик, член Союза журналистов Украины).

В легком и ненавязчивом - близком к художественному - жанре "Вне закона" продолжает повествование о реалиях и мифах одесского криминального мира. При этом все книги из серии "Бандитская Одесса" основаны на фактах и подтверждаются документами из Одесского областного архива, архивов канцелярии Одесского градоначальника, стола полицмейстера, жандармерии, тюремного замка, уголовных дел окружного суда и прокуратуры.

"Вне закона" - произведение вполне самостоятельное, в то же время является продолжением первых двух томов серии "Бандитская Одесса".
В этой книге автор показывает жизнь одесского уголовного мира в период с 1944 по 1971 годы, временами также возвращаясь в годы революции, гражданской войны и нэпа. Здесь вы найдете рассказы об известных в разное время одесских следователях: Иване Рябченко, И.В. Кольцове, историю друга Ильфа и Петрова - в прошлом следователя одесского ГубЧК Осипа Шора, который и стал прообразом Остапа Бендера. Неизвестные страницы из архивов ГПУ о судьбе академика Владимира Петровича Филатова, интереснейшие, подтвержденные документально, факты о налетчике Григории Котовском и исконном одессите Феликсе Дзержинском; об известных и легендарных аферистах Азефе, Вассе Джапаридзе, Гоцове-Волконском. Леденящие душу преступления банды Кучеренко, Грищенко, преступной группы Григория Грекова-Чалдона, банды людоедов с Чумной горы, банды Бабаева.
Интересные факты из жизни знаменитого "предводителя крестьян", анархиста южных степей - батьки Махно, умершего в нищете в Париже, не дожив всего несколько лет, возможно, до нового возрождения "дела анархии".

Дело Теофила и Святослава Рихтеров, дело преподавателей одесских высших учебных заведений. Всплеск преступности после освобождения Одессы в апреле 1944 г. и в послевоенные годы - неразбериха, огромное количество неучтенных ценностей, оставленных оккупантами и приходящих в Одесский порт от союзников по ленд-лизу.

Борьба с преступностью в Одессе во времена оккупации. Страницы из жизни возглавившего в послевоенные годы Одесский уголовный розыск Давида Курлянда. Жестокие послевоенные преступления "Черной кошки", банды Николая Павленко, банды Якименко. Крупные хищения в Одесском порту, на нефтезаводе. Послевоенный всплеск молодежной преступности, поножовщина, массовые побоища на танцплощадках в порт-клубе и на "майдане": блатные с Молдаванки, Слободки и Пересыпи - против "братвы" из мореходок (эти события уже помнят многие одесситы-шестидесятники). Банда "Тарзана", трагическая судьба известного одесского актера Василия Вронского. Авторитеты преступного мира 50-х годов - Женя Бандочка и Ешта, контрабанда золота, наркотиков и валюты в особо крупных размерах (дело Зураба). Малоизвестные строки о настоящем народном восстании против милиции на Молдаванке (ул. Степовая) в декабре 1960 года - с жертвами и даже попыткой повешения милиционера.

Времена Хрущева - всплеск проституции в Одессе. Крупнейшие финансовые и экономические преступления 60-х годов, в которых замешаны директора заводов, фабрик, торговой сети, махинации при продаже билетов на футбольные матчи и концерты, всплеск наркомании, развитие целой сети притонов и подпольных публичных домов, преступления сексуальных маньяков.

Преступные авторитеты более позднего времени: Пионер - Миша Хацис и Жокей, Александр Шевченко (Пигмей), Кацап. И, наконец, судьба дожившей почти до наших дней известнейшей аферистки, налетчицы, актрисы, поэтесы - "красной княжны" - фаворитки Мишки Япончика, Сталина, Якира, Якова Блюмкина, Александра Блока, контрабандистки и одесской женщины-водолаза - Раисы Лозовской-Нарышкиной. Все это и многое другое читатель может найти в настоящей россыпи познавательных и жутковатых, без мифов "о сладкой советской жизни", невымышленных историй.

Обо всем этом вы прочитаете в третьей книге из серии "Бандитская Одесса".
----------------------------------------------------------------------------
Евгений СТЕБЛИВСКИЙ.



ДРЕВНЯЯ ПРОФЕССИЯ
Из всех городов бывшей империи, пожалуй, только матерь отечественной преступности продолжает хранить 'славные' традиции древней воровской профессии Если вы, читатель, хотите увидеть классического вора-карманника - приезжайте в Одессу. То есть вы его, скорее всего, не увидите, но ощутить результаты нелегкого его труда сможете - готов дать гарантию. Вам для этого достаточно проехаться в часы пик в трамвае за номером пять. Но коли вам претят духота и давка, отправляйтесь на известный всему бывшему Союзу одесский толчок' - на седьмой километр. Если одесские карманники почувствуют в вас лоха (а как не почувствовать - все мы лохи, и папы с мамами у нас были лохами, и дети наши лохами вырастут), то вы в полной мере вкусите 'прелести', в которые погружается человек, лишившийся кошелька. За женщин, как говорят в Одессе, не скажу. Скажу за мужчин: в первые секунды после осознания случившегося кажется, что тебя кастрировали. Острые ощущения, хотя и на любителя.

Конечно, древняя профессия вора-карманника, щипача освоена повсюду. В каждом городе распавшейся империи вам расскажут впечатляющие легенды о виртуозах этого ремесла. Но Одесса на то и воровская матерь, чтобы придать сей подвижнической деятельности особый, ни с чем не сравнимый колорит.

Мне довелось стать свидетелем случая, который как нельзя лучше характеризует особенности одесских щипачей... Пожилой карманник лет пятидесяти пяти аккуратно выудил кошелек у одной из пассажирок того самого пятого трамвая. Пассажирка ничего не заметила, ничего не почувствовала. Казалось, этот щипач мог и вовсе ее раздеть, а потом одеть - самым вол-шебным образом. И еще казалось, что все! Дело сделано. Вор исчезнет. Женщина, сойдя на остановке, забьется в истерике. Так, наверно, и случилось бы в любом другом городе. Но Одесса все переиначила. Вор, проверив содержимое кошелька и выяснив, что в нем сиротливо скомкано всего лишь несколько мелких бумажных купюр, уложил добычу в кошелек и тут же вернул его в сумку. Стоит ли говорить, что гражданка продолжала пребывать в неведении касательно проводимых с ней манипуляций. Я подошел к пожилому вору на остановке и глупо поинтересовался: почему? На что пожилой и интеллигентный вор лишь улыбнулся и ответил ожидаемое:

- "Извините, моло-дой человек, но вы-таки меня с кем-то путаете"...

Николай Стручевич (он считается лучшим сыщиком на Украине, за восемнадцать лет работы поймал 1200 карманников!) сказал мне так:

- "Карманник старой закалки никогда не сработает" кошелек у женщины с ребенком или у старика. Кроме того, они умеют отвечать достойно, когда их задерживают с поличным, и ценить мастерство тех, кто их взял. Если его ловят, он не кричит, как в кино, что кошелек ему подкинули, а просто соглашается, мол, в этот раз твоя взяла, и отправляется за решетку".



* * *
Именно в Одессе тверже всего можно усвоил' лукавую аксиому, согласно которой карманный вор - не только профессия, но еще и диагноз, состояние души, если хотите, модус вивенди. Именно в Одессе можно встретить обеспе-ченных людей, весьма преуспевших в бизнесе, которые время от времени отправляются "сработать" чей-нибудь кошелек. Рискуют они совсем не корысти ради, а исключительно ради профессионального азарта. Они - бывшие карманники. Они больны своим ремеслом. По-другому они не могут.

Именно в Одессе по сей день существует элита щипачей. Это воры, перешагнувшие пенсионный рубеж. Их жизнь и судьба - карманные кражи. Элитные воры работают на самых доходных маршрутах городского транспорта, возле вокзалов и базаров. Контактов с воровской молодежью они практически не поддерживают. Напарников, без которых обычно щипачи не обходятся, кото-рые отвлекают жертву, которым в нужный момент сбрасывается украденный бумажник или кошелек, с собой не берут. Их профессионализм уже достиг того уровня, когда толпа и всякий человек из толпы сами раскрывают перед ними тайны хранения кошельков, бумажников и прочих денежных вместилищ.

Вот, скажем, Леня Султан. Родился он в далеком 1929 году. Выглядит совершенно безобидным интеллигентным старичком. Но с годами его мастерство достигло поистине не-мыслимых вершин. Его техника вызывает трепет. Он заткнет за пояс любого престидижитатора в мире. Его знание клиентов - на уровне мистики. В своем деле он примерно то же самое, что Рихтер и Горовиц за фортепьяно - да простят читатели мне такое сравнение. Он может все. Технических трудностей для него не существует. Очень опасный человек. Куда опаснее и фатальнее молодых карманников. Вообще пожилые одесские щипачи выглядят очень интеллигентно, на работе всегда подтянуты, респектабельны, чрезвычайно внимательны и обходительны. Порой им достаточно помочь какой-нибудь даме сесть в трамвай, чтобы даже не прощупать, а понять - душой и сердцем - где хранятся деньги. А если опыт-ный одесский карманник знает сие заветное место, считайте, что денег у вас уже нет. К слову... Женщины считают, что деньги и вообще все важное и дорогое лучше всего хранить, пардон, на груди. Допускаю, что в других городах это романтическое убеждение справедливо. Только не в Одессе.

Одесский воровской мир по праву гордится мастерами, которые 'расписывают" бюстгальтер и вынимают деньги так ловко, что дама еще долгое время пребывает в блаженном неведении.


* * *
Надо сказать, что одна из самых ярких страниц в истории одесских щипачей связана с женщиной... Лет десять тому назад некая Зоя, сожительница одесского вора Николая Красько (Карася), должна была передать крупному су-дебному чиновнику весьма немалую сумму, выделенную из общака, за тем, чтобы изменить статью для еще одного одесского вора - Сократа. До сих пор непонятно, почему Зоя решила ехать на столь важное свидание в трамвае - от стадиона "Спартак" до кинотеатра "Родина". Это был самый разработанный карманниками маршрут. Влезть в "пятерку" да еще и с такими бабками - все равно что мытье в ванне с пи-раньями. Выходя из трамвая, Зоя увидела аккуратнейшую "роспись" (то бишь прореху) на сумочке. Мгновенно вспомнила пожилого, лет пятидесяти, грузина с черными усищами, который ей лукаво подмигнул. Отдадим Зое должное, она не подалась в бега, а явилась с повинной к Карасю, который, по странному стечению обстоятельств, сидел за столом и бездумно рисовал чью-то физиономию. После того, как Зоя выслушала его вердикт, где и каким образом ей предстоит отрабатывать потерянные деньги, Николай спокойно спросил: "Грузин, говоришь. Значит - с усами. Смотри, такие у него?" И он достоверно нарисовал усатую часть предполагаемого грузина. Постепенно на листе появилось вполне конкретное лицо, настолько конкретное, что оказавшийся рядом уже упомянутый Леня Султан, не зная причины художества, вдруг в сердцах выдал: 'Келла (это он так звал Николая), эти звери забили все маршруты. А вот этот, Джамал Потийский из "пятого", столько выдаивает, что мне и в лучшие годы не снилось"...

Когда грузинский вор узнал, каким образом его вычислили, он произнес фразу, ставшую исторической:

- "Да это, в натуре, картина Репина "Приплыли".

И что вы думаете... Через короткое время Николай был коронован в воры в законе именно как Репин. Красивое погоняло - не то что какой-то Карась. Джамал деньги, разумеется, вернул, но вскоре взял убедительный реванш за свою промашку. Настолько убедительный, что сумел осуществить заветную мечту всякого стареющего вора - уютный домик у ласкового моря, садик с цветущими розами и холодное пиво на столе. Это было вошедшее в сокровищницу современной криминальной истории Одессы знаменитое дело с генералом из штаба округа. С согласия одесской братвы Джамал провел генерала по всем дантовым адовым кругам - в результате чего генеральский плащ из натуральной кожи оказался слегка поцарапан, а из генеральского нагрудного кармана исчез один документ, ценность которого выражается в том четырехэтажном особняке на Кипре, куда совсем уже пожилой вор в законе Джамал Потийский перебрался пару лет назад. Красиво - правда? В Одессе всегда любили красивое.


* * *
Щипач, как известно, профессия, в основном, мужская. Так и в Одессе: на девять карманников приходится одна карманница. Впрочем, эта одна может вполне стоить девятерых. Особенно, если она - цыганка. Одесские цыганки - вообще особая статья. Каким-то запредельным чувством они распознают "жирного" и лопоухого клиента. Они заранее знают, какая их ждет добыча. Терпеливо ждут, вычисляют, ведут жертву... И если цыганке не помешают форс-мажорные обстоятельства, то клиенту сохранить свои деньги будет практически невозможно. Не секрет, что цыганки каким-то мистическим образом владеют психологическим оружием. В обществе, живущем во власти стереотипов и комплекса неполноценности, это оружие действует безотказно. "Хочешь, скажу тебе, кто твой злейший враг?" - говорят одесские цыганки лоху. Расчет в высшей степени мудр: каждому хочется узнать имя своего заклятого врага. Лох цепляется на крючок, он уже ничего не видит, глаза горят: кто, кто, кто?

Особенно знаменита среди цыганок-карманниц Одессы Горбатая Вера. Мастерство ее с годами не потускнело, мало того - она выказала недюжинный педагогический талант, раз за разом отправляя на улицы и городские рынки "выпуски" своих пестро разодетых, крикливых и профессионально глазастых учениц. Имя Горбатой Веры также занесено на криминальные скрижали Одессы - рядом с еще одной одиозной, эпатажной, известнейшей личностью, с женщиной по имени Соси (именно так) Дорен, шестидесятилетней проституткой.

Одесские проститутки, кстати, тоже освоили карманное ремесло. Нет, дорогие путаны им грешат крайне редко. А дешевые, из тех, кто специализируется на... скажем так, на французской любви... так эти - сплошь и рядом. Работа у них быстрая - в подворотнях, в машинах. Пока клиент пребывает в экстазе, шаловливые ручонки обшаривают карманы его брюк. Раньше всего, разумеется, задний.


* * *
Как и все в бывшей империи, вырождаются и воровские традиции. Молодое поколение одесских щипачей состоит, в основном, из наркоманов, людей обреченных и безответственных. Есть и среди них профессионалы, но не того уровня, большинство молодых не брезгует ничем, ни о каких воровских принципах знать не хочет. Сегодня юноша ездит в трамвае, завтра залезет в чью-то квартиру, послезавтра ограбит кого-то на улице или украдет с лотка пачку сигарет или блок жвачки. Его не волнует качество работы, он не боится "запала" - единственная цель: любой ценой добыть денег на дозу. Он получает удовольствие не от работы, а от нар-котиков. Тем не менее каждый из таких любителей рискует нажить "цурес" на свою голову, если окажется в одном транспорте с настоящим профессионалом. Истинным щипачам не нравится, что "наркомы" "палят участки" своею грубой работой - это во-первых. Во-вторых, еще существует сходка воров (после гибели Киселя, авторитетного вора в законе, масть в Одессе держит Шарик), и наказание может не ограничиться штрафом.

Часто в Одессу приезжают щипачи из Николаева, Херсона, из Молдавии - они платят дань одесским ворам за право поработать в прибыльном месте. Очень сильные профи наведываются из Грузии. Правда, южанам порой недостает выдержки, и они могут ограбитъ внаглую. Одесситы тоже, когда засвечиваются, отправляются на гастроли в другие города. Неоднократно наших щипачей брали в Кишиневе - там сильная группа сыщиков, специализирующаяся на карманниках.


* * *
Впрочем, одесситы далеки от того, чтобы умиляться "произведениям" древнего воровского искусства. У них и раньше-то жизнь была непростой - о нынешних временах и говорить не приходится. Поэтому своих щипачей они не жалуют. И при случае мстят им жестоко и по полной программе.Я видел, как одесскую карманницу Марину Остапову вынесли из 9-го троллейбуса, бросили оземь и, не дожидаясь милиции, переломали тяжелой обувью девять пальцев на руках. Что ни говорите, а щипачом, будь он хоть семи пядей во лбу, быть опасно.
Даже в Одессе.

"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Олег ТОМАШЕВСКИЙ



Одесса криминальная
---------------------------------
Журнал "Мигдаль Times" часто упрекают в комплиментарности евреям.
Избитая фраза 'евреи - тоже люди', от которой несет слащавым антисемитизмом, может быть прочитана и в другом контексте: ничто человеческое евреям не чуждо, в том числе и нарушение моральных и общественных запретов.
Ну что ж, 'вы хочете плохих евреев, их есть у меня', а уж в истории Одессы - тем более.

Если говорить 'за Одессу-маму', то она завсегда во всем первая.
Во всяком случае, Михаил Светлица утверждает, что именно в одесской тюрьме была придумана азбука перестукивания, заложены азы блатного жаргона ('фени'), и понятия 'рэкет' и 'крыша' также зародились в нашем городе, 'где 'искусство жить' во многом зависело от степени приспособления к почти всегда соседствующему бандитизму на разных 'культурных' уровнях'. И даже, говорят, анархия тоже была изобретена 'на Малой Арнаутской'.

У зарождающейся Одессы было три особенности, имеющие отношение к нашей теме. Во-первых, сюда устремились 'беглые люди', во-вторых, в надежде на новую жизнь сюда съехались из местечек евреи, и в-третьих: 'Портовый город, как и все подобные города, развивался параллельно с подпольными притонами... публичными домами и целой индустрией древнейшей на земле профессии' (М. Светлица).

Но как случилось, что воспитанные на моральных заповедях Торы, запуганные и забитые в черте оседлости евреи стали на скользкий путь?

Миф о городе, где все становятся свободными и богатыми, привлек сюда многих. Богатыми стали лишь единицы. Свободными? Да, многие евреи, переехавшие в Одессу, быстро освободились от традиционных устоев. А уж их дети, все еще многочисленные... они-то и стали жителями района еврейской бедноты, даром что называвшегося Молдаванка.1

Проще всего было бы считать, что бедность, потеря моральных устоев и вольные нравы города и породили феномен массовой еврейской преступности. Однако М. Светлица приводит и другие примеры:

'На это их толкали и бедность, и любовь к острым ощущениям. Известный одесский вор Лев Беркович был сыном богатого купца.
А у единственного еврея-декабриста Григория Переца, получившего высочайшим приказом дворянское звание, сын Петр был вором-домушником, уголовным 'авторитетом', который был убит в 1859 г, при попытке к побегу. В городе 'работал' скупщик краденного 'по-крупному' и вор по совместительству Исаак Перельман. Один из его сыновей пошел по стопам отца, а два других... учились в Сорбонне (Франция). Промышляли в Одессе вор-карманник международного масштаба М. Розенберг, аферист Гофман и 'пальтовый' вор Розенфельд, 'работавший' по ресторанам и кафе города, а также 'на выезде' - в Москве, Петербурге, во Франции и Скандинавии'.

К. Паустовский упоминает о случае, который, с одной стороны, демонстрирует наличие в Одессе 'традиционных' евреев, а с другой, разбивает миф об их вечной приниженности и запуганности: 'В очереди стоял кроткий старец еврей в длинном, до пят, потертом черном пальто и пыльном котелке. Улыбаясь и покачивая головой, он добродушно рассматривал очередь через необыкновенно толстые очки. Время от времени он вынимал из кармана пальто маленькую книгу с выдавленным на черном переплете золотым щитом Давида, прочитывал одну или две страницы и снова прятал книгу в карман.

Это был, конечно, ученый, может быть, даже цадик, старый философ с Портофранковской улицы. Все злоключения жизни не могли смутить его ясный дух, его расположения к людям и погасить улыбку в его голубоватых детских глазах.

Около очереди вертелся и приглядывался к ней развязного вида молодой человек в маленькой кепке с пуговкой. На ногах у него сверкали растоптанные туфли канареечного цвета. ...Молодой человек соображал,
как бы незаметнее и без скандала втереться в очередь. Наконец он увидел старика с книгой. Старик этот, естественно, показался ему воплощением кротости и непротивления злу. Тогда молодой человек решился. Он ловко просунул плечо между стариком и его соседом по очереди, деликатно отжал старика назад, стал перед ним и небрежно сказал:

- Я извиняюсь!

Старик, все так же кротко улыбаясь, согнул руку, немного отвел в сторону свой маленький острый локоток, примерился и вдруг стремительно и сильно ударил этим локотком молодого человека в грудь под самую 'душу'. При этом старик сказал совершенно спокойно, как бы внося поправку:

- Нет, это я извиняюсь!

Молодой человек икнул, отлетел и ударился спиной об акацию. Кепка упала у него с головы. Он подобрал ее и пошел, не оглядываясь, к перекрестку. Только на перекрестке он наконец обернулся, погрозил старику кулаком и сказал, всхлипывая:

- Каторжанин! Старый бандит!'.

Итак, в Одессе сформировался новый (со времен Маккавеев и Бар Кохбы) тип еврея - 'с кулаками'. Во время погромов одесские бандиты участвовали в отрядах еврейской самообороны. Одна из составляющих мифа об одесских робин гудах - борьба 'за справедливость'. В свой новый 'бизнес' одесские евреи привнесли элемент 'творческого подхода', еврейского юмора и 'форса'. Прибавьте к этому галантные манеры (правда ведь, приятно, когда вас грабят интеллигентно?), обаяние одесского языка и блатного жаргона, в немалой степени построенного на основе идиш, и одесские песни. Какой мальчишка после этого не захочет податься в бандиты?!

Но оговоримся сразу - грабили и убивали! - и никакие мифы не оправдание.

Свое отношение к 'романтичным защитникам' недвусмысленно высказал Жаботинский в романе 'Пятеро' в диалоге с Сережей, который привел некоего Мотю для участия в отряде самообороны:

'- Это что за тип? - спросил я у Сережи, когда тот ушел со своим пакетом. - Не сердитесь - но не сплавляет ли он барышень в Буэнос-Айрес?

- Вы, кабальеро, жлоб и невежда: те в котелках ходят, а не в каскетках. А вы лучше расспросите брандмейстера Мирошниченко про пожар в доме Ставриди на Слободке: кто спас Ганну Брашеван с грудным дитем? Мотя. Пожарные сдрейфили, а Мотя с халястрой2 двинули на третий этаж и вынесли!

- Что вынесли?

- Как что? Ганну и дите. Мало?

- А еще что? Не на руках, а в карманах?

Он очень радостно рассмеялся.

- Правильный постанов вопроса, не отрицаю. Но вам теперь какие нужны: честные борцы за мелкую земскую единицу - или головорезы с пятью пальцами в каждом кулаке?'

Советская власть безжалостно расправилась с бандитизмом. Статус уголовника в новом обществе был сведен на низшие ступени и лишен всякого налета романтики.

Однако с 'зоной' советские граждане были хорошо знакомы - и во времена сталинских репрессий, и в брежневский период. Поэтому блатной фольклор пользовался успехом даже у интеллигенции.

Т акое криминальное явление как 'коррупция' не советской властью было изобретено, но, если в советские времена коррупция 'стыдливо прятала личико', то в постперестроечные потеряла всякий стыд. В прессу просачивается некоторая информация о современном криминальном мире Одессы. Но очень трудно отделить правду от лжи, а тем более, заполнить лакуны умолчания.

Об одесском уголовном мире написаны книги :
=== 'Гоп-Стоп. Одесса бандитская' А. Барбакару и
=== 'Бандитская Одесса' В. Файтельберг-Бланка.
Не знаю, как во времена Мишки Япончика реагировал бандитский мир на прессу о себе, но очень сомневаюсь, что сегодня возможно написать правду об одесских 'разборках', 'авторитетах', а главное - о коррупции.

Виктор Рафаилович Файтельберг-Бланк, врач-уролог, венеролог и сексопатолог, по роду деятельности знаком с преступным миром не понаслышке. Уверена, что он о многом умалчивает, и, судя по его интервью (Л. Воронкова, 'Сегодня'), не удержался от романтизации своих 'героев':

'- Бандиты бывают разные. Убийц не любит никто. К беспределу все плохо относятся. Бандит - это как профессия. У них свои законы, и они их соблюдают. Дай Б-г каждому так соблюдать свои законы. Просто не верится, что перед тобой бандит: образован, приятен в общении, часто занимает немалый пост. Но если он в своей работе исповедует бандитские методы - значит, это бандит. Это плохо. Но некоторых из них я уважаю, потому что иногда воровской закон даже лучше чиновничьего.

...Я просто врач, а они мои пациенты. Но о каждом из них, как о человеке, я знаю многое. Многих уважаю, поражаюсь их способностям. Одесский лозунг 'Надо делиться!' они усвоили хорошо. Конечно, первые пять-шесть лет я чувствовал себя в этом обществе неуютно. Все же люди это отсидевшие, с нарушенной психикой.

...В других странах с бандитами активно борются. У нас же милиция сама коррумпирована настолько, что не каждый бандит с ней может тягаться...'

Недавно в одном лечебном заведении я слышала, как медсестра говорила практиканту-арабу: 'Одесситы - люди мирные. А вот вы понаехали - арабы, евреи, чеченцы... Вот от вас-то и вся преступность'.
Я не стала объяснять ей, кого включает в себя понятие 'одесситы', и что к евреям нынче надо применять другой глагол - 'уехали'. Но я точно знаю, что нападения - то ли по национальному признаку (и на евреев, и на арабов), то ли с целью ограбить и жестоко избить - в нашем мирном городе за последние два года приобрели массовый характер, и совершают их подростки и молодые люди, хоть и прописанные в этом городе, но не имеющие понятия, что такое 'одесситы'.

Вспоминая религиозного еврея у Паустовского, расскажу недавний случай. На приезжего раввина (урожденного одессита) было совершено аналогичное нападение. Молодым людям пришлось очень быстро ретироваться - раввин владел приемами бокса.

Но, увы, у меня немало знакомых, женщин, юношей и даже мужчин, которые не обучались самообороне и были ограблены и избиты.
Что-то неладно в одесском королевстве.

-------- ?68"Мигдаль Times" Инна НАЙДИС _________________

Прим... --------------------------------------------------------------------------------
1 - Так назывался район, отведенный для поселения молдаван, границы его все время менялись (сведения из книги Д. Донцовой 'Молдаванка')
2 - Слово 'халястра', пришедшее в идиш из польского, означает 'сброд',
'шайка', 'орава'



'Конечно, все знали о существовании уголовной элиты - 'криминальных авторитетов', 'воров в законе', - проводящей время в дорогих ресторанах. Однако даже этот экзотический вариант успеха не выглядел сколько-нибудь завидным: в конце концов, вор должен был пройти через тюрьму, жить рискуя, 'под колпаком' у милиции, ежеминутно опасаясь ареста или ножа в спину'.
=== Константин Крылов

'Однако преступники, особенно незаурядные, умеют быть нужными людьми, дружба с которыми помогает решать разные личные проблемы. К тому же они умеют 'производить впечатление' и не лишены своеобразного обаяния. В случае надобности 'втянуть' в свою среду того или иного человека не так уж сложно. Наконец, их субкультура может казаться интересной и оригинальной, а ее трансляция 'в массы' - интересным художественным экспериментом. Не случайно так называемая 'богема' всегда гордилась своими связями в 'сомнительных кругах'. 'Сомнительные' обычно платили взаимностью. Например, в советское время 'блатные' старались не задевать 'артистов', а при возможности - наводить мосты и строить с ними отношения. Столь же не случайной оказалась и полная, стопроцентная криминализация 'художественного мира' в постсоветские времена, когда 'смычка' между этими слоями превратилась в 'мост дружбы', с оживленным двусторонним движением по нему'.
====Константин Крылов


Где можно со вкусом "посидеть" в Одессе?
------------------------------------------------------------
Где и за что "отбывали" звезды?
Николай Годовиков (Петруха из "Белого солнца пустыни") неоднократно привлекался, в частности, 2,5 года отбыл во Владимирской колонии строгого режима, откуда вышел в 1993-м. Сережа Шевкуненко ("Кортик", "Бронзовая птица") - он же впоследствии криминальный авторитет (кличка - Шеф, Актер) - зимой 1995-го вместе с матерью расстрелян в своей квартире. Певец Сергей Захаров сидел в "Крестах" и "на химии" в г. Сланцы: драка. Валентина Малявина (дочь генерала, актриса, первая жена Збруева, муза Тарковского и Кайдановского, фильмы "Иваново детство", "Король-олень") - 6 лет за убийство собственного мужа, отбывала в "Бутырках". Александр Новиков, автор знаменитой песни "Извозчик", 2 года находился под следствием и 6 - в колонии усиленного режима - на лесоповале. В 1995 году популярный автор реабилитирован - "за отсутствием состава преступления". Вот и пиши после этого хорошие песни...


А как у них? В Донецке "закрывают" больше, да...?

В Донецкой области управление по исполнению наказаний включает аж 20 подразделений - в основном, исправительные колонии. В пгт Ольховка, правда, есть спецзаведение для лечения больных туберкулезом.


Многие десятилетия пенитенциарная система - система исполнения наказаний - была полностью закрыта для широкой общественности. Это породило немало легенд, мифов и баек о "зоновской" культуре и особенностях этой специфической структуры.

Всего в Украине 134 исправительных колонии, 33 следственных изолятора.

Из них в Одесской области - 7 учреждений: 4 исправительных колонии,
2 следственных изолятора и, как ни странно, ЛТП. Для сравнения: в Донецкой области таких учреждений - 20! "Комсомолка" решила без купюр рассказать о дислокации всех мест заключения Одесщины.


Без купюр - о дислокации всех мест заключения Одесщины.

ОДЕССА
* Южная исправительная колония ? 51.
Предназначена для содержания лиц, осужденных впервые. Содержится в колонии 1465 человек. Основана она в 1958 году.

* Черноморская исправительная колония ? 74.
Предназначена для содержания осужденных женщин. В настоящее время здесь находятся 1260 человек. При колонии имеется Дом ребенка, в котором в нормальных условиях содержатся 66 детей в возрасте до 3 лет. Основана как филиал для женщин в 1890 году. Дважды реформировалась - в 1953 и в 1961 годах.

* Одесская исправительная колония ? 14.
В данный момент здесь содержатся лица, осужденные к строгому режиму содержания. На сегодня числятся 1762 человека. Основана в 1944 году сразу после освобождения Одессы от фашистов.

* Одесский следственный изолятор.
Расположен в помещении старого тюремного замка, построенного в 1894 году. Предназначен для лиц, совершивших преступления, в отношении которых судом принята мера пресечения в виде содержания под стражей. Здесь в настоящее время сидят 127 человек.


Измаил
Измаильский следственный изолятор также размещается в тюремном здании, построенном в далеком 1862 году. Сегодня в нем содержится 574 человека.


Ширяево
111-й Ширяевский исправительный центр. Предназначен для лиц, которые совершили преступления по неосторожности или средней тяжести. Содержится 128 человек. Основан в 1982 году.



Вилково
Вилковский лечебно-трудовой профилакторий, один из двух оставшихся в Украине, был основан в 1959 году как учреждение закрытого типа, а в 1979 году перепрофилирован в обычный ЛТП. Содержится 68 человек. Занимаются переработкой камыша, сельхозработами.


Только цифры или Разбойники на первом месте

На момент подготовки материала к печати в 7 подразделениях области содержалось около 7,4 тысячи заключенных. Из них 75 человек - за умышленные убийства, 765 - за разбой, 3 - за хищение огнестрельного оружия, 2 - за бандитизм, 1 - за захват заложника и другие преступления.


Кстати, но в Одессе была лучшая тюрьма в империи!

На Пятом международном тюремном конгрессе, который проходил в Париже в июле 1895 года, Одесская и Московская пересыльные тюрьмы были признаны лучшими в Российской империи среди 895 подобных заведений.

""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Подготовил Иван Михайлов. " КП "

Редакция (сайт тоже) благодарит за помощь в подготовке материала начальника государственного департамента по вопросам исполнения наказаний в Одесской области генерал-майора внутренней службы Александра Галинского.

*** 13 июня 2006


ЛЕГКИЕ ДЕНЬГИ

Профессия таксиста или просто водителя, занимающегося извозом пассажиров, имеет довольно глубокие корни, и сегодня многие люди избрали этот способ заработка. Появлению пресловутых стоянок такси мы обязаны вовсе не советскому периоду нашей истории. В начале века, когда каждый извозчик имел свою медную бляху с номером (ну чем не 'шашечки'),
были отведены специальные места для 'отстоя' около вокзалов и присутственных мест. Извозчикам строжайше запрещалось, например, подъезжать к крыльцу вокзалов. Пассажир должен был сам подойти и взять извозчика. Кроме этих требований, были и другие. Вот, например, что было записано в правилах столетней давности: 'Они (извозчики) обязаны иметь одежду без заплат другого цвета, содержать экипажи в исправности, чистоте, с фартуками - летом, а зимой - с полостями. С наступлением сумерек зажигать фонари на экипажах и ставить оные в один ряд вдоль тротуара'.

Кстати говоря, извозчики (так же, как и многие современные таксисты) обычно запрашивали за проезд столько, сколько им приходило на ум.

Извозчики были трех основных 'сортов': лихачи - самые дорогие, но и быстрые, и экипажи были у них гораздо лучше; собственно извозчики - золотая середина и 'ваньки' - дешевые и без удобств. Ожидать седока у ресторанов и трактиров было привилегией лихачей. 'Ваньку', если бы он осмелился встать рядом с ними, в лучшем случае просто прогнали бы вон. В Одессе в начале века существовал уже тариф на перевозки извозчиками. Расценки разнились по времени суток. Дневная такса была на десять копеек меньше ночной и действовала с 7 часов утра до полуночи. Кроме таксы, установленной на определенные маршруты, была и почасовая.

Многие помнят, как неимоверно трудно в советское время было 'поймать' на улице такси. Если вам и посчастливилось остановить машину с 'шашечками' на борту, то это вовсе не означало, что вы уедете. Как правило, 'шефу' было либо не по пути, либо он ехал в парк, либо еще что-нибудь. Дожидаться такси на так называемых стоянках, особенно в ночное время, мог только чудак. Около же вокзалов и аэропорта всегда приходилось сначала 'договориться' с водителем, а уж потом, плюнув на все, сесть и уехать.

Были и частники, которые возили кого угодно и куда угодно, лишь бы заплатили. А еще если им с пассажиром оказывалось по пути, то мало кто отказывался от легкого заработка денег, особенно если их не хватало.

Одним из таких 'таксистов-частников' был Игорь Павличенко. Молодой парень в возрасте 28 лет, недавно защитивший кандидатскую диссертацию. За полгода до защиты ему встретилась очаровательная девушка Ольга Безаготий, которая и разбила сердце молодого аспиранта. Прошло немного времени, и они сыграли свадьбу, на которой Игорю отец подарил свой автомобиль. Спустя несколько месяцев, Ольга сообщила супругу радостное известие - она ждет ребенка. Радость Игоря не имела границ.

Теплым летним вечером 18 июля 1989 года супруги решили сообщить матери Ольги, что та в скором будущем станет бабушкой, для чего поехали на поселок Котовского. Новоиспеченная бабушка очень обрадовалась услышанному, и вместе они до ночи проговорили о будущем росшего в утробе матери чада.

В путь домой семейная пара отправилась далеко за полночь. По дороге Игорь рассказал Ольге о том, что он, когда возвращается от ее мамы, частенько подвозит попутных пассажиров, зарабатывает тем самым неплохие деньги. Ольга возмутилась услышанному, сказав мужу, что люди бывают разные и чтобы тот был очень осторожным в этом ремесле. Игорь заметил, что с ним ничего не может случиться, так как он спортсмен и даст отпор любому. Сразу же после этого разговора они свернули на улицу Суворова (сейчас Приморская), которая проходит возле Морского вокзала. На дороге Игорь увидел четырех молодых людей, пытавшихся остановить попутные машины. Игорь решил продемонстрировать супруге, как он может зарабатывать деньги, и остановился возле ребят. Молодые люди сразу предложили хорошую сумму денег за поездку. Игорь согласился, усадил всех четырех на заднее сиденье своего авто.

Молодые люди были изрядно пьяны. Незадолго до этого они весело отдыхали в баре теплохода 'Евгений Вучетич', в который их пригласил товарищ, Игорь Бабак, пришедший из очередного рейса.

Ночными пассажирами были Александр Федчь, Сергей Литовченко, Александр Белый и Эдуард Гордиенко. Все неместные. Федчь родом из села Устиновка. Как впоследствии выяснилось, ранее судим, а на тот момент снимал небольшой домик на Фонтане, где представлялся воином-афганцем. Белый был просто безработным, также ранее судим. Гордиенко учился в ПТУ. Литовченко, родившийся в Калуге, учился в ОТИПП им. Ломоносова на первом курсе и жил в общежитии на улице Тенистой, куда они и сказали ехать Игорю.

Во время поездки Литовченко тихо предложил Федчу и остальным друзьям развлечься - угнать машину, покататься и бросить ее. На что пьяная компания с удовольствием согласилась. Повернув на Тенистую, Литовченко попросил водителя остановиться, не доехав до указанного места. Вместе с Федчем они сзади схватили Игоря за волосы и перегнув его голову через сиденье, приставили к голове пистолет-зажигалку, а к шее нож.

Игорь попытался вырваться от нападавших. Тогда Федчь ударил его рукояткой пистолета-зажигалки по голове, сказав: 'Если ты будешь рыпаться, то пристрелю', а Литовченко еще сильнее прижал острие ножа к шее, продолжая угрожать расправой в случае дальнейшего сопротивления.

Игорь перестал сопротивляться и попросил не трогать его жену, сказав что она беременна. Но на бандитов это не подействовало. Пока Федчь и Литовченко удерживали Игоря, Белый и Гордиенко вышли из машины, открыли дверь со стороны Ольги, из бардачка вытащили 11 аудиокассет. Увидев, что на Ольге есть серьги, цепочки и кольца, начали все срывать. Когда Белый хотел снять с девушки золотые сережки, подаренные матерью на свадьбу, она начала сопротивляться. Тогда Белый ударил ее кулаком в живот и силой содрал с ушей серьги.

После этого Литовченко, под угрозой ножа, который он держал у шеи Игоря, пересадил его с места водителя назад, между Белым и собой, а Федчь занял место водителя.

Управляя автомобилем, Федчь поехал в сторону пляжа 'Аркадия', а затем вдоль моря, по так называемой трассе здоровья в сторону парка Шевченко. По пути он остановил автомобиль. Вышел и позвал за собой Литовченко, который передал нож Гордиенко, чтобы продолжать удерживать его у шеи Игоря.

Выйдя из машины, Федчь и Литовченко договорились, что они уедут за пределы города, где оставят водителя с женой, чтобы дальше беспрепятственно использовать автомобиль и отдалить время, когда Игорь и Ольга сообщат о преступлении в милицию.

После разговора Литовченко вновь сел назад и забрал нож у Гордиенко. Федчь сел за руль. Выехали из прибрежной зоны в город. Далее преступники двинулись в сторону села Маяки Беляевского района Одесской области.

Всю дорогу Игорь умолял бандитов отпустить его жену. Неоднократно просил высадить ее где-нибудь возле больницы, говорил, что она беременна и ей может стать плохо, что она не будет сообщать в милицию, а он останется с ними и продолжит путь. Никакой реакции на его отчаянные просьбы не было.

Федчь продолжал вести. Проехав в селе Маяки мост через реку Днестр и отъехав от него примерно на полтора километра по автостраде Одесса - Рени, бандит свернул с дороги в сторону реки и остановился.

Водительская машина открылась и оттуда вышел Федчь. Открыв заднюю дверь, он сказал своим друзьям: 'Тащите его к тому дереву', и Федчь, Литовченко и Гордиенко, выйдя из машины, волокли за собой Игоря и оттащили его к дереву.

Федчь угрожал Игорю применением пистолета-зажигалки, который выглядел как боевой, а Литовченко ножом. Заставили Игоря присесть. Гордиенко завязал ему сзади руки куском ткани, найденной в автомобиле. После этого Федчь начал требовать, чтобы Игорь лег на землю, но тот отказался выполнить требование. Тогда Федчь сказал, что убьет его и он больше с земли не встанет. Узел был слабый, и Игорь сумел освободить руки. Затем вскочил на ноги и стал оказывать бандитам сопротивление, хорошенько побив Гордиенко и Федча.

Федчь, Литвиненко и Гордиенко не ожидали сопротивления и очень испугались. Опасаясь, что Игорь может убежать, втроем повалили его на землю и начали избивать. Затем Федчь и Гордиенко взяли Игоря за руки, а Литвиненко начал наносить ему удары ножом в грудь, спину и шею. Затем Гордиенко, откинув руки Игоря набросил на шею удавку, изготовленную из куска ткани, и стал его душить. После того как Игорь перестал оказывать сопротивление, Гордиенко убрал с шеи удавку, а Литовченко ножом нанес по шее Игоря полосующие удары.

Игорь после всего этого сумел еще собраться с силами. Воспользовавшись тем, что его никто не удерживает, он вскочил на ноги, однако Федчь нанес удар рукояткой пистолета-зажигалки по голове, тем самым сбив его с ног. Поднявшись, Игорь начал отбегать к камышам. Федчь начал кричать ему вслед, что будет стрелять, Игорь упал, но выстрела не последовало.

Бандиты были уверены, что убили Игоря, ведь, как впоследствии показало судебно-медицинское заключение, у пострадавшего было сотрясение мозга, 22 раны щитовидного хряща, шеи и правой лопатки. После этого они сели в автомобиль и поехали в Одессу. Теряющий сознание Игорь еще слышал, как они уезжали, но уже ничего не мог сделать.

По дороге жена Игоря Ольга умоляла пощадить ее и ее будущего ребенка, за что и была пересажена на заднее сиденье автомобиля, где ей к горлу приставили нож и пригрозили расправой, если она не замолчит.

Федчь, дорогу которому указывал Гордиенко, приехал на 8-ю станцию Большого Фонтана и заехал в лесопосадку. Затем он достал из багажника пляжное покрывало, на виду у Гордиенко, Белого и Литовченко изнасиловал Ольгу.

После этого бандиты с находящейся в шоковом состоянии Ольгой вновь поехали на улицу Тенистую. По предложению Федча, заведомо зная, что Ольга беременна, и с целью сокрытия своих преступлений решили ее убить как единственного свидетеля. С этой целью Федчь, дорогу которому указывал все тот же Гордиенко, вместе с остальными членами преступной группы поехали к обрыву склона у моря. При подъезде к обрыву Литовченко набросил на шею Ольги кусок матерчатой тесьмы от майки, найденной им в автомобиле. Этим куском тесьмы он сильно сдавил шею Ольги, а Белый, сидевший слева от нее на заднем сиденье, подавлял ее сопротивление, удерживая за руки. Ольга, отчаянно сопротивлялась. Она пыталась освободиться от удавки, но ее руки были скованы Белым. Видя, что Литовченко в течение длительного времени не может задушить Ольгу, Белый отпустил ее руки, схватил за шею и стал душить вместе с Литовченко, при этом закрывая девушке рот и нос. Так они ее душили до тех пор, пока изо рта не пошла кровь.

Федчь и Гордиенко, видя, что девушка ослабела, вышли из машины и подошли к обрыву присмотреть удобное место, для того чтобы сбросить автомобиль и труп Ольги.

Но Ольга все еще была жива. Тогда Литовченко взял нож, которым резал ее мужа, и начал бить ножом в висок и кричать: 'Сдохни же, сука!'. Нанеся более 10 ударов, он увидел, что девушка все еще подает признаки жизни. Тогда он схватил за тесьму-удавку и потянул тело к задней двери, затем вверх и прикрепил свободный конец удавки к заднему кронштейну багажника, закрепленного на крыше автомобиля, таким образом подвесив Ольгу.

Убедившись, что она мертва и им пора приступать к сбрасыванию автомобиля с обрыва, преступники обшарили весь салон и багажник, вытащив магнитофон, колонки, 300 рублей и документы Игоря. После этого Федчь вновь сел за руль автомобиля, к которому была подвешена Ольга, и подъехал к обрыву, ведущему к морю. Чтобы окончательно скрыть следы преступления и уничтожить автомобиль, он оставил двигатель включенным, рассчитывая на взрыв автомобиля после падения. Затем они все же вместе столкнули автомобиль с обрыва и разошлись по домам, решив, что обо всем позаботились.

Но отвечать за содеянное пришлось. Игорь остался жив. После потери сознания он пролежал до самого утра, потом, очнувшись, двинулся в путь, несмотря на многочисленные раны. Пройдя полтора километра, добрался до моста через Днестр и там уже вызвал скорую помощь и милицию. Уже в больнице рассказал сотрудникам милиции о случившемся, и они незамедлительно начали поиск преступников. Искали бандитов недолго. Быстро вышли на их знакомого Бабака, который и вывел следствие на преступников.

Обвинителем по этому делу была прокурор Трухина А.А. Тщательно рассмотрев материалы, полученные в ходе следствия, она настоятельно требовала для всех участников преступной группы смертной казни - расстрела. Прокурор мотивировала это чрезмерной жестокостью и цинизмом, с которым молодые люди убивали ни в чем не повинных супругов. В ходе следствия подсудимые не признавали свою вину. Белый даже написал в прокуратуру о том, что его избили, и поэтому он подписал показания, но, как впоследствии выяснилось, ничего подобного с ним не происходило. Федчь был преступником с большим стажем. Выяснилось, что он помимо этого зверства совершил еще и ряд квартирных краж и разбоев. Понимая, что ему придется отвечать за все совершенные преступления, а особенно за последнее, он решил совершить побег из СИЗО ? 1. Для этого специально заточил прут и, воспользовавшись тем, что камера была открыта, покинул ее. Пробежав по коридору, преступник напал на охранника. В процессе борьбы нанес ему удар прутом в левое предплечье, только потом был задержан работниками СИЗО. Суд учел это еще более отягчающее обстоятельство.



Приговор суда был суров, но для совершенного преступления справедлив:

Федчь А.Г. - смертная казнь - расстрел с конфискацией всего личного имущества;

Литовченко С.А. - смертная казнь - расстрел с конфискацией всего личного имущества;

Белый А.В. - 14 лет лишения свободы с конфискацией всего личного имущества.

Гордиенко Э.В. - 15 лет лишения свободы с конфискацией всего личного имущества с отбыванием срока в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.
--------------------------------------------------------------------------------
Файтельберг-Бланк


КТО ВОЗЬМЕТ БИЛЕТОВ ПАЧКУ...
С середины 60-х годов в Одессе стало появляться множество относительно обеспеченных людей. Моряки дальнего плавания, работники торговли и сферы услуг, спекулянты, крупные чиновники и генералитет, цеховики - воротилы теневого бизнеса - составили костяк новой элиты. К тому же в Одессу из-за границы и со всех сторон Советского Союза стали прибывать обеспеченные туристы, а также гастролеры-мошенники, для которых Одесса была одним из четырех самых прибыльных городов СССР вместе с Москвой, Ленинградом и Ригой.

В Одессе того времени распространилось мошенничество с поддельными лотерейными билетами, которые якобы выигрывали машину. Это было стопроцентным попаданием. Во-первых, люди тогда боялись показывать свои дополнительные доходы, ведь возникал резонный вопрос: откуда у чиновника, получавшего 120 руб., деньги на покупку 'волги'. Во-вторых, 'волгу' просто так и купить было негде. Тогда это был большой дефицит. Поэтому граждане сами шли в руки к мошенникам, надеясь стать обладателями престижной машины. В Одессе часто кидали с помощью мошенничества приезжих из солнечных Закавказья и Средней Азии. Как их называли тогда - 'детей гор'.

На фальшивых лотерейных билетах специализировалась шайка молодого жителя Ленинского района города Якова Миркина и некого Генриха Фрайберга, которые, несмотря на свою молодость, уже сидели за подлог и мошен-ничество и вышли по последней хрущевской амнистии. Яков сколотил группу из семи мошенников, у каждого из группы были свои отведенные роли. Причем часть счастливых билетов искусно подделывалась гравером, а часть даже не подделывалась, а предлагалась лоху подлинной. Но в этом случае подделывалась сама отпечатан-ная таблица выигрышных билетов, что вывешивалась в сберкассе за несколько минут до того, как братки приводили очередного лоха. Отпечатывались такие таблицы тайно в одной из одесских типографий, в количестве всего 3-4 штук. Лох сверял номера подлинного лотерейного билета с фальшивой таблицей и, убедившись, что он выиграл машину, просил работника кассы проверить подлинность билета. Получив утвердительный ответ о подлинности, ни о чем не догадывающийся лох выкупал билет у мошенников, которые, получив деньги, быстро исчезали. В 1967 году шайка была разоблачена, и ее организаторы получили большие сроки. Приезжие в Одессе сталкивались с мошенниками прямо в 'золотом', или (как позднее он был назван) 'бермудском треугольнике'. Вокзал - Привоз - ЦУМ. Это был главный район кидал, цыганок-гадалок, попрошаек, мелких аферистов, наперсточников... Не менее знаковой была известная на весь Союз толкучка-барахолка, где вам продавали контрабандный американский товар или настоящую французскую косметику, сделанные на Малой Арнаутской набравшими силу цеховиками.

За импортными шикарными вещами многие жители СССР направлялись в Одессу, зная, что моряки Черноморского флота и иностранные моряки обязательно привезут что-то новомодное. Многие возвращались в свои тамбовы и урюпински с действительно иностранной вещью, проданной, скажем, женой моряка. Но были частенько и попадавшиеся на удочку мошенников. В районе 'золотого треугольника' и толкучки аферисты просто кишели. Так, шайка некого Льва Грача по кличке Птица дурили гостей города таким образом. Продавец с большой сумкой заграничных товаров находит своего покупателя, тот, в свою очередь, приценивался к товарам, примерял вещь, торговался и наконец сходился в цене, пакуя предложенный товар. Но тут наигранно испуганный продавец заявлял, что приближается милиция и нужно срочно менять дислокацию торга. Продавец и покупатель быстро перемещаются в какой-нибудь ближайший подъезд, где происходит заветный акт купли-продажи. Но придя домой, покупатель обнаруживает в кульке вовсе не желанную вещь (типа итальянского плаща или американских джинсов), а ветошную тряпку. Шайка Птицы из 'золотого треугольника' подсовывала зазевавшим лохам и куклы, когда, взяв уже деньги, продавец в последнюю минуту решает не продавать товар из-за мнимой боязни милиции. Часто вещи, продаваемые подручными Птицы, были хотя и новыми, но целиком советскими, только сдобренными импортными лейблами.

В конце 60-х годов активизировались в Одессе и угонщики машин. Они уже научились работать с частным транспортом. Угонщики не только угоняют, но и перекрашивают машину, перебивают номера на кузове, подделывают новые документы, продают машины... Некоторые машины разбирают на запчасти и продают частями, какие-то перегоняют в другие области и союзные республики. То есть налаживается целая преступная индустрия с мастерскими и цепочкой связи во многих городах СССР.

В Одессе утвердилась грузинская автомобильная мафия Гурама - Жоржа Жоржания, числом до 30 человек. Угонщики - местные малолетки. Они открывали машину и отгоняли ее к условленному месту. Далее за руль садился взрослый угонщик и отгонял машину на базу - в подпольную мастерскую на Бугаевку, где машину перекрашивали. Несовершен-нолетним ничего не угрожало, если их застукают милиционеры в момент угона. Разве что штраф родителям и словесное порицание. Пацан всегда мог сказать, что хотел просто покататься и вернуть машину на место. Машины открывали часто простым перочинным ножом, далее оставалось только соединить проводки. В Одессе с группой Гурама конкурировали во второй половине 60-х Шеф - Григорий Шевченко и Алик - Александр Шаргородский, он же Глебов, - местные столпы угона, каждый из которых имел свою армию в 15-20 человек и свои подпольные автомастерские в предместьях Одессы.

Тогда же входила в моду и операция 'Попутчик', когда сердобольный водитель, взяв голосующего на улице пассажира, потом имел много неприятностей. У Гурама было пять боевиков, которые ночью садились в машины и заказывали адреса - отдаленные тупики и переулки. Там водителя грабили до нитки и уводили машину на базу.

60-е годы - золотое время карманников, расплодившихся в Одессе как грибы после дождя. Милицейские разработки того времени говорят о 800-1000 карманников в Одессе в летний сезон, которые совершали в год до 1 миллиона мелких краж, причем о большинстве из них лохи даже не сообщали в милицию. На учете в милиции состояли всего 200-280 карманников или подозреваемых в карманных кражах. 80% карманников действовали корпорациями - семьями. Карманники-толкачи устраивали давку, толкали лоха, отвлекая его, в то время как напарник толкача, пользуясь ситуацией, очищал карманы клиента. Множество воров бомбило санатории, дома отдыха, пляжников, разомлевших под южным солнцем. Частыми были встречи с карманниками в трамваях с номерами 28, 27, 5, 1.

Тогда же карманным промыслом занялись псевдослепые а ля Паниковский и псевдоглухонемые, что наровили постукать по карманам клиентов. В ЦУМе действовала группа таких глухонемых карманников некого Винта - А. Крюкова, а трамвайные группы самых престижных курортных маршрутов возглавлял Барон - Г. Барановский. Часто лохов опытные карманники (группа 2-4 человека) подстерегали еще на одесском вокзале и вдавливались вместе с ними в переполненные трамваи и автобусы. Там, в поту и давке, и освобождались от денег карманы отдыхающих. В автобусах, трамваях, электричках изредка появлялись и фальшивые контролеры, собиравшие неплохую мзду на билетах и штрафах.

В начале 70-х в Одессе, в основном в курортных зонах, у вокзала, на базарах утвердилась игра, которая последующие четверть века станет основной игрой мошенников, - наперстки игровые. Она приносила огромную прибыль уголовной казне и была основана на азарте, корыстолюбии, элементарном угадывании.

Эта игра предполагала продуманную режиссуру, четкое исполнение и устойчивое преступное сообщество в 5-10 человек, в их числе мастер-наперсточник - 'низовой', что обычно имеет 25% с игры, 3-5 подставных - 'верховых' - советчиков, сочувствующих, зазывал, мнимых игроков, 2-3 боевика прикрытия, возможно, еще несколько человек - маяки на атасе, что подавали сигнал опасности (и милиции) свистом или условным криком.

В Одессе существовали тогда 3-4 районных бригады наперсточников, которые, как правило, имели своего пахана и спецотряд тренированных хулиганов. Такое криминальное сообщество могло в своем составе иметь четыре-пять точек и до 40-70 человек. Именно они давали начало и первоначальный капитал бандитским шайкам. Игровые часто не ограничивались только наперстком и в 'свободное' время занимались воровством, шулерством, аферами и разбоем. Постепенно наперсточники, накопив немалый капитал, начали прикармливать - замазывать глаза милиции.

Забегая вперед, надо отметить, что некоторые одесские игровые стали в 90-е годы солидными бизнесменами, с легкостью престу-пая все законы.

Говоря о благословенных годах застоя, нельзя не вспомнить об элитарной (для преступного мира) профессии каталы. На пляжах, вокзалах, в электричках, такси, на частных квартирах работали технари-каталы, а мастера - 'гусары' или 'катранщики' гнездились в роскошных квартирах или номерах престижных здравниц, пансионатов, гостиниц. Летом они съезжались в Одессу из многих районов СССР. Некоторые работали бригадами. 'Гонщики' ищут 'пиджака' - так называют лоха. Интересно, что среди высшей партийно-советской элиты Одессы того времени было несколько любителей преферанса, играющих на большие ставки. Они играли на квартирах - 'катранах', и 'гусары' часто позволяли им выигрывать (форма взятки), чтобы иметь покровителей на вершинах власти. Так постепенно сращивались власть и криминал.

Во второй половине 60-х годов в Тбилиси даже существовала подпольная 'академия преферанса', в которой семидесятилетний преферансист обучал подающую надежды молодежь секретам карточного мошенничества. Из этой 'академии' вышло несколько профессиональных одесских катал 70-х годов. Интересно, что в 50-60-е годы карательные органы каталами не интересовались, и они утвердились в обществе. Создалось семь основных школ катал: московская, тбилисская, одесская, киевская, ленинградская, рижская, днепропетровская. Первый резонансный процесс над каталами прошел только в 1970 году. Интересно, что каталы проводили свои тайные съезды на черноморских курортах, где делили регионы и вырабатывали правила чести. На съездах делегатами были руководители бригад катал или виртуозы-одиночки. Несколько подобных съездов проходило и в Одессе.

Во второй половине 60-х прошли серьезные изменения во всем уголовном мире СССР. Власть тогда явно ужесточила всю систему уголовного наказания и режим содержания в тюрьмах. Еще более ухудшилось положение на зонах после принятия нового законодательства (1969 г.). Резко увеличилось число осужденных за минимальные провинности (за последующие четверть века число прошедших через тюрьмы составит 22 миллиона, треть из которых - рецидивисты!).

Поэтому встал вопрос о регулярности отсидок воров в законе. Ранее существовала система ломок, когда ворам в законе вменялось в обязанность хотя бы раз в три года садиться в тюрьму. В то же время 'законники' стремились сохранить систему ломки и уголовного братства и выступали против налаживания каких-либо связей с властью и особенно с милицией.

Молодые авторитеты предложили иной выход - не попадаться в тюрьму и грабить тех, кто не заявит об ограблении в милицию, у кого 'рыльце в пушку' (цеховиков, сутенеров, наркоманов), грабить с умом. Нужно было так грабить, чтобы не доводить клиента до отчаяния, чтобы он не заявил в милицию, оставляя ему что-то на жизнь. Новая тактика воров предполагала обязательное наличие крыши - подкормленных криминалом чиновников и милиционеров.

Используя новые традиции, наряду со старыми законниками-авторитетами начали выдвигаться молодые воры в законе, коронованные в начале 60-х годов преимущественно во Владимирском централе. Эти авторитеты завели моду, на которую в течение 70-х застойных годов пере-шел весь уголовный мир СССР. В Киеве был собран всесоюзный тайный воровской съезд (на котором присутствовали 6 одесситов), где было решено внести в воровские законы существенные изменения. В связи с тем, что в 70-е даже за карманные кражи стали давать большие сроки, а режим в тюрьмах был издевательским, воры в законе были вынуждены отменить систему ломки. Съезд постановил, что воры в законе после своего крещения на зоне могут вообще не садиться. Более того, съезд признал законность контактов с властью (и милицией) в целях создания крыш и общих криминальных дел на равных основах.

С начала 70-х в Одессе и во всем СССР появились первые банды вымогателей (в будущем - рэкетиры). Сначала это были простые шайки уличных вымогателей - патриархальный рэкет с помощью устрашающего вида спортсменов, выколачивающих 'подушный налог' с соседских пацанов, школьников и проходящих фраеров (типа 'продам кирпич'). Позже рэкет стал использовать принцип 'бей замазанных' - принцип 'киевского съезда'. Страдали тогда вороватые директора баз и общепита, спекулянты, снабженцы, наркоторговцы, проститутки...

Но расцвет рэкета в Одессе связывается уже с концом 70-х - началом 80-х годов.
""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
В. Файтельберг-Бланк, В. Савченко = Бруклин
 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru