Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
В ОДЕССЕ ВСЕГДА НЕ ХВАТАЛО ВОДЫ ИЛИ ИСТОРИЯ ПРО ВОДОПРОВОД
 
Существует легенда, будто бы Ришелье, опровергая распространившийся среди приближенных Екатерины II слух о том,
что место для застройки будущего города выбрано неудачно - мало
пресной воды, изрек по-французски: "Assez d"eau". В переводе эта фраза означает: "Воды достаточно". Если ее написать русскими буквами (асседо), а затем прочесть справа налево, то получившаяся криптограмма расшифровывается как "Одесса".

Трудно сейчас поверить в правдоподобность этого факта, как, впрочем, и опровергнуть его, но даже в случае достоверности уж никак нельзя согласиться с таким поспешным заключением герцога, ибо в Одессе с самого начала действительно не хватало пресной воды.

Потому прав был поэт насчет тяжких трудов (они актуальны и ныне). Воду в нашем городе приходилось искать и добывать. В этой местности
так называемая зашкурная вода, или верховодка, в теплое время года испаряется. Поэтому нужно было копать глубокие колодцы в поисках вод, скопившихся в известняках. Присмотритесь внимательно к одесским дворам. В некоторых вы и сегодня найдете колодцы. В старой Одессе их рыли также и на перекрестках улиц.

В первое время здесь рыли колодцы преимущественно в тех районах, где грунтовые воды залегали на сравнительно небольшой глубине, но неудовлетворительное качество колодезной воды, ее недостаточное количество и связанная с этим дороговизна (в 1796 году ведро воды
стоило 10-15 копеек, в то время как фунт мяса стоил 20 копеек)
побуждали администрацию города и частных предпринимателей искать
пути к более надежному способу снабжения жителей водой. Во дворах домов стали устанавливать цистерны (крытые зацементированные бассейны), в которые по водосточным трубам и гончарным подземным водоводам стекала дождевая вода. К концу пятидесятых годов XIX века
в городе насчитывалось 875 цистерн. Некоторые домовладельцы зарабатывали на продаже дождевой воды до шести тысяч рублей в год.

Не могли удовлетворить потребности в воде населения Одессы и прибывающие в город суда и обозы, или, как тогда говорили, фонтаны.
Они представляли собой ручейки, выбившиеся из глубин и сбегавшие
по прибрежным склонам к морю (возле этих источников возникли три хутора - Малый, Средний и Большой Фонтаны). Но и фонтаны были не
очень-то обильны. Как видно из помещенной в газете "Одесский вестник"
за 1831 год таблицы, в которой приводилось количество воды из главнейших источников в окрестностях Одессы, источник
"Большой Фонтан" давал 840 бочек воды в сутки (каждая бочка
вмещала в себя 30 ведер воды), "Рашковский" - 602, два ключа
Среднего Фонтана - 659 бочек.

В 30-х годах позапрошлого века Одессу снабжала водой также артезианская скважина, пробуренная в Водяной балке на глубину
около 100 метров (праобраз нынешних с надстроенными бюветами).

Уже вскоре после основания города стало ясно, что только сооружение водопровода может разрешить проблему водоснабжения. Перед нами волнующий документ 1808 года - обращение одесской бедноты к магистрату с просьбой о проведении воды из источника "Большого Фонтана":

"От Фонтана почерпнут люди прохладную воду, усталый старец оживит засохшие уста свои, жители изобильно воспользуются к своему насыщению, способствуя на потушение и пламени огненному".

Мысль о создании в Одессе водопровода не угасала на протяжении многих десятилетий XIX века.

Кто только не собирался нагреть руки на водоснабжении: тут и французский инженер Шатильон, и парижская компания братьев Флоша, и некий инженер Галон и многие другие. Но продвинуть дело хоть сколько-нибудь вперед им не удалось.

Более решительно подошел к этому вопросу местный предприниматель - французский эмигрант Пишон, разбогатевший в Одессе на изготовлении пудры (его имя носят Пишоновская улица и Пишоновский переулок).

Пишон приступил к работам в 1834 году в компании с отставным ротмистром Виттенбергом. Однако постройка водонапорной башни у большефонтанского источника началась только в 1845 году. Через четыре года, в 1849 году, Пишон умер, и в компанию с Виттенбергом вошел предприимчивый таганрогский купец Тимофей Ковалевский.

Так называемый водопровод Ковалевского был проложен в феврале
1853 года от источника, расположенного в 12 верстах от города. Поначалу водопровод принес Ковалевскому славу: купцу даже присвоили звание почетного гражданина города. Правда, не всем одесситам фонтанская вода пришлась по вкусу - ее пренебрежительно окрестили машинной. Вскоре финансовые дела Ковалевского пошатнулись, и разорившийся предприниматель покончил с собой - бросился с башни на скалу. Еще долгие годы после гибели Ковалевского высилась на крутом морском берегу
45-метровая тура-башня. Она служила для судоводителей ориентиром и была включена в лоцию Черного и Азовского морей. Ныне башни нет и в помине, но до сих пор местность, где она находилась, называют дачей Ковалевского.

К концу шестидесятых годов русские инженеры Доминикан и Головачев разработали технический проект водопровода Днестр-Одесса, одобренный специальной комиссией в 1870 году. За осуществление этого проекта взялась московская фирма "Швабен и Моор".

3 сентября 1873 года состоялась торжественная церемониияоткрытия водопровода. На Соборной площади вокруг специально сооруженного
грота-фонтана собрались тысячи одесситов. Под звуки торжественного марша из грота взметнулась мощная струя чистой днестровской воды, быстро наполняя чашу бассейна. По тем временам это был самый современный водопровод в Европе (он мог давать до двух миллионов ведер воды в сутки), а по протяженности - единственный в России.

Этот день, 3 сентября, вошел в летопись нашего города как одна из радостных дат...
_________________________________________________________
Феликс КАМЕНЕЦКИЙ.Газета PORTO-FRANCO
 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru