Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ФРУНЗОВКА - РАЙЦЕНТР ОДЕССКОЙ ОБЛАСТИ
 
Фрунзовка - посёлок городского типа, центр Фрунзовского района Одесской области, Украина (до 1927 г. местечко Захарьевка).

В 12 км от железнодорожной станции Затишье (на линии Котовск - Одесса).

Заводы: маслодельный, комбикормовый, кирпичный.

Народный историко-краеведческий музей.

Фрунзовский район -
Образован в 1923 г., 1,0 тыс. кв. км, 20,8 тыс. жителей ;
Населённые пункты в районе :
Андросово, Балашово, Бирносово, Богданово Первое, Василевка,
Веселая Балка, Владимировка, Войничева, Гедеримово Первое,
Глубокояр, Горковка, Давыдовка, Дементовка, Дружелюбовка, Елизаветовка, Жигайлово, Загорье, Затишье, Ивановка, Йосиповка, Карабаново, Кошарка, Краснополь, Крымпулька, Ленино, Майорское,
Мал. Топоровка, Малорошево, Марьяновка, Марьяновка Первая,
Новая Григоровка, Новая Шибка, Новозарицкое, Новониколаевка, Новопавловка, Оленовка, Онилово, Павловка, Паркановка,
Первомайское, Перекрестово, Перекрестово Первое, Перше Травня, Петровка, Петровка, Россияновка, Савчинское, Самойловка,
Скинешоры, Стояново, Унтиловка, Федосеевка, Фрунзовка (районный центр), Червонная Стенка

Фрунзовский район расположен в центре области и занимает площадь 95,6 тысячи гектаров земли, население - 23 тыс. человек.

Приоритетное направление - сельское хозяйство. Есть фермерские хозяйства, 20 крупных сельхозпредприятий, два частных предприятия.

Среди них уже выделилась группа лидеров:
это предприятия - 'Правда', 'Авангард', 'Маяк', 'Первомайское'; фирма 'Апекс', товарищество 'Прогресс'.

Аграрии района вырастили в прошлом году 75 тыс. тонн зерновых, что
на 55 тыс. тонн (!) больше, чем в 2000 году. Чистая прибыль составила
2,7 млн. грн. Остановлен спад поголовья скота, что говорит о положительных изменениях. Одним из сложнейших вопросов, с которыми сталкиваются местные земледельцы, является кредитование. Оно должно быть долгосрочным и по возможности с наименьшей процентной ставкой. Ведь без этого не решить даже текущих проблем сельского производителя, не говоря уже о такой 'головной боли', как приобретение новой высокоэффективной сельхозтехники. Не секрет, что старая техника давно выработала свой ресурс.

Качественные изменения происходят в промышленном комплексе, считает глава районной администрации. Об этом говорит повышение его прибыльности на 55 процентов. Позитивные сдвиги в экономике района позволили погасить задолженность по зарплате, обратить больше внимания на социальную среду: в 2001 году освоено 1,6 млн. гривен на строительство и ремонт школ, ремонт и газификацию Фрунзовского Дома культуры, обновление дорог.


Райцентр Одесской области Фрунзовка (до 1927 г. местечко Захарьевка) до войны еще хранила свое еврейское население, а оно, население, еще хранило на чердаках пасхальную посуду. И у родителей Левы Варшавского все было, как у людей.

В 1941 году 17-летний Лев, окончив десятилетку, отправляется в Севастополь и поступает в Школу береговой охраны - в воздухе пахло войной. Она не замедлила начаться. Юному курсанту 'повезло': многие его товарищи полегли в первых же боях, Варшавского ранило. Его вывезли в Грозный, где он 6 месяцев пролежал в госпитале. Дали вторую группу инвалидности и посоветовали после войны приехать в Ленинград на операцию, но не сложилось. Осколок в сердечной сумке он проносил всю жизнь - у войны свои сувениры. Отыскав родных в городе Топки Кемеровской области, он отправляется к ним. Странно, должно быть, выглядел паренек - в сибирские морозы в бескозырке, ее приходилось натягивать то на одно ухо, то на другое. В Топки он совершенно случайно
узнает о местонахождении своей невесты и в 1943 году едет к ней в Киргизию - жениться.


В 1945 году семья Варшавских возвращается во Фрунзовку.
Правда, не в полном составе - на Курской дуге погибла сестра Льва Соломоновича. Еврейские семьи в послевоенной Фрунзовке можно было пересчитать по пальцам.

Молодого человека берут работать в райком партии инструктором, затем - редактором районной газеты. До 1954 года посевные и уборочные
в колхозах Фрунзовского района были его заботой. Вероятно, кому-то показалось, что эта деятельность подпадает под сионистскую, и за ним приехал 'воронок'. Но секретарь райкома не отдал одного из лучших своих работников.

В 1954 году партией 'брошен клич': лучших райкомовских работников направить председателями колхозов. Колхозы были отсталые, разрушенные, на трудодень давали 30 копеек. Варшавский с семьей, которая уже пополнилась двумя дочерьми, переселяется на станцию Перекрестово - поднимать колхоз им. Шмидта, организованный на базе бывшей там до войны коммуны. Коммуна размещалась в единственном в селе большом здании (там же была общественная столовая, в которой питались коммунары). Все хозяйство состояло из одной полуторки (1,5-тонный грузовик) и брички. Вдоль единственной улицы проходила железная дорога, которая служила границей между двумя колхозами.
Варшавские сняли квартиру - по тем временам председателю колхоза хоромы не обеспечивались.

Встретили нового председателя доброжелательно - его хорошо знали по райкомовской работе и уважали. Не помешало даже то, что он еврей - один на все село. Правда, когда в 57-м году Лев Соломонович построил дом, оконное стекло камнем разбили... Начал Варшавский со строительства фермы. На второй год его хозяйствования случился неурожай, скот кормить было нечем. Лев Соломонович не растерялся: договорился об отправке скота вместе с людьми, которые за ним ухаживали, на временное проживание в Молдавию (интересно, читал ли маленький Лева о том, как евреи спустились в Египет?).


С пяти утра председательскую бричку можно было видеть в самых разных местах - на полях, на фермах, на близлежащих хуторах. Домой он приходил заполночь - после того, как все лично проверит.

Хозяйство стало богатеть. Люди зарабатывали деньги и строили себе жилье. Было принято решение объединить несколько колхозов в один. Новый колхоз назывался 'Заря Коммунизма'. Появилась техника, закупили трактора, начала работать МТС (машинно-тракторная станция). Председатель пересел с брички и полуторки на 'газик'.

В 60-е годы в колхозы стали направлять специалистов из города, появился руководящий состав - главные инженеры, механики. Отстроилась новая улица (коммунары, наконец-то, получили индивидуальное жилье), появилась хорошая дорога.


Казалось бы, живи и радуйся. Радовались не все. В соответствующие инстанции пришла анонимка - еще один камень в председательский огород: все руководящие должности в колхозе занимают евреи. Отнекиваться Лев Соломонович не стал: 'Да, правильно! Я председатель колхоза, жена - председатель потребкооперации, дочка - секретарь комсомольской организации школы, а младшая дочка - пионервожатая'. Во времена хрущевской оттепели 'номер не прошел'.

Хозяйство тем временем разрасталось. Уже насчитывалось 6 ферм. Колхоз дважды участвовал в сельскохозяйственных выставках в Москве. Льва Соломоновича наградили орденом Трудового Красного Знамени.

Только ленивые не построили себе жилья, а председатель стал строить жилье 'на вырост' - дома, для желающих приехать в колхоз из других мест. И приезжали. 'Колхоз-миллионер' (с миллионным доходом) по тем временам был хорошим местом для работы и жизни.


Не забывал председатель и о бытовых условиях жизни колхозников.
В домах появились газовые плиты и стали завозить баллонный газ. Как только поблизости прошли опоры Дубосарской ГЭС, в колхоз провели электричество. До этого свет давали от железнодорожной электростанции с 8 вечера до 12 ночи. Остальное время пользовались керосиновыми лампами. Теперь свет загорался не только в домах - появилось уличное освещение, электрифицировали коровники. Построили клуб на 400 мест, где проходили вечера, танцы, крутили кино.

Короче, все появлявшиеся новшества расторопный председатель богатого колхоза незамедлительно внедрял. Сказывались и хорошие отношения с администрацией. Варшавского знали, как дельного, умного хозяина и прислушивались к нему. Конечно, не обходилось и без трений. Так, например, когда вышла разнарядка сдать все до последнего зернышка, Лев Соломонович уперся - сказал, что не оставит людей и скот на голодном пайке. Спорить с ним было бесполезно. Но и наказывать не стали.
Жили колхозники дружно, что тоже немалая заслуга председателя. На маевку выезжали на грузовиках - всем колхозом, с буфетом и духовым оркестром.

Что оставалось семье? Дочь вспоминает, что, когда отец приходил, она уже спала. Но утром, если он узнавал, что у нее не ладится задача, помогал, особенно, если речь шла об удоях и трудоднях. Часто выезжали с семьей на пикники. Жена Льва Соломоновича рассказывает, что он был очень общительным, любил пошутить; ничуть не смутясь, говорит, что его очень любили женщины. А дочь добавляет: 'Он умел с ними обходиться'. Когда председатель приезжал на поля с сахарной свеклой, где работали, в основном, женщины, они сразу его обступали.

Когда в 61-м году в доме председателя появился первый телевизор, его поставили экраном в окно. Зрители приходили со своими стульями. Перед домом, в саду стоял большой стол. Застолья не были редкостью. Особенно славились помидоры, которые квасила мать Льва Соломоновича. Так и говорили - 'к Варшавскому на помидоры'. Было еще одно блюдо, которое готовила бабушка, но уже только для 'семейного пользования'. Раиса Львовна, внучка, вспоминает, как бабушка готовила мацу, делая специальным приспособлением дырочки в ней.


Но были и такие, кто боялся Варшавского. Все знали, что у председателя есть пистолет. Но боялись не пистолета. Когда он заставал кого-то за воровством, воришки тут же все бросали и старались скрыться с глаз. Не потому, что боялись, что их накажут или отдадут под суд, страшно было услышать тяжелые слова, встретиться глазами с этим человеком.

В начале 70-х колхоз еще укрупнили. Нагрузка увеличилась. Как-то после очередных 'трений' в райкоме, Лев Соломонович вернулся домой с язвенным кровотечением. В больницу ехать отказался. Кровотечения стали повторяться. Врачи сказали, что нужно ограничить нагрузку, бросить работу. Когда Лев Соломонович собрал колхозников и сообщил им о своем решении, они ответили, что не отпускают его - езжайте в санаторий, лечитесь, но не уходите.

Все же с работы пришлось уйти. Не будем забывать, что Лев Соломонович еще с войны был инвалидом второй группы. Семья переехала в город. Но каждые выходные он уезжал в колхоз. Говорил, что задыхается в городе. Очень переживал, когда хозяйство стало рушиться.

Умер Лев Соломонович Варшавский в 59 лет, в 1984 году, от язвенного кровотечения.

Двое его внуков ныне живут в Израиле: мальчики, окончив в Одессе еврейскую школу, выбрали путь религиозных евреев.
( Яна ЛОСТМАН )


 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru