Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ТАТАРБУНАРЫ - РАЙЦЕНТР ОДЕССКОЙ ОБЛАСТИ, СИМВОЛ ТАТАРБУНАРСКОГО ВОССТАНИЯ В БЕССАРАБИИ
 
'Не тот тарарбунарец тарарбунарцу тарарбунарец, кто при тарарбунарцах тарарбунарцу тарарбунарец, а тот тарарбунарец тарарбунарцу тарарбунарец, кто без тарарбунарцев тарарбунарцу тарарбунарец.'

* * * (Старинная татарбунарская мудрость)

ТАТАРБУНАРЫ - город (с 1978) на Украине, Одесская обл., административный центр одноимённого района, находится на берегу оз. Сасык, в 24 км от ж.-д. ст. Сарата. 11,6 тыс. жителей (1991). Суконная фабрика.

* ИЗ ИСТОРИИ ГОРОДА .
Название Татар-Бунар буквально означает "татарский колодец (родник, источник, ключ, фонтан)", о чем писал еще Димитрий Кантемир в 1712-1716 годах. Источник вытекал из-под холма, на котором лежали руины древней
Относительно происхождения этих самых руин единого мнения не было. Одни считали Татар-Бунар прежней столицей "команских князей" (т.е. половцев), другие называли строителями крепости генуэзцев, третьи - буджакских татар и турков. Турецкий путешественник и этнограф Эвлия Челеби, побывавший в Причерноморье в 1656-1666 годах и, несомненно, хорошо информированный, свидетельствует о том, что крепость заново отстроили в 1636-1637 годах.

Цитадель представляла собой четырехугольник с высокими башнями по углам; на ее территории имелись казармы на 150 воинов, мечеть и склад для хранения зерна. Под холмом, "на подоле", распологалось две сотни "крытых камышовыми плетенками домов бедного люда, постоялый двор, одна грязная баня, виноградники и сады".

В 1770 году Татарбунары были взяты российскими войсками, затем возвращены Оттоманской Порте, а вновь присоединены в результате кампании 1806-1812 годах. К концу XVIII столетия в здешнем посаде проживали уже не только буджакские татары и молдаване, но и беглые украинские и русские крестьяне, солдаты, казаки.

Город основан в 1809 году как казенное поселение. Это произошло между прочим еще до официального перехода Бессарабии в состав России.

В 1816 году в селении Татар-Бунар постоянно проживало 78 семей - всего 365 человек. Спустя лишь два года, в 1818-м, число жителей увеличилось до 901(!). При этом большая часть семей владела каменными домостроениями и только единицы ютились в землянках, да и то пока строили дома. В первую очередь возводились КАЗЕННЫЕ здания и сооружения. Мы знаем даже, из какого именно камня сложены эти старейшие сооружения степного городка. Как свидетельствуют надежные первоисточники, первопоселенцы просто-напросто... принялись разбирать остатки татарских строений, а в 1816-м окончательно растащили и древнюю крепость, сложенную из плитчатого известняка. Пощадили они только старинную восточную баню, каковую впоследствии "перепрофилировали" в водяную мельницу. Любопытно, что с руинами этой бани связано местное предание - специфическая вариация крымской легенды о Марии Потоцкой. В этом нет ничего удивительного, если учесть, что буджакские татары переселились из пределов крымского ханства, где, очевидно, слышали оригинальное предание.

К середине 1820-х в Татарбунарах было: лавок каменных - 16, домов питейных - 2, погребов каменных - 2, мельниц водяных - 2, ветряных - 6, кузница - 1, колодезей каменных - 2, каменный почтовый двор - 1, дом казенный каменный - 1. каменный храм Успения Божия Матери - 1. Ремесленники: сапожников - 8, овчинников - 9, портных - 4. Этнический состав: украинцы, молдаване, евреи, болгары, русские, в том числе особы духовного звания, отставные офицеры, крестьяне, ремесленники и др.


ТАТАРБУНАРЫ и ПУШКИН...( К 200-летию А.С. Пушкина )
---------------------------------------------------
Всего лишь несколько часов провел Пушкин в Татарбунарах, сопровождая И.П. Липранди в его служебной поездке по Буджаку. Тем не менее часы эти оказались на редкость плодотворными.

"В Татар-Бунар мы приехали с рассветом, - вспоминает Липранди, - и остановились отдохнуть и пообедать. Пока нам варили курицу, я ходил к фонтану, а Пушкин что-то писал, по обычаю - на маленьких лоскутках бумаги, и как ни попало складывал их по карманам, вынимал опять, просматривал и т.д. Я его не спрашивал, что он записывает, а он, зная, что я не знаток стихов, ничего не говорил. Помню очень хорошо, что он жалел, что не захватил с собой какого-то тома Овидия..."

Сообщение это нуждается, конечно, в комментарии. Итак: где остановились наши путешественники? О каком "фонтане" говорит Липранди? Что именно писал Пушкин "на маленьких лоскутках бумаги"? Отвечать удобнее в обратном порядке. Писал Пушкин черновые варианты "К Овидию"; в Татарбунарах он побывал 17 декабря 1821 г., а беловой текст появился сразу по возвращении в Кишинев - 26 декабря. Да, поэт определенно знал, "что Овидий не мог быть сослан Августом на левый берег Дуная", однако утвердившиеся в Аккермане и в целом в Приднестровье легенды не оставили его равнодушным и как-то вдохновили к медитированию на заданную тему.

Что касается упоминаемого Липранди фонтана, речь идет об источнике подземных вод, весьма обильном, снабжавшем окрестных жителей питьевой водой с самых давних пор. Мало того, само название Татар-Бунар буквально означает "татарский колодец (родник, источник, ключ, фонтан)", о чем писал еще Димитрий Кантемир в 1712-1716 годах. Источник вытекал
из-под холма, на котором лежали руины древней крепости.

Относительно происхождения этих самых руин единого мнения не было. Одни считали Татар-Бунар прежней столицей "команских князей" (т.е. половцев), другие называли строителями крепости генуэзцев, третьи - буджакских татар и турков. Турецкий путешественник и этнограф Эвлия Челеби, побывавший в Причерноморье в 1656-1666 годах и, несомненно, хорошо информированный, свидетельствует о том, что крепость заново отстроили в 1636-1637 годах.

Цитадель представляла собой четырехугольник с высокими башнями по углам; на ее территории имелись казармы на 150 воинов, мечеть и склад для хранения зерна. Под холмом, "на подоле", распологалось две сотни "крытых камышовыми плетенками домов бедного люда, постоялый двор, одна грязная баня, виноградники и сады".

В 1770 году Татарбунары были взяты российскими войсками, затем возвращены Оттоманской Порте, а вновь присоединены в результате кампании 1806-1812 годах. К концу XVIII столетия в здешнем посаде проживали уже не только буджакские татары и молдаване, но и беглые украинские и русские крестьяне, солдаты, казаки.

Какими же увидели этот степной городок Пушкин и Липранди? Разумеется, мне пришлось съездить в Татарбунары, провести, так сказать, рекогносцировку на местности. Но прежде тщательно изучить исторические первоисточники, относящиеся к 1800-1820-м годам. И, надо сказать, результаты этих штудий превзошли ожидания.

Прежде всего отметим, что нынешний год - юбилейный для Татарбунар, поскольку современный город основан ровно 190 лет назад, в 1809 году как казенное поселение. Это произошло между прочим еще до официального перехода Бессарабии в состав России.

Как видим, между этой датой и визитом Пушкина - около 12- ти лет. Как же преобразились за это время остатки разрушенного татарского селения? Сколько было домов? Каких? Какова была численность населения, этнический состав? Были ли казенные здания и, главное, что представляла собой почтовая станция? Та самая станция, которая и является своеобразным ПУШКИНСКИМ МЕМОРИАЛОМ.

На все эти вопросы можно дать вполне конкретные ответы. В 1816 году в селении Татар-Бунар постоянно проживало 78 семей - всего 365 человек. Спустя лишь два года, в 1818-м, число жителей увеличилось до 901! При этом большая часть семей владела каменными домостроениями и только единицы ютились в землянках, да и то пока строили дома.

К середине 1820-х в Татарбунарах было: лавок каменных - 16, домов питейных - 2, погребов каменных - 2, мельниц водяных - 2, ветряных - 6, кузница - 1, колодезей каменных - 2, каменный почтовый двор - 1, дом казенный каменный - 1. каменный храм Успения Божия Матери - 1. Ремесленники: сапожников - 8, овчинников - 9, портных - 4. Этнический состав: украинцы, молдаване, евреи, болгары, русские, в том числе особы духовного звания, отставные офицеры, крестьяне, ремесленники и др.

Совершенно ясно, что Пушкин и Липранди прибыли в небольшой, но уже вполне состоявшийся и пристойный по тем временам городок. Мало того, мы с уверенностью можем говорить о том, что они останавливались в том самом "почтовом дворе, каменном". Откуда такая убежденность? Все очень просто. Дело в том, что Татар-Бунар, как мы подчеркивали, воссоздавался в облике казенного поселения. А это означает, что здесь в первую очередь возводились КАЗЕННЫЕ здания и сооружения. Более того, даже не "казенный дом", а именно почтовый двор - как одно из важнейших звеньев управленческой коммуникативной структуры. Помимо этих двух каменных строений, очевидно, строился и Успенский храм.

Кроме всего прочего, мы знаем даже, из какого именно камня сложены эти старейшие сооружения степного городка. Как свидетельствуют надежные первоисточники, первопоселенцы просто-напросто... принялись разбирать остатки татарских строений, а в 1816-м окончательно растащили и древнюю крепость, сложенную из плитчатого известняка. Пощадили они только старинную восточную баню, каковую впоследствии "перепрофилировали" в водяную мельницу. Любопытно, что с руинами этой бани связано местное предание - специфическая вариация крымской легенды о Марии Потоцкой. В этом нет ничего удивительного, если учесть, что буджакские татары переселились из пределов крымского ханства, где, очевидно, слышали оригинальное предание.

Для нас важно то, что Пушкин видел и развалины бани, и "фонтан", скорее всего знал татарбунарскую и аккерманскую версии помянутой легенды. Любопытно, что экзотическая эта баня была жива еще в начале нынешнего столетия, и фотографии ее публиковались в путеводителях по Бессарабии.

И вот мы с фотокором Иваном Череватенко бродим по Татарбунарам, отыскивая "преданья старины глубокой, дела давно минувших дней". А проводник наш - старожил и знаток истории города Михаил Васильевич Плотный, выпускник Кишиневского университета, преподаватель с 45-летним стажем, автор ряда популярных статей в периодических изданиях Одессы, Одесщины, Кишинева.

Осматриваем самые старые дома, поднимаемся на "крепостной холм", где спускаемся в полуобвалившиеся ямы-катакомбы. Подъезжаем к ФОНТАНУ, близ которого - скромный пушкинский мемориал. Тут же, у самых источников - небольшой домик, украшенный мраморным памятным знаком: "Здесь 17 декабря 1821 г. ..." и т.д. Разумеется, домик этот не имеет и не может иметь ничего общего с подлинным памятником пушкинской эпохи. Конечно же, почтовая станция должна находиться НА ПОЧТОВОМ ТРАКТЕ, а не в низине - сырой и топкой.

А настоящую почтовую станцию мы без особого труда идентифицировали с помощью М.В. Плотного, который и указал памятное ему с детства старое городское почтовое отделение Татарбунар. Это типологическое казенное строение начала XIX столетия: одноэтажное, в четыре окна и одну дверь, по высочайше утвержденному для Юга стандартному проекту, с мощным каменным погребом. Такие же датированные постройки сохранились и в Одессе. В иллюстрированном каталоге музея "Старая Одесса" можно найти и авторские чертежи - скажем, знаменитого Фр. Фраполли, 1812 г.

Так ничем не примечательный татарбунарский домик по улице Димитрова, 2, обретает новое качество, становится не просто памятником архитектуры, культуры, но и неким магическим пушкинским местом.

"Пушкинский мемориал" возле "фонтанов" (которые издавна здесь так и называют в точности, как и в Одессе) - неказист и запущен, но почему-то греет, вызывает добрые, хорошие ассоциации. Бетоннная фигура Поэта (между прочим вовсе не плохая) травмирована: отбит нос, отломан башмак, "вырвана" книжка из левой руки, из-под бетона выглядывают ржавые арматурины. Варварство, конечно. Но разве это удивляет - вспомним ампутации у нашего Лаокоона и тех деток, что разглядывают лягушку-инвалида...

И все-таки пушкинские "фонтаны" бьют все так же, как в затертом 1821 году. Все так же пробивается Татарский Фонтан через лавину времени, а воды его все еще чисты и подлинны. И мы прикоснулись к этому животворному источнику. Подумалось, что как раз после этой поездки активно пошла работа над "Бахчисарайским фонтаном", а ведь прежде не было даже эскиза поэмы!

И если заведомые сказки послужили толчком к строкам об Овидии, то новые версии таврической легенды о пленнице гарема, несомненно, подпитывали "Бахчисарайский фонтан", стимулировали его гениального автора к ПРОДОЛЖЕНИЮ ЛЕГЕНДЫ.

Нет, не зря называет Липранди Татар-Бунар именно фонтаном. Не напрасно так же именуют его с давних пор татарбунарцы. А речку, что берет свое начало от этих чистых ключей, - Фонтанкой...
_____________________________________________
Олег ГУБАРЬ.



Огонь и кровь Татарбунар или ТАТАРБУНАРСКОЕ ВОССТАНИЕ В БЕССАРАБИИ
**********************************************************************

Артиллерией и газами королевская Румыния подавила попытку провозгласить в Бессарабии Молдавскую Советскую Республику.

Восемьдесят лет назад, 15 сентября 1924 года, на юге Бессарабии, в селе Татарбунары началось крестьянское восстание. Между восемнадцатым и сороковым годом это было самое крупное выступление против притеснений со стороны руководства 'матери-Румынии', на которое сочувственно откликнулись прогрессивные силы всего мира. Однако из сегодняшних учебников истории упоминание об этом, так же как и о других событиях, не укладывающихся в стройную историческую систему знаний, практически удалены.

Сказать, что восстание было стихийным, - значит погрешить против правды. Нет, тут приложили руку коммунисты-подпольщики. Идея воссоединения с Советским Союзом витала в воздухе. Мы уже писали о том, как Котовский предлагал Фрунзе решить проблему одним лихим кавалерийским наскоком. Несколько иным образом - не снаружи, а изнутри - действовал Южно-Бессарабский ревком, будоража и организуя местных жителей. Именно эта организация комплектовала боевые отряды, сосредоточивала в регионе оружие, налаживала связь и готовила явки. Лозунги 'Земля и фабрики - трудящимся!', 'Долой национальный гнет румынской буржуазии и помещиков!', 'Да здравствует Молдавская Советская республика!' тоже не с потолка свалились, ясно, что писались они под диктовку политически подкованных товарищей.

'Вот где собака зарыта!' - с торжеством восклицают те, кто всюду ищет 'руку Москвы' и происки мирового тоталитаризма. Однако, согласитесь, без поддержки населения подобные действия были бы невозможны. За шесть лет крестьяне вволю нахлебались 'райской жизни'. К прежнему, дореволюционному 'прижиму' собственных сельских богатеев добавился гнет запрутских братьев. Родство родством, а табачок с ними оказался врозь. И не только табачок, но и пшеница, виноград, чернослив. А также лес, гранит, уголь, песок, известняк: Вспомните сцену из 'Золотого теленка' Ильфа и Петрова, когда румынские пограничники с ловкостью опытных любовников раздевают неудавшегося миллионера Остапа Бендера. Точно так же представители новой администрации обирали Бессарабию - догола, деловито, умело, не таясь и не стыдясь, вагонами и целыми поездами отправляя награбленное в метрополию.

Особенно страдали крестьяне. От выращенного в тяжких трудах урожая им оставалась малость, которой едва хватало на пропитание. Огромных размеров бюрократизм и взяточничество осложняли жизнь. Чтобы выправить любые бумаги, нужно было низко поклониться чиновнику, и не только в буквальном смысле, но и в переносном - деньгами, продуктами. Только тогда он соизволял снизойти к 'быдлу'. Процветали телесные наказания, и старшее поколение нашей страны изучало диалектику в те годы, что называется, не по Гегелю, а недавнюю историю крепко запомнило собственной, как у нас говорят (и это слово из песни не выкинешь), поротой задницей.

Вот почему татарбунарской искры хватило на то, чтобы зажечь всю округу. Поднялись больше шести тысяч человек - Чишмя и Акмангит, Нерушай, Михайловка, Галилешты: Ждали, что пламя восстания охватит все междуречье Прута и Днестра. (Тогда, возможно, мы читали бы совсем другие учебники). Но правительство опередило восставших. Против них были брошены крупные силы. Десяток пехотных, кавалерийских, артиллерийских полков окружили мятежников, обстреливая их и даже применяя отравляющие газы, а в Килие, Измаиле, Вилково, по всему побережью высаживались десанты. Татарбунарцы продержались три дня, потом были разгромлены. Еще четыре дня армии понадобилось, чтобы подавить очаг сопротивления в других местах.

К концу горячей недели убитых и замученных насчитывались тысячи. А те, кто уцелел, подверглись неправедному судилищу - так называемому 'процессу пятисот'. Он стыдливо велся при закрытых дверях, однако информация, просочившаяся из-за них, просто-таки потрясла мировую общественность. Свои голоса в память погибших и в защиту осужденных отдали Михаил Садовяну и П. Константинеску-Яшь, Максим Горький и Анри Барбюс, Бернард Шоу и Альберт Эйнштейн, Теодор Драйзер и Ромен Роллан, Томас Манн, Луи Арагон и многие другие представители науки и культуры. В результате келейно решить судьбу татарбунарцев не удалось. Большинство арестованных были отпущены на свободу. Сроки, от пяти лет до пожизненного заключения, получили 85 обвиняемых (но не полтысячи же!). Вдобавок ко всем издевательствам, с них еще стребовали немалую сумму судебных издержек.

Отзвук татарбунарских событий еще долго ходил по Европе. Название никому до тех пор не известного приморского местечка стало синонимом геноцида властей в отношении к народу, символом необыкновенной стойкости героев и мартирологом безвинных жертв.

_ Слышно ли это эхо сейчас?

В период перекройки Союза часть южной Бессарабии отошла к соседней республике. Теперь бывший мятежный волостной центр является районным центром Одесской области. Он стоит на берегу озера Сасык в двадцати четырех километрах от железнодорожной станции Сарата.
В 1978 году Татарбунары получили статус города. Когда мы учили этот параграф в школе и безуспешно искали место действия, учителя без слов показывали на карту Украины, не в силах объяснить красногалстучным недорослям загадочные тонкости советской геонациональной политики.

В Кишиневе на перекрестке бульвара Штефана чел Маре и улицы Бэнулеску-Бодони относительно недавно еще висела мемориальная доска, посвященная Анри Барбюсу. Автор знаменитой книги 'Палачи', осуждающей тех, кто расправился с героями 1924 года, приезжал в наши края и изучал материал на месте.

Несколько лет назад за одну ночь барельеф с профилем писателя, фигурами страдальцев-татарбунарцев и надписью 'В этом доме останавливался Анри Барбюс:' куда-то бесследно исчез. По этому поводу официальные лица ничего внятного ответить не могли, а вскоре на те же штыри была навешена другая доска, увековечивающая память митрополита Гавриила. Спору нет, фигура достойная, делами прославленная, и улица заслуженно носит его имя: Но почему у нас одни заслуги непременно исключают другие? И если бы Бэнулеску-Бодони вдруг чудом прожил на сто лет дольше, как он, святой старец, охарактеризовал бы расправу над невинными?

Удивительное совпадение: одновременно с пропажей мемориального барельефа из столицы поисчезали и другие знаки прошедшей эпохи. Кому-то очень хотелось сделать вид, будто ее не существовало вовсе. 'Под сокращение' попал и знаменитый француз. Но, как кровь Клааса билась в сердце Тиля Уленшпигеля, кровь повстанцев по чьей-то произвольной воле не перестанет стучать в сердце Молдовы. Татарбунарское восстание трагической и прекрасной строкой вписано не только в историю нашей страны. Без протекции со стороны и не по ошибке оно занесено на мировые скрижали.
__________________________________________________
Александра ЮНКО



Татарбунары - маленький райцентр в Одесской области и 'Захолустье Европы', 80 лет назад запылало красной революцией. Тысячи крестьян, батраков и ремесленников восстали здесь за правду и волю. Но снарядами, газами и беспощадным террором румынские помещики и фабриканты спасли свою шкуру от народного гнева.

Щедроты Великой Румынии

В ноябре 1918 году румынские оккупанты сменили в Бессарабии австрийцев и немцев. Королевские власти, защищая интересы правящих классов, начали так называемую 'аграрную реформу'. То есть земли отбирались у крестьян и возвращались помещикам. Боярской клике очень понравилось иметь свою колонию, которую можно безнаказанно и при полной поддержке больших империалистических держав обдирать как липку. В декабре 1918-го румынский парламент единогласно провозгласил 'на вечные времена' присоединение 'бессарабской провинции'. Крестьяне на собственной шкуре узнали - какая она, жизнь 'в Европе'.

От выращенного в тяжких трудах урожая им оставалась такая малость, что ее едва хватало на пропитание. Закрывались предприятия, сокращалась площадь посевов и поголовье скота. Хроническая безработица вызвала массовую эмиграцию населения.

Не все готовы были покорно сносить социальный и национальный гнет. Украинская, молдавская, болгарская, гагаузская голытьба поднималась на совместную борьбу.

Этапы большого пути

В Хотине (теперь - Черновицкая область) и его окрестностях 19 января -
2 февраля 1919 года тридцать тысяч партизан разбили несколько румынских частей. С помощью рабочих депо станции Окница был переоборудован в бронепоезд железнодорожный состав. Командовал им матрос Муллер. Однако подошедшие сильные румынские войска, обильно оснащенные англичанами и французами, разгромили восставших и учинили зверскую расправу. Каратели грабили, пытали, насиловали и сжигали непокорных живьем. Восемь деревень было уничтожено артиллерийским огнем, погибло или было расстреляно без суда более 11 тысяч человек, из них пятьсот -
в Хотине.

В Бендерах восстание началось на рассвете 27 мая 1920 года. Повстанцы вместе с небольшим красноармейским отрядом (150 человек), переправившимся из-за Днестра, захватили казначейство, вокзал, освободили политзаключенных. Более тысячи французских и румынских солдат, находившихся в городе, под влиянием агитации отказались выступить против повстанцев. Остальной румынский гарнизон сдался.
Но через некоторое время к городу подтянулись свежие карательные
силы, и к вечеру восстание было подавлено.

Заря Татарбунар

15 сентября 1924 года восстала беднота сел Татарбунары, Чишмя, Акмангит, Нерушой, Михайловка и Галилешты - всего более шести тысяч человек. Повстанцы выступили за передачу земли и фабрик трудящимся. Возглавил вооруженное выступление революционный комитет во главе с товарищем Нининым (Клюшниковым). Однако революция не успела разгореться в полную силу. Правительство бросило против борцов за свободу десяток пехотных, кавалерийских и артиллерийских полков. Войска окружили поднявшиеся деревни мятежников, обстреливая их из орудий снарядами
с отравляющими газами. Татарбунарцы продержались три дня, потом были разгромлены. Еще четыре дня армии понадобилось, чтобы подавить очаг сопротивления в других местах. Три тысячи полегли под градом снарядов
и пуль. А те, кто уцелел и попал в плен, подверглись пыткам и закрытому судилищу - так называемому 'процессу пятисот'.

Солидарность

В защиту восставших выступили писатель Теодор Драйзер, ученый Альберт Эйнштейн, драматург Бернард Шоу.

В ноябре 1925 года в Кишинев прибыла делегация прогрессивной общественности стран Западной Европы во главе с писателем Анри Барбюсом. Делегация добилась присутствия на процессе. Позднее Барбюс напишет в своей книге 'Палачи': 'Может быть, если бы я уже не был революционером, я стал бы им, вернувшись из этого трагического хаоса южной Европы'.

Потрясенные увиденным, писатели и ученые в своих выступлениях и статьях рассказали всему миру о бесчинствах румынской охранки в Бессарабии. Название никому до тех пор не известного села становится синонимом геноцида властей в отношении к народу и символом необыкновенной стойкости героев. В результате келейно решить судьбу татарбунарцев не удалось. Большинство арестованных были отпущены
на свободу. Сроки, от пяти лет до пожизненного заключения, получили
85 обвиняемых из пятисот.
=====================================================
Иван Срибненко. Татарбунары



 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru