Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
УДЕЛИС ЛЕОНИД - участник обороны Одессы и Севастополя, участник штурма Берлина.
 
Разведчик с "Коминтерна"

Осенью сорок второго года гвардейский Краснознаменный полк моряков сдерживал попытки противника прорваться к Черному морю в районе Туапсе.

Между боями прибыло пополнение - группа матросов с крейсера "Коминтерн", затопленного в устье реки Хопи. Среди них один светлоглазый парень выделялся мощной физической силой и острым чувством юмора. Звали его Леонид Уделис.

В первых боях проявилась его приметная черта: он был начисто
лишен чувства страха, как некоторые лишены обоняния или слуха.
Уделис никогда даже не пытался поберечь свою жизнь. Одним это
казалось безрассудством, другим - непозволительной бравадой. Однако осколки и пули действительно словно огибали его. Закончив войну, уже после Берлина, на берегу Эльбы, Уделис не получил ни одного, даже
самого легкого, ранения.

В полку он начинал рядовым разведчиком, вскоре командовал отделением. А через несколько месяцев матросу Уделису присвоили офицерское звание.

Возвращаясь с заданий, Леонид доставал из планшетки затрепанный блокнот. "Деньги счет любят!" - говорил он. Какие деньги? Что-то записав, Уделис сообщал: "В двенадцати с половиной кратном размере!"

Выяснилось, что во столько раз увеличенной суммой полагалось возмещать стоимость испорченной или потерянной казенной вещи.

Уделис применил это правило по-своему. Началось все с Одессы. Крейсер стоял в Коммерческой гавани, через несколько часов должен
был выбрать якоря и идти в Севастополь. Командир корабля разрешил матросу Уделису отлучиться на два часа, чтобы попрощаться с женой.

: Ни одна искорка не светилась в городе. Дойдя до своей квартиры, которая находилась на первом этаже, Леонид услышал громкий смех и музыку. Он открыл ключом наружную дверь, дернул вторую и зажмурился от яркого света, не проникавшего через маскировочную штору. Шумная, полупьяная компания, чокалась чайными стаканами. Уделис мгновенно понял: "Ждут немцев!"

Он вошел, и все смолкли. Выключили патефон. Сидевшая посередине жена Уделиса опустила стакан на стол, поднялась и отчетливо проговорила: "Убирайся вон, жид!"

У Леонида была противотанковая граната. Он вставил запал.
И в этот момент услышал плач ребенка. Проснулся его полугодовалый сынишка. Несколько секунд продолжалась мертвая тишина. Леонид вынул запал из гранаты и пересчитал присутствовавших. Их было десять,
считая его жену. И тогда он сказал эту непонятную фразу: "В двенадцати с половиной кратном размере". И вышел.

Эту жуткую историю поведал писатель Юлий Анненков, который в годы войны служил в одном полку с Уделисом. Ему единственному Леонид раскрылся: он записывал в блокнот число лично им уничтоженных немцев.

: Лейтенант Леонид Уделис участвовал вместе с полком моряков в освобождении Польши, в Одерской и Берлинской операциях. Был несколько раз награжден.

После демобилизации Уделис, помня свой уход из Одессы, поехал в Днепропетровск. Однажды поздним осенним вечером он дожидался трамвая на остановке. Стоявший рядом человек в авиационной офицерской форме яростно ругался. Со своим обычным грубоватым юмором Уделис заметил: "Может, поедем на твоих матюгах, если трамвая нет?" Слово за слово, и вот Леонид Уделис услышал ту самую фразу, что прозвучала в Одессе накануне прихода немцев: "Пошел вон, жид!"

На остановке валялся обрубок рельса примерно в метр длиной. Уделис поднял эту железяку, как тросточку:

Последовал арест, следственный изолятор и суд. За убийство
героя-летчика прокурор потребовал для обвиняемого смертной казни. Судьей был инвалид - моряк Черноморского флота. Получив последнее слово, Уделис был краток: "Всю войну я бил фашистов и не думал, что
будет со мной. И сейчас не думал, а бить их буду всегда, где бы ни встретил. До самой моей смерти".

Учитывая боевые заслуги обвиняемого и оскорбление, нанесенное ему, суд вынес удивительно мягкий приговор - семь лет лагерей строгого режима. Уделиса освободили раньше. То ли по амнистии, то ли сократили срок за хорошее поведение и добросовестную работу.

Бывший зек поселился на окраине Москвы у третьей жены. Но это был уже не прежний Леша Уделис, он пил запоями. Ничто не напоминало могучего, абсолютно лишенного чувства страха, веселого разведчика с крейсера "Коминтерн".

Прошло много лет. Однажды писателю Анненкову позвонила незнакомая женщина: "Здесь живет Юлий Цезаревич?" Цезаревичем называл его только один человек на свете, когда хотел выразиться особенно торжественно.

Писатель спросил: "Леша умер?" Спустя несколько секунд услышал: "Похоронили месяц назад. Ваш телефон нашла в старенькой книжечке". Подавляя рыдание, женщина спросила: "На обложке написано:
"В двенадцати с половиной кратном размере: Это о чем?" - "Это о том, - сказал писатель Анненков, - что Леша заслужил в двенадцать с половиной раз больше добра, чем дала ему жизнь"
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Альманах "МОРИЯ" ? 3 (2005 г.). Борис Гельман

 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru