Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ГАМОВ ГЕОРГИЙ АНТОНОВИЧ - УЧЁНЫЙ, ИЗВЕСТНЫЙ СОВЕТСКИЙ И АМЕРИКАНСКИЙ ФИЗИК - ТЕОРЕТИК

 
Георгий Антонович Гамов родился в Одессе 4 марта 1904 года.
Когда ему было девять лет, умерла его мать. В 1914 году началась первая мировая война, за которой последовала революция и гражданская война. Поэтому занятия в гимназии часто отменялись.

После окончания гимназии он едет в Новороссийский университет. Условия там тоже были сложные. Поэтому через год Георгий Антонович поехал в Петроград, для чего его отцу пришлось продать большую часть фамильных драгоценностей. Там поступает в университет на физический факультет, а помимо учебы, устроился (с помощью знакомого отца, профессора метеорологии Оболенского) наблюдателем на метеорологическую станцию. Эта работа дала Георгию много свободного времени, которое он использует для посещения университетских лекций и чтения книг. Во время учебы Гамова, в университете читал курс лекций 'Математические основы теории относительности' профессор физико-математического факультета Александр Фридман, автор теории 'расширяющейся вселенной'. Этот курс сильно заинтересовал Георгия Антоновича.

Гамов успешно окончил университет на год раньше срока в 1926 году.
Его научным руководителем был профессор Рождественский (специализировавшийся в области оптики). Через несколько лет Георгий Антонович ушел из лаборатории профессора Оболенского, чтобы заняться теоретической физикой. Поработав год в Государственном оптическом институте, поступил в аспирантуру. В аспирантуре занимался физической оптикой, работая над темой аномальной дисперсии света. В основном он занимался экспериментальной физикой, но для него это не очень подходило. Поэтому Георгий Антонович занялся специальной (частной) и общей теорией относительности Эйнштейна. В 1924 году в Ленинград приехал Лев Ландау, Чуть позже - Дмитрий Иваненко. Гамов, Ландау и Иваненко создали группу ('три мушкетера'), занимающуюся теоретической физикой. Темой диссертации Гамова были адиабатические инварианты маятника, но ей он почти не занимался, ему даже грозило отчисление из аспирантуры. Но уже вышедший в отставку профессор Хвольсон предложил отправить на лето 1928 года в Германию, в Геттингенский университет, один из центров квантовой физики.

Летом 1928 года Георгий Антонович Гамов занялся теоретической ядерной физикой - попытался выяснить, как квантовая теория может изменить восприятие ядра атома. В библиотеке Георгий Антонович нашел статью Эрнеста Резерфорда, в которой описывался эксперимент по рассеянию альфа-частиц в уране, но ни согласился с выводами Резерфорда. Оказалось, что обнаруженное Резерфордом явление хорошо описывается волновой механикой, где не существует непроницаемых барьеров. Поэтому, вернувшись из библиотеки Георгий Антонович Гамов записал формулу, описывающую возможность такого волново-механического проникновения. Другими словами, он сформулировал квантовомеханическую теорию
-распада, одного из 4 типов радиоактивности, (независимо от Р.Герни и Э.Кондона), дав первое успешное объяснение поведения радиоактивных элементов. Показал, что частицы даже с не очень большой энергией могут с определенной вероятностью проникать через потенциальный барьер (туннельный эффект). Она сразу сделала Гамова знаменитым во всем мире. В Советском Союзе по этому поводу даже были сочинены стихи Демьяном Бедным.

По окончанию лета Гамов собирался отправиться обратно в Ленинград,
но когда по пути заехал в Копенгаген к Нильсу Бору, Бор устроил Георгию Антоновичу Гамову Карлсбергскую стипендию в Королевской академии наук в Дании. Так он задержался за границей. Вскоре Георгий Антонович переехал в Англию, в Каендишскую лабораторию Кембриджского университета, к Эрнесту Резерфорду. В 1930 году он возвратился в Копенгаген (к Нильсу Борну). Здесь он довел до конца работу легшую в основу его доклада по квантовой теории структуры ядра - с этим докладом Георгий Антонович Гамов должен был выступить в Риме в октябре 1931 года. Но вернувшись осенью 1931 года в СССР, он не получил разрешения на поездку в Рим. Его доклад был зачитан М. Дельбрюком и включен в опубликованные материалы конгресса. С 29 марта 1932 года Георгий Гамов становится членом-корреспондентом Академии Наук СССР по Отделению математических и естественных наук (теоретическая физика, теория строения атомного ядра), самым молодым в ее истории (его кандидатуру предложил директор Государственного радиевого института Владимир Иванович Вернадский). Также он был одновременно старшим радиологом Радиевого института и старшим научным сотрудником НИФИ ЛГУ. На работу в ЛГУ ФТИ пригласил академик Абрам Федорович Иоффе, где в течение 3 лет Гамов, по его словам, 'занимался физикой' рядом с выдающимися учеными Н.Н. Семеновым, И.В.Курчатовым, Я.И.Френкелем, В.А.Фоком и др.

В 1933 году по рекомендации А.Ф.Иоффе Георгия Гамова направляют в заграничную командировку в Брюссель для участия в работе Сольвеевского конгресса и ознакомления с физическими лабораториями Запада.

После годового пребывания в Европе Гамов принимает решение не возвращаться в СССР. Он уезжает в США, где в 1934 году становится профессором университета Дж. Вашингтона.

С этого времени имя физика Г.А.Гамова почти на полвека исчезает
из истории советской науки. В 1936 году он вместе с коллегой по университету, профессором Эдвардом Теллером обобщает теорию еще одного типа радиоактивности - бета-распада, вводит в физику понятие "взаимодействие Гамова-Теллера". Гамову принадлежит представление об уровнях энергии в ядре. Он же указал наиболее эффективные частицы для бомбардировки атомных ядер - протоны.
В эту область Гамов привнес идеи и методы ядерной физики. Именно его исследования послужили толчком к открытию Х. Бете основного источника звездной энергии - углеродно-азотного цикла. В 1941 году Э.Теллер покидает университет и становится участником группы учёных по созданию атомной бомбы, а потом "отцом" водородной бомбы. Его коллегу Джорджа Гамова к этим работам не привлекают, очевидно, по причине русского происхождения.

В 1938 был исключен из списков членов-корреспондентов АН СССР.

Исходя из предположения о ядерном происхождении звездной энергии, Гамов в 1937-40 гг. строит теорию эволюции звезд. В 1943 он создает оболочечную модель красных гигантов и рассчитывает эволюционные треки таких звезд. В 1940-41 гг. вместе с М. Шенбергом исследует роль нейтрино при вспышках новых и сверхновых.

В 1946-48 гг. Гамов разрабатывает модель Вселенной. Вместе с Р.Альфредом и Р.Германом исследует ядерные реакции, происходящие при расширении горячего вещества и постепенно путем захвата нейтронов приводящие к образованию химических элементов. Согласно этой теории, все вещество изначально состояло из нейтронов. Сталкиваясь, два нейтрона образуют дейтрон (ядро, состоящее из нейтрона и протона) и электрон. Захватывая нейтрон, дейтрон превращается в ядро трития (ядро, содержащее два нейтрона и один протон), которое в свою очередь тоже может захватить нейтрон - и так до образования ядер с массой порядка 250. Эта теория была не лишена противоречий, но заинтересовала множество физиков. В рамках своей теории горячей Вселенной Гамов представляет существование реликтового излучения и в 1956 дает первую теоретическую оценку (6К) температуры реликтового излучения. В 1965 существование реликтового излучения было подтверждено радиоастрономическими наблюдениями А. Пензиаса и Р. Вильсона, которые в 1978 году стали Нобелевскими лауреатами.

В 1953 году Дж. Уотсон и Ф. Крик опубликовали результаты исследований структуры ДНК - 'двойной спирали'. В 1954 году Георгий Гамов публикует статью, где первым ставит проблему генетического кода, доказывая, что "при сочетании 4 нуклеотидов тройками, получаются 64 различные комбинации, чего вполне достаточно для "записи наследственной информации", выражая при этом надежду, что "кто-нибудь из более молодых учёных доживет до его расшифровки".

В 1956 он получил от ЮНЕСКО премию Калинга за вклад в популяризацию науки.

В октябре 1968 года Р.Холли, X.Коране и М.Ниренбергу была присуждена Нобелевская премия за расшифровку генетического кода. Но Георгий Антонович Гамов не узнал об этом - он скончался в Болдере (шт. Колорадо) 19 августа 1968г.

Гамов Георгий Антонович - является автором научно-популярных книг - Мистер Томпкинс в Стране Чудес (Mr. Tompkins in Wonderland, 1939); трилогии Рождение и смерть Солнца (The Birth and Death of the Sun, 1940); Биография Земли (Biography of the Earth, 1941); Создание Вселенной (The Creation of the Universe, 1952); Раз, два, три... бесконечность (One, Two, Three... Infinity, 1947); Тридцать лет, которые потрясли физику (Thirty Years that Shook Physics, 1966); Моя мировая линия: неофициальная автобиография (My World Line:An Informal Autobiography, 1970). Он написал формулу, явившуюся началом теоретического обоснования альфа распада ядер. Автор гипотез 'Горячей Вселенной' и 'Большого Взрыва' и теории образования химических элементов, согласно которой все вещество изначально состояло из нейтронов. Участвовал в разгадке генетического кода.

В 1990 году посмертно восстановлен в звании члена-корреспондента
АН СССР
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
студент 5-го курса ФТИ РФиЭ. Группы РФЭ-00. Григорьев А.В.
Якутский государственный университет им. М.К. Амосова
Физико-технический институт


ИСПОЛНИЛОСЬ 100 ЛЕТ СОЗДАТЕЛЮ "УТЕЧКИ УМОВ"

Гамов (Gamow) Георгий Антонович (George) - имя в нашей науке почти забытое. Между тем в начале 1930-х он "стоял" в физике чуть выше признанного гением Ландау.

Уже в 24 года он выполнил работу нобелевского уровня, разработав теорию альфа-распада, одного из четырех видов радиоактивности.
В 28 лет Георгий Гамов стал самым молодым членом-корреспондентом Академии наук за всю историю ее существования. Но в 1933 году Гамов стал и первым ученым-невозвращенцем, который, несмотря на клятвенные обещания, не вернулся в СССР из зарубежной командировки. После этого его имя было подвергнуто официальному забвению. Но не поступок, который стал примером для многих советских, а потом и российских ученых, пусть даже не ведавших, чьей дорогой они следуют.

Вопреки распространенному мифу о том, что русские гении на чужбине мельчают из-за тоски по родине, Георгий Гамов, которого быстро исключили из Академии наук СССР (тоже первый подобный случай, впоследствии даже Сахарова в АН оставили), на Западе продолжал работать активно и успешно. С 1934 года он профессор Университета имени Вашингтона в Вашингтоне. В 1936 году вместе с будущим отцом водородной бомбы Эдвардом Теллером он обобщает теорию еще одного вида радиоактивности - бета-распада. К работе над атомным проектом Гамова не привлекли из-за сомнительного для американцев происхождения, но над водородной бомбой с 1949 года после тщательной проверки на благонадежность он уже работал и побывал на атолле Бикини, атомном полигоне США.

Гамов стал одной из самых ярких звезд в астрофизике и космологии.
Он первым рассчитал модели звезд с термоядерными реакциями, предложил модель оболочки красного гиганта, исследовал роль нейтрино при вспышках новых и сверхновых звезд. Создал теорию образования химических элементов путем нейтронного захвата. После войны он выдвинул смелую, но теперь общепризнанную теорию "горячей Вселенной", из которой вытекало существование реликтового излучения, образовавшегося в момент Большого взрыва. Теория Гамова была подтверждена в эксперименте американцами Пензиасом и Вильсоном, которые в 1978 году стали нобелевскими лауреатами.

В 1954 году Гамов публикует статью, где первым ставит проблему генетического кода, доказывая, что "при сочетании 4 нуклеотидов тройками получаются 64 комбинации, чего вполне достаточно для "записи наследственной информации". В 1968 году американцы Холли, Коран и Ниренберг получили Нобелевскую премию за расшифровку генетического кода. Премии были присуждены уже после смерти Георгия Гамова 20 августа 1968 года.

1928-1931 годы он провел в лучших научных центрах - Геттинген, Копенгаген, Кембридж, получал стипендию Рокфеллера. Его научный триумф вдохновил пролетарского поэта Демьяна Бедного на стихи, опубликованные в "Правде": "СССР зовут страной убийц и хамов. Недаром. Вот пример: советский парень Гамов. Чего хотите вы от этаких людей? Уже до атома добрался, лиходей!" Назвать Георгия Гамова "советским парнем" можно было только по неведению. Он происходил из старинного рода, один его дед был командующим Одесским военным округом, другой - митрополитом. Отец в чине статского советника преподавал в Одесской гимназии, среди его учеников был будущий вождь мировой революции Лев Троцкий. Гамов свободно говорил на шести языках и воспринимал себя не советским парнем, а скорее европейским интеллектуалом.

В студенческие годы в Ленинградском университете вокруг Гамова (прозвище Джонни) сколотился джаз-банд, в который входили будущий нобелевский лауреат Лев Ландау (Дау), Дмитрий Иваненко (Димус), Матвей Бронштейн (Аббат, расстрелян в 1936 году). Джаз-банд изобрел тот космополитический стиль общения, который распространился среди интеллигенции в 1960-х годах в эпоху споров о "физиках и лириках". У джаз-банда был девиз - "не быть знаменитым некрасиво". Издавался журнал "Отбросы физики", проводились парады остроумия, постоянно проверялась эрудиция. В центре этого мира стояла физика. И, например, Иваненко потерял место в джаз-банде, когда Ландау усомнился в его научной гениальности и в пух раскритиковал ("филология, пустая болтовня") теоретические изыскания друга. Гамов учился блестяще, но хромал по Конституции СССР и истории мировой революции.

Склонность к розыгрышам Джордж Гамов сохранил в Америке. Однажды он уговорил будущего нобелевского лауреата Бете поставить подпись под статьей о Большом взрыве, которую он написал вместе с Альфером. По-гречески коллективная подпись выглядела замечательно - Альфер-Бете-Гамов. Кстати, в США, несмотря на близкую дружбу с создателями водородной бомбы венгром Теллером и поляком Уламом, его не допускали к атомному проекту тоже по смешной причине. В 1924 году Гамов преподавал физику в артиллерийской школе и формально числился командиром Красной Армии.

В 1932 году Гамов вместе с Ландау, который к тому времени вернулся из зарубежной командировки, хотя и не с такой помпой, попытались устроить переворот в академической физике. (Ландау был настоящим "советским парнем": ходил по Копенгагену в красной рубашке, надел бы и красный пиджак, но тогда его приняли бы за официанта.) Гамов и Ландау на всех углах шумели, что прежнее поколение физиков ничего в физике не понимает и необходимо создать новый Институт теоретической физики под их руководством. (Забавно, что такой институт сейчас существует и носит имя Ландау.) Но тогда случился большой переполох и скандал - естественно, никакого института им не дали. Ландау уехал в Харьков. А Гамова захватили другие заботы.

Он женился на красивой и эффектной женщине (прозвище - Ро). По словам Капицы, эта "авантюристка" развивала в Гамове "антисоциальные черты". В тот момент его перестали пускать в зарубежные командировки. Несмотря на письма знаменитых Марии Кюри, Ферми, Паули, его не пустили на 1-й Международный конгресс по атомному ядру, и его доклад был зачитан Дельбрюком. С работой возникли сложности: на лекциях ему запретили говорить о принципе неопределенности Гейзенберга, потому что это противоречит государственной философии диалектического материализма.

Джонни и Ро стали искать путь на Запад. Попытались добраться до Турции на байдарке из Крыма. Искали финскую границу на лыжах. Ничего не получалось. Наконец, при посредничестве Бухарина Гамов был принят председателем Совнаркома Молотовым. Чудо, писал Гамов, свершилось: ему выдали зарубежный паспорт и - самое невероятное - выдали паспорт его жене. Гамов просил Молотова предоставить ему такой же статус, как Капице: возможность постоянно работать за границей, имея советский паспорт. Лично поручились за Гамова его учитель академик Иоффе и французский физик, почетный член АН СССР Поль Ланжевен.

Из-за границы Гамов в СССР не вернулся. В 1934 году Капицу при очередном посещении СССР на Запад больше не выпустили. Гамов категорически отрицал, что послужил тому причиной. Раньше Капица считал, что родиной для человека является то место, где ему хорошо работается. Теперь он высказывался о Гамове очень резко: "Джонни - тип беспринципного шкурника, одаренного исключительным умом для научной работы, но вообще человек не умный". Капица писал жене: "Джонни гордились как первым молодым знаменитым ученым. Глава правительства благословляет его на путешествие, а он, мерзавец, не возвращается. Что притягивает его на Западе, в капиталистических странах? Джонни никогда не будет играть первую скрипку, и кроме как в Америке ему нигде не устроиться". Но Анна Алексеевна (ее отца, выдающегося кораблестроителя академика Крылова тоже заманили в СССР и на Запад больше не выпускали) относилась к Джонни с симпатией.

Потеряла ли страна Гамова, задержав в своих объятиях Капицу? Неизвестно. Неизвестно и то, спровоцировал ли он своим невозвращением многолетний режим карантина за "железным занавесом", которым власти отделили нашу науку от науки мировой. Не исключено, Гамов предчувствовал его неизбежность.

Что он нашел в стране далекой? В Америке Георгий Гамов написал множество фундаментальных трудов. Но прогноз Капицы оправдался: Гамова не канонизировали, несмотря на очевидные заслуги и яркий талант, Нобелевская премия его обошла. Самая крупная научная награда - премия ЮНЕСКО за популяризацию науки, где он не знал равных еще со времен студенческих "Отбросов науки", от которых берут начало знаменитые советские сборники "Физики шутят".

Красавица-жена от Гамова в Америке ушла. Он перебрался в провинциальный университет. По слухам, в последние годы много пил. Умер в 1968 году, почти одновременно с другом молодости Ландау. В 1990 году Георгию Гамову посмертно вернули звание члена-корреспондента Академии наук.

О том, что Георгий Гамов вместе со своим другом Станиславом Уламом передали СССР секрет водородной бомбы, ходят лишь слухи. Никаких подтверждений этому нет.
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Сергей ЛЕСКОВ . Сайт: Известия

 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru