Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОФЬЯ БЛЮВШТЕЙН - СОНЬКА ЗОЛОТАЯ РУЧКА , богиня криминала XIX века
 
СОНЬКА - ЗОЛОТАЯ РУЧКА - ЛЕГЕНДА ОДЕССЫ

Сегодня не каждый школьник в Одессе знает, кто такой Ленин. Соньку - Золотую ручку знают все. В память о печальном юбилее возле Привоза был даже устроен маленький театрализованный праздник, где нахальные, но очаровательные Соньки просили прохожих позолотить им ручки.

Многими современниками Сонька-Золотая ручка воспринимается как некий литературный персонаж, однако знаменитая воровка действительно жила в Одессе, и ее история вполне реальна.

Как свидетельствуют документы, собранные сотрудниками Народного музея истории органов внутренних дел Украины в Одесской области, София Блофштейн родилась в Южной Пальмире в 1879 году. Еще совсем юной она осталась круглой сиротой. Несмотря на безденежье, сумела получить достойное образование, особенно увлекалась литературой и психологией.

В 18 лет София познакомилась с сыном местного булочника, греком по происхождению Николаем Амботело, который предложил необычайно красивой девушке руку и сердце...

Их браку не суждено было состояться: отец и мать Николая даже слышать не хотели о невестке-бесприданнице. Быть может, это и сыграло в судьбе девушки роковую роль. Тогда влюбленные, бежав от родительской опеки, решили самостоятельно устроить жизнь. Увы, эйфория у грека быстро улетучилась, и он оставил жену.

Нищенское существование не прельщало девицу с запросами, и она, используя свою красоту, обаяние и некоторые познания психологии, избрала наиболее доступный для нее способ добычи средств - мошенничество и воровство.

Расчетливая и смелая бесприданница быстро стала профессионалкой. Умудрялась проходить сквозь массивные двери с часовыми у входа, преспокойно пересекала границу... Уже став Сонькой - Золотой ручкой, прославилась в преступном мире как талантливая, удачливая воровка.

В тогдашней малонаселенной Одессе ей удавалось постоянно водить за нос владельцев магазинов, гостиниц, банкиров. Один из секретов заключался в том, что она всякий раз искусно меняла внешность: прическу, одежду...

Мошенница работала изобретательно и артистично. Даму, разодетую в шикарные меха и золотые украшения, заподозрить было попросту невозможно. Бывало, Сонька приходила в ювелирные магазины с дрессированной обезьянкой. Делая вид, что выбирает бриллианты, незаметно давала камушек своей любимице. Зверек его глотал или совал за щеку, а дома драгоценность извлекалась из... горшка.

Как-то в ювелирный магазин зашла богатая дородная дама. Взяв в руку самый дорогой бриллиант, она в присутствии приказчика его пристально рассматривала и... нечаянно уронила. Долго ползал по полу незадачливый продавец. Огорченная "покупательница" ушла ни с чем. Как оказалось, в каблуке ее туфельки было отверстие, залитое смолой. Сонька наступила на бриллиант, и он вдавился в смолу...

Она была эффектна: элегантность, изысканность манер производили неизгладимое впечатление. Софья неоднократно выходила замуж, но ни один брак так и не сложился.

В Шалашном переулке (возле "Привоза") была Сонькина "малина", где она скрывалась от полиции, готовилась к новым преступным операциям.

Золотая ручка, став очень богатой, содержала школы малолетних воров в Одессе и... Лондоне. В то же время помогала бедным семьям, оплачивала угощения в харчевнях и барах.

...В 1924 году за грабеж и разбой был осужден и расстрелян очередной Сонькин муж. Вдова бросила городским властям вызов: проехала в коляске по Дерибасовской, разбрасывая деньги многочисленному люду, чтобы помянули супруга.

Профессиональную воровку наконец поймали с поличным, осудили и отправили в Сибирь. Но по дороге на каторгу она обаяла конвойных и сбежала, а, вернувшись в Одессу, сменила фамилию, паспорт и поселилась на улице Прохоровской. Сонькина старость прошла вполне благопристойно, и умерла она тихой старушкой в 1948 году. К слову, сегодня в Одессе имя Софьи утратило былую популярность. В год печального юбилея Золотой ручки на ее родине родилось полторы тысячи девочек, и лишь одну малышку назвали Соней.
""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Ставрова Мария . Одесса


Сто великих авантюристов
---------------------------------------
Настоящее имя - Шейндля-Сура Лейбова Соломошак-Блювштейн Изобретательная воровка, аферистка, способная перевоплощаться в светскую даму, монахиню или простую служанку. Ее называли "дьяволом в юбке", "демонической красавицей, глаза которой очаровывают и гипнотизируют".

Популярный в конце XIX века журналист Влас Дорошевич назвал легендарную авантюристку "всероссийски, почти европейски знаменитой" А Чехов уделили ей внимание в книге "Сахалин".

Софья Блювштейн, в девичестве Шейндля-Сура Лейбова Соломониак, прожила на воле не слишком долго - едва ли лет сорок. Но как начала девчонкой с мелких краж - не останавливалась до самого Сахалина. В игре она достигла совершенства. А талант, красота, хитроумие и абсолютная аморальность сделали эту молодую провинциалку гением аферы, легендарной авантюристкой.

Золотая Ручка занималась в основном кражами в гостиницах, ювелирных магазинах, промышляла в поездах, разъезжая по России и Европе. Шикарно одетая, с чужим паспортом, она появлялась в лучших отелях Москвы, Петербурга, Одессы, Варшавы, тщательно изучала расположение комнат, входов, выходов, коридоров. Сонька изобрела метод гостиничных краж под названием "гутен морген". Она надевала на свою обувь войлочные туфли и, бесшумно двигаясь по коридорам, рано утром проникала в чужой номер. Под крепкий предрассветный сон хозяина тихо "вычищала" его наличность. Если же хозяин неожиданно просыпался - нарядная дама в дорогих украшениях, как бы не замечая "постороннего", начинала раздеваться, как бы по ошибке приняв номер за свой... Кончалось все мастерски разыгранным смущением и взаимными расшаркиваниями. Вот таким манером оказалась Сонька в номере провинциального отеля. Оглядевшись, она заметила спящего юношу, бледного как полотно, с измученным лицом. Ее поразило не столько выражение крайнего страдания, сколько удивительное сходство юноши с Вольфом - остренькое личико которого никогда ничего близкого к истинной нравственной муке изобразить не могло.
На столе лежал револьвер и веер писем. Сонька прочла одно - к матери. Сын писал о краже казенных денег: пропажа обнаружена, и самоубийство - единственный путь избежать бесчестья, - уведомлял матушку злосчастный Вертер. Сонька положила поверх конвертов пятьсот рублей, прижала их револьвером и так же тихо вышла из комнаты.

Широкой Сонькиной натуре не чужды были добрые дела - если прихотливая мысль ее в эти минуты обращалась к тем, кого она любила. Кто, как не собственные ее далекие дочки, встали перед глазами, когда Сонька узнала из газет, что вчистую обворовала несчастную вдову, мать двух девочек. Эти 5000 украденных рублей были единовременным пособием по смерти ее мужа, мелкого чиновника. Сонька не долго раздумывала: почтой отправила вдове пять тысяч и небольшое письмецо. "Милостивая государыня! Я прочла в газетах о постигшем вас горе, которого я была причиной по своей необузданной страсти к деньгам, шлю вам ваши 5000 рублей и советую впредь поглубже деньги прятать. Еще раз прошу у вас прощения, шлю поклон вашим бедным сироткам".

Однажды полиция обнаружила на одесской квартире Соньки ее оригинальное платье, сшитое специально для краж в магазинах. Оно, в сущности, представляло собой мешок, куда можно было спрятать даже небольшой рулон Дорогой ткани. Особое мастерство Сонька демонстрировала в ювелирных магазинах. В присутствии многих покупателей и с помощью своих "агентов", которые ловко отвлекали внимание приказчиков, она незаметно прятала драгоценные камни под специально отращенные длинные ногти, заменяя кольцаа с бриллиантами фальшивыми, прятала украденное в стоящий на прилавке горшок с цветами, чтобы на следующий день прийти и забрать похищенное.

Особую страницу в ее жизни занимают кражи в поездах - отдельных купе первого класса. Жертвами мошенницы становились банкиры, иностранные дельцы, крупные землевладельцы, даже генералы - у Фролова, например, на Нижегородской железной дороге она похитила 213 000 рублей.
Изысканно одетая, Сонька располагалась в купе, играя роль маркизы, графини или богатой вдовы. Расположив к себе попутчиков и делая вид, что поддается их ухаживаниям, маркиза-самозванка много говорила, смеялась и кокетничала, ожидая, когда жертву начнет клонить ко сну. Однако, увлеченные внешностью и сексуальными призывами легкомысленной аристократки, богатые господа долго не засыпали. И тогда Сонька пускала в ход снотворное - одурманивающие духи с особым веществом, опиум в вине или табаке, бутылочки с хлороформом и т. д. У одного сибирского купца Сонька похитила триста тысяч рублей (огромные деньги по тем временам).

Она любила бывать на знаменитой Нижегородской ярмарке, но часто выезжала и в Европу, Париж, Ниццу, предпочитала немецкоязычные страны: Германию, Австро-Венгрию, снимала роскошные квартиры в Вене, Будапеште, Лейпциге, Берлине.
Сонька не отличалась красотой. Была небольшого роста, но имела изящную фигуру, правильные черты лица; глаза ее излучали сексуально-гипнотическое притяжение. Влас Дорошевич, беседовавший-с авантюристкой на Сахалине, заметил, что ее глаза были "чудные, бесконечно симпатичные, мягкие, бархатные... и говорили так, что могли даже отлично лгать".

Сонька постоянно пользовалась гримом, накладными бровями, париками, носила дорогие парижские шляпки, оригинальные меховые накидки, мантильи, украшала себя драгоценностями, к которым питала слабость. Жила с размахом. Излюбленными местами ее отдыха были Крым, Пятигорск и заграничный курорт Мариенбад, где она выдавала себя за титулованную особу, благо у нее был набор разных визитных карточек. Денег она не считала, не копила на черный день. Так, приехав в Вену летом 1872 года, заложила в ломбард некоторые из похищенных ею вещей и, получив под залог 15 тысяч рублей, истратила в одно мгновение.
Постепенно ей прискучило работать одной. Она сколотила шайку из родственников, бывших мужей, вора в законе Березина и шведско-норвежского подданного Мартина Якобсона Члены шайки безоговорочно подчинялись Золотой Ручке.
...Михаил Осипович Динкевич, отец семейства, почтенный господин, после 25 лет образцовой службы директором мужской гимназии в Саратове был отправлен в отставку. Михаил Осипович решил вместе с дочерью, зятем и тремя внуками переехать на родину, в Москву. Динкевичи продали дом, прибавили сбережения, набралось 125 тысяч на небольшой дом в столице.

Прогуливаясь по Петербургу, отставной директор завернул в кондитерскую _ и в дверях чуть не сшиб нарядную красавицу, от неожиданности выронившую зонтик. Динкевич невольно отметил, что перед ним не просто петербургская красотка, а женщина исключительно благородной породы, одетая с той простотой, какая достигается лишь очень дорогими портными Одна ее шляпка стоила годового заработка учителя гимназии.
Спустя десять минут они пили за столиком кофе со сливками, красавица пощипывала бисквит, Динкевич расхрабрился на рюмку ликера. На вопрос об имени прекрасная незнакомка ответила:
"Графиня Тимрот, Софья Ивановна"
"О, какое имя Вы ведь из московских Тимротов, не так ли?"
"Именно так".
"Ах, Софья Ивановна, кабы вы знали, как в Москву-то тянет""
И Михаил Осипович, испытав вдруг прилив доверия, изложил графине свою нужду - и про пенсию, и про скромный капитал, и про грезу о московском не самом шикарном, но достойном хорошей семьи особнячке...
"А знаете что, любезный Михаил Осипович... - после кратного раздумья решилась графиня, - мы ведь с мужем ищем надежного покупателя. Граф получил назначение в Париж, послом Его Величества..."
"Но графиня! Да я и мезонина вашего не осилю! У вас ведь имеется мезонин?"
"Имеется, - усмехнулась Тимрот. - У нас много чего имеется. Но муж мой - гофмейстер двора. Нам ли торговаться? Вы, я вижу, человек благородный, образованный, опытный. Другого хозяина я бы и не желала для бебу-товского гнезда..."
"Так батюшка ваш - генерал Бебутов, кавказский герой?!" - всполошился Динкевич.
"Василий Осипович - мой дед, - скромно поправила Софья Ивановна и поднялась из-за стола. - Так когда же изволите взглянуть на дом?"
Договорились встретиться через пять дней в поезде, куда Динкевич подсядет в Клину.

Сонька хорошо помнила этот городок, а вернее, небольшую станцию, так как из всего города ей был знаком только полицейский участок. Свое первое приключение Сонька вспоминала всегда с удовольствием. В ту пору ей не исполнилось и двадцати, при небольшом росте и изяществе выглядела на шестнадцать. Это через шесть лет ее стали называть Золотой Ручкой, когда Шей-ндля Соломониак, дочь мелкого ростовщика из Варшавского уезда, прославилась как мозговой центр и финансовый бог "малины" международного размаха. А тогда у нее был лишь талант, неотразимое обаяние и школа "родового гнезда", которым она гордилась не меньше, чем графиня Тимрот, Гнезда не генеральского, а блатного, где она росла среди ростовщиков, скупщиков краденого, воров и контрабандистов. Была у них на побегушках, легко выучивая их языки: идиш, польский, русский, немецкий. Наблюдала за ними. И как истинная артистическая натура, пропитывалась духом авантюры и беспощадного риска.

Ну а тогда, в 1866-м, она была скромной воровкой "на доверии" на железной дороге. К этому времени Сонька уже успела, кстати, сбежать от своего первого мужа, торговца Розенбада, прихватив на дорожку не так уж много - пятьсот рублей. Где-то "у людей" росла ее маленькая дочка.
Итак, подъезжая к Клину, в вагоне третьего класса, где она промышляла по мелочи, Сонька заприметила красавца юнкера. Подсела, поклонилась, польстила ему "полковником" и так простодушно во все глаза (силу которых Уже знала хорошо) разглядывала его кокарду, сверкающие сапоги и чемоданчик возле них, что молодой военный немедленно ощутил порыв, свойственный всем мужчинам, встречавшимся на Сонькином пути: защитить и опекать эту девочку с лицом падЩего ангела - по возможности до конца своих дней.
На станции Клин ей уже ничего не стоило послать покоренного юнкера - НУ, допустим, за лимонадом.
Это был первый и последний раз, когда Сонька попалась с поличным Но и тут сумела выкрутиться. В участке она разрыдалась, и все, включая облапо-Шенного и отставшего от поезда Мишу Горожанского, поверили, что девушка взяла чемодан попутчика по ошибке, перепутав со своим. Мало того, в протоколе осталось заявление "Симы Рубинштейн" о пропаже у нее трехсот рублей.

Спустя несколько лет Сонька отправилась в Малый театр. И в блистательном Глумове узнала вдруг своего клинского "клиента". Михаил Горожанский в полном соответствии с псевдонимом - Решимов - бросил военную карьеру ради театра и стал ведущим актером Малого. Сонька купила огромный букет роз, вложила туда остроумную записку: "Великому актеру от его первой учительницы" - и собралась послать премьеру. Но по дороге не удержалась и добавила к подношению золотые часы из ближайшего кармана. Все еще молодой Михаил Решимов так никогда и не понял, кто разыграл его и почему на крышке дорогого сувенира было выгравировано: "Генерал-аншефу N за особые заслуги перед отечеством в день семидесятилетия".
Но вернемся к "графине" Софье Тимрот. В Москве ее, как положено, встречал шикарный выезд: кучер весь в белом, сверкающая лакированной кожей и пышными гербами двуколка и классическая пара гнедых. Заехали за семейством Динкевича на Арбат - и вскоре покупатели, как бы не смея войти, столпились у ворот чугунного литья, за которыми высился дворец на каменном цоколе с обещанным мезонином.

Затаив дыхание, Динкевичи осматривали бронзовые светильники, павловские кресла, красное дерево, бесценную библиотеку, ковры, дубовые панели, венецианские окна... Дом продавался с обстановкой, садом, хозяйственными постройками, прудом - и всего за 125 тысяч, включая зеркальных карпов! Дочь Динкевича была на грани обморока. Сам Михаил Осипович готов был целовать ручки не то что у графини, но и у монументального дворецкого в пудреном парике, словно специально призванного довершить моральный разгром провинциалов.
Служанка с поклоном вручила графине телеграмму на серебряном подносе, и та, близоруко сощурившись, попросила Динкевича прочесть ее вслух: "Ближайшие дни представление королю вручение верительных грамот тчк согласно протоколу вместе супругой тчк срочно продай дом выезжай тчк ожидаю нетерпением среду Григорий".
"Графиня" и покупатель отправились в нотариальную контору на Ленивке. Когда Динкевич следом за Сонькой шагнул в темноватую приемную, услужливый толстяк резво вскочил им навстречу, раскрыв объятия.

Это был Ицка Розенбад, первый муж Соньки и отец ее дочки. Теперь он был скупщиком краденого и специализировался на камнях и часах. Веселый Ицка обожал брегеты со звоном и при себе всегда имел двух любимых Буре: золотой, с гравированной сценой охоты на крышке, и платиновый, с портретом государя императора в эмалевом медальоне. На этих часах Ицка в свое время обставил неопытного кишиневского щипача едва не на триста рублей. На радостях он оставил оба брегета себе и любил открывать их одновременно, сверяя время и вслушиваясь в нежный разнобой звона. Розенбад зла на Соньку не держал, пятьсот рублей простил ей давным-давно, тем более что по ее наводкам получил уже раз в сто больше. Женщине, которая растила его девочку, платил щедро и дочку навещал часто, не в пример Соньке (Хотя позже, имея уже двух дочерей, Сонька стала самой нежной матерью, не скупилась на их воспитание и образование - ни в России, ни потом во Франции. Однако взрослые дочери отреклись от нее.)

Встретившись года через два после побега молодой жены, бывшие супруги стали "работать" вместе. Ицка, с его веселым нравом и артистичным варшавским шиком, часто оказывал Соньке неоценимую помощь.
Итак, нотариус, он же Ицка, теряя очки бросился к Соньке. "Графиня! - вскричал он. - Какая честь1 Такая звезда в моем жалком заведении1"
Через пять минут молодой помощник нотариуса оформил изящным почерком купчую. Господин директор в отставке вручил графине Тимрот, урожденной Бебутовой, все до копеечки накопления своей добропорядочной жизни. 125 тысяч рублей. А через две недели к ошалевшим от счастья Динкевичам пожаловали двое загорелых господ. Это были братья Артемьевы, модные архитекторы, сдавшие свой дом внаем на время путешествия по Италии. Динке-вич повесился в дешевых номерах..

Главные помощники Соньки в этом деле через пару лет были схвачены. Ицка Розенбад и Михель Блювштейн (дворецкий) отправились в арестантские роты, Хуня Гольдштейн (кучер) - на три года в тюрьму, а затем - за границу "с воспрещением возвращаться в пределы Российского государства". Сонька любила работать с родней и бывшими мужьями. Все трое не были исключениями: не только варшавянин Ицка, но и оба "румынскоподданных" состояли в свое время с "мамой" в законном браке.

Попадалась она не раз Соньку судили в Варшаве, Петербурге, Киеве, Харькове, но ей всегда удавалось либо ловко ускользнуть из полицейской части, либо добиться оправдания Впрочем, охотилась за ней полиция и многих городов Западной Европы. Скажем, в Будапеште по распоряжению Королевской судебной палаты были арестованы все ее вещи; лейпцигская полиция в 1871 году передала Соньку под надзор Российского посольства. Она ускользнула и на этот раз, однако вскоре была задержана венской полицией, конфисковавшей у нее сундук с украденными вещами

Так началась полоса неудач ее имя часто фигурировало в прессе, в полицейских участках были вывешены ее фотографии. Соньке становилось все труднее раствориться в толпе, сохранять свободу с помощью взяток
Она блистала в счастливые времена своей звездной карьеры в Европе, но городом удачи и любви была для нее Одесса...
Вольф Бромберг, двадцатилетний шулер и налетчик, по прозвищу Владимир Кочубчик, имел над Сонькой необъяснимую власть. Он вымогал у нее крупные суммы денег. Сонька чаще, чем прежде, шла на неоправданный риск, стала алчной, раздражительной, опустилась даже до карманных краж. Не слишком красивый, из разряда "хорошеньких" мужчин с подбритыми в ниточку усиками, узкий в кости, с живыми глазами и виртуозными руками - он единственный рискнул однажды подставить Соньку В день ее ангела, 30 сентября, Вольф украсил шейку своей любовницы бархоткой с голубым алмазом, который был взят под залог у одного одесского ювелира. Залогом являлась закладная на часть дома на Ланжероне. Стоимость дома на четыре тысячи превышала стоимость камня - и разницу ювелир уплатил наличными Через День Вольф неожиданно вернул алмаз, объявив, что подарок не пришелся по вкусу даме. Через полчаса ювелир обнаружил подделку, а еще через час установил, что и дома никакого на Ланжероне нет и не было. Когда он вломился в комнаты Бромберга на Молдаванке, Вольф "признался", что копию камня Дала ему Сонька и она же состряпала фальшивый заклад. К Соньке ювелир отправился не один, а с урядником.

Суд над ней шел с 10 по 19 декабря 1880 года в Московском окружном суде. Разыгрывая благородное негодование, Сонька отчаянно боролась с судейскими Чиновниками, не признавая ни обвинения, ни представленные вещественные Доказательства. Несмотря на то, что свидетели опознали ее по фотографии, Сонька заявила, что Золотая Ручка - совсем другая женщина, а она жила на средства мужа, знакомых поклонников Особенно возмутили Соньку подброшенные ей на квартиру полицией революционные прокламации Словом, вела себя так, что впоследствии присяжный поверенный А Шмаков, вспоминая об этом процессе, назвал ее женщиной, способной "заткнуть за пояс добрую сотню мужчин".

И все же по решению суда она получила суровый приговор: "Варшавскую мещанку Шейндлю-Суру Лейбову Розенбад, она же Рубинштейн, она же Школьник, Бреннер и Блювштейн, урожденную Соломониак, лишив всех прав состояния, сослать на поселение в отдаленнейшие места Сибири".

Местом ссылки стала глухая деревня Лужки Иркутской губернии, откуда летом 1885 года Сонька совершила побег, но через пять месяцев была схвачена полицией. За побег из Сибири ее приговорили к трем годам каторжных работ и 40 ударам плетьми. Однако и в тюрьме Сонька не теряла времени даром" она влюбила в себя рослого с пышными усами тюремного надзирателя унтер-офицера Михайлова. Тот передал своей пассии гражданское платье и в ночь на 30 июня 1886 года вывел ее на волю. Но только четыре месяца наслаждалась Сонька свободой. После нового ареста она оказалась в Нижегородском тюремном замке. Теперь ей предстояло отбывать каторжный срок н.а Сахалине.

Без мужчины она не могла никак и еще на этапе сошлась с товарищем по каторжной доле, смелым, прожженным пожилым вором и убийцей Блохой.

На Сахалине Сонька, как и все женщины, вначале жила на правах вольного жителя Привыкшая к дорогим "люксам" европейского класса, к тонкому белью и охлажденному шампанскому, Сонька совала копеечку караульному солдату, чтобы пустил ее в темные барачные сени, где она встречалась с Блохой. Во время этих кратких свиданий Сонька и ее матерый сожитель разработали план побега

Надо сказать, что бежать с Сахалина было не такой уж сложной задачей. Блоха бежал уже не впервой и знал, что из тайги, где три десятка человек работают под присмотром одного солдата, пробраться среди сопок к северу, к самому узкому месту Татарского пролива между мысами Погоби и Лазарева - ничего не стоит. А там - безлюдье, можно сколотить плот и перебраться на материк. Но Сонька, которая и здесь не избавилась от своей страсти к театрализованным авантюрам, а к тому же побаивалась многодневной голодухи, придумала свой вариант. Пойдут они дорожкой хоженой и обжитой, но прятаться не будут, а сыграют в каторжную раскомандировку: Сонька в солдатском платье будет "конвоировать" Блоху. Рецидивист убил караульного, в его одежду переоделась Сонька.

Первым поймали Блоху. Сонька, продолжавшая путь одна, заплутала и вышла на кордон. Но в этот раз ей посчастливилось. Врачи Александровского лазарета настояли на снятии с Золотой Ручки телесного наказания: она оказалась беременной Блоха же получил сорок плетей и был закован в ручные и ножные кандалы. Когда его секли, он кричал: "За дело меня, ваше высокоблагородие" За дело! Так мне и надо!"

Беременность Соньки Золотой Ручки закончилась выкидышем. Дальнейшее ее сахалинское заточение напоминало бредовый сон. Соньку обвиняли в мошенничестве, она привлекалась - как руководитель - по делу об убийстве поселенца-лавочника Никитина.

Наконец, в 1891 году за вторичный побег ее передали страшному сахалинскому палачу Комлеву. Раздетой донага, окруженной сотнями арестантов, под их поощрительное улюлюканье палач нанес ей пятнадцать ударов плетью. Ни звука не проронила Сонька Золотая Ручка Доползла до своей комнаты и свалилась на нары Два года и восемь месяцев Сонька носила ручные кандалы и содержалась в сырой одиночной камере с тусклым крошечным окном, закрытым частой решеткой.

Чехов так описал ее в книге "Сахалин", "маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым старушечьим лицом... Она ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное.." К моменту описываемых Чеховым событий, то есть в 1891 году, Софье Блювштейн было всего сорок пять лет...

Соньку Золотую Ручку посещали писатели, журналисты, иностранцы.
За плату разрешалось с ней побеседовать. Говорить она не любила, много врала, путалась в воспоминаниях. Любители экзотики фотографировались с ней в композиции: каторжанка, кузнец, надзиратель - это называлось "Заковка в ручные кандалы знаменитой Соньки Золотой Ручки". Один из таких снимков, присланный Чехову Иннокентием Игнатьевичем Павловским, сахалинским фотографом, хранится в Государственном литературном музее.

Отсидев срок, Сонька должна была остаться на Сахалине в качестве вольной поселенки. Она стала хозяйкой местного "кафе-шантана", где варила квас, торговала из-под полы водкой и устраивала веселые
вечера с танцами. Тогда же сошлась с жестоким рецидивистом Николаем Богдановым, но жизнь с ним была хуже каторги. Больная, ожесточившаяся, она решилась на новый побег и покинула Александровск. Прошла около двух верст и, потеряв силы, упала. Ее нашли конвойные.
Через несколько дней Золотая Ручка умерла.
---------------------------------------------------------------------------------
Игорь Муромов


Новое слово о трагической любви Соньки Золотой Ручки

""" Огорченный юнкер покинул участок. Девушка задержалась, чтобы написать под отеческую диктовку пристава заявление о пропаже - у нее, вдобавок ко всем прочим неприятностям, исчезли триста рублей. Это заявление вместе с протоколом происшествия и стало документом, где впервые официально зарегистрирован факт встречи Закона с одной из самых незаурядных его нарушительниц, Шнейдлей Соломониак, прозванной Сонькой Золотой ручкой за обвешанные кольцами ювелирные пальчики и за баснословное везение. """

К образу богини криминала XIX века обратился известный российский драматург, сценарист, режиссер и актер Виктор Мережко, который снимает в Одессе новый телесериал.

Я понял, какая это интересная судьба, когда с помощью своих связей докопался до полицейских отчетов и донесений о деятельности Софьи Блювштейн (фамилия одного из мужей Софьи, шулера и железнодорожного вора Михеля Блювштейна - Ред.). Я люблю женщин, люблю писать о женщинах и снимать о них фильмы, - рассказывает Мережко. - А уж о такой уникальной женщине, как Сонька, и подавно. Во-первых, она до сих пор считается непревзойденной в своем совершенстве королевой воров. Во-вторых, она была аферисткой международного масштаба и вместе с тем блестяще образованным человеком.

Родившаяся в Польше в еврейском гетто, Сонька в совершенстве знала шесть языков, была очень музыкальна, обладала аристократическими манерами. Недаром ее везде принимали то за баронессу, то за графиню, то за княгиню. Наконец, образ самой Золотой ручки почти мистический. Мужчин, которые встречались на ее пути, она буквально гипнотизировала, и те шли у нее на поводу. Она никогда не трогала тех, кто победнее, обворовывала только крупных банкиров, ювелиров и зажиточных подгулявших купцов. Именно Сонька стала основательницей первого бандитского 'общака'. Это была ее идея - помогать попавшим в беду товарищам деньгами, собранными в складчину.

Еще меня подкупила трагичность судьбы моей героини. Ее продал и сдал в руки правосудия один из любовников, молодой вор Володя Кочубчик, которого она обожала больше жизни. Кстати, историю этой несчастной любви я дополнил, обработал, и теперь после выхода нашего сериала появится еще одна красивая легенда о Соньке, которыми ее жизнь и так овеяна с избытком.

Добавим, что Софья Блювштейн - единственная женщина за всю историю уголовной России - три года провела на Сахалине в одиночном карцере, закованная в ручные и ножные кандалы. Предавший ее Володя Кочубчик, через полгода после суда вышел на свободу и уехал в Бессарабию, где выгодно вложил накопленные за время романа с Сонькой деньги в дома и виноградники.

Главной проблемой для режиссера, по его словам, стало найти исполнительницу главной роли, которая при аристократичности манер смогла бы показать всю авантюрность характера Соньки. К тому же смогла бы сыграть героиню и в 15, и в 40 лет, и чтобы поверил зритель.

Отсмотрев семь десятков кандидатур молодых начинающих актрис, Мережко приуныл. Найти нужный типаж казалось нереальным. Семьдесят первой стала 22-летняя Настя Микульчина из Молдовы. В ней было все, что требовалось режиссеру. Плюс очаровательный, едва различимый приднестровский акцент, который был и у героини. Виктор Иванович ни разу о своем выборе не пожалел. На съемочной площадке молодая актриса работает на равных с маститыми партнерами Анастасией Мельниковой, Дмитрием Нагиевым, Иваном Бортником, Олегом Басилашвили и другими.

Всем актерам пришлось учиться премудростям авантюрно-бандитской богемы XIX столетия. Питерскому интеллигенту Басилашвили, играющему учителя Соньки, старого вора, непросто давалась блатная феня. Но актеру нравится пробовать что-то новое. Олег Валерьянович признался, что окунуться в воровскую среду позапрошлого века ему даже интересней, чем сыграть Воланда. Ему предлагали дублера в сцене драки с молодым вором. Но Басилашвили сказал, что сам справится. И дрался в кадре, как заправский урка.

Дмитрий Нагиев блестяще сыграл надзирателя, трагического подлеца.

Ловкости рук Настю Микульчину, исполнительницу роли Соньки, учили профессионалы. Не воры, а цирковые фокусники-престидижитаторы. Актриса в образе Соньки блестяще 'подбирает' упавшие драгоценности без рук при помощи кусочка смолы на туфлях. Или прячет украденные камни в желудке у ручной обезьянки, а потом изымает их оттуда, делая маленькой помощнице клизму.

В 30-градусный мороз Настя снималась в легком арестантском халате и тяжелых деревянных башмаках-сабо на босу ногу. Однажды снег под ней провалился, девушка рухнула в пятиметровую яму и чудом осталась жива. Зато актеры шутят, что теперь, освоив воровскую профессию, не пропадут в жизни, если вдруг останутся без основной работы.

Съёмки свадьбы Соньки Золотой Ручки проходили в селе Троицкое Беляевского района на живописном берегу речушки Турунчук.

Съёмки кроме Одессы проходят в Санкт-Петербурге, Карелии и Чехии. Пошито огромное количество оригинальных костюмов, только у Соньки в сериале больше полусотни нарядов. Художником на картине работает сын Виктора Ивановича - Иван Мережко. Предположительно, к весне следующего года сериал появится в эфире.

08-08-2006


Проделки знаменитой Соньки- Золотой Ручки
--------------------------------------------------------------
В начале 1920-х годов в Москве стали случаться странные происшествия: в ювелирные магазины неожиданно врывалась маленькая обезьянка, хватала с витрин или срывала с женщин драгоценности, тут же проглатывала их, а затем так же быстро скрывалась в неизвестном направлении. Милиция так и не смогла поймать ни обезьянку, ни ее хозяина, однако поговаривали, что это проделки знаменитой Соньки-Золотой Ручки

: В истории уголовного мира царской России, пожалуй, не было более известной и знаменитой женщины, чем Сонька-Золотая Ручка. О ее похождениях подробно рассказывали все газеты империи, еще при жизни о ней слагали легенды, открытки с ее изображением можно было найти в самых захолустных уголках страны, а в начале эры немого кино о ней был снят целый сериал! О встречах с ней оставил свои воспоминания Антон Павлович Чехов, а также известный в прошлом журналист Влас Дорошевич. Чем же была знаменита Сонька и почему обрела воистину общеевропейскую славу?

Софья Штендель родилась в 1859 году на Украине в семье местечкового цирюльника. Когда ей было 4 года, они с отцом, после смерти матери, перебрались в Одессу.

В 17 лет Софья бежит из дома с влюбленным в нее греком, а когда тот бросает ее, она выходит замуж за известного одесского мошенника Блювштейна. Молодая жена родила ему двух дочерей, прилично содержать которых не позволяла профессия мужа. Тот не всегда был при деньгах, а его аферы не были достаточно продуманными. Софья пыталась помогать ему в этом, но Блювштейн не желал ее слушать и в результате угодил в тюрьму. Тогда она решила сама заняться 'бизнесом' мужа. Обладая острым умом, хитростью и изворотливостью, она и стала той Сонькой-Золотой Ручкой, которую узнала вся Россия.

Одно из первых удачных дел Соньки относится к 1883 году.
По своей простоте и изяществу ничего подобного до этого никто из мошенников еще не проделывал. Однажды к ювелиру Карлу фон Мелю обратилась женщина, назвавшаяся Софьей Андреевной, женой известного городского психиатра, с просьбой подобрать для нее бриллиантовые украшения. Тот предложил ей брошь и колье французской работы стоимостью в 30 тысяч рублей. Одобрив предложенные драгоценности, она ушла, оставив свою визитную карточку, и попросила ювелира принести эти вещи на дом, где за них расплатится муж. В назначенный час ничего не подозревавший фон Мель явился в дом психиатра. В прихожей его встретила Софья Андреевна, взяла бриллианты, а ювелира направила в кабинет доктора для расчета. Ожидавший его психиатр не удивился визиту пациента, требовавшего денег за какие--то бриллианты, и при помощи дюжих санитаров ошеломленный ювелир был водворен в палату психбольницы!

Только через несколько часов ситуация прояснилась - Сонька, назвавшаяся женой ювелира фон Меля, записала того на прием к доктору, жалуясь на его больную психику, между тем как ювелиру она представлялась женой эскулапа! Пока обманутые 'мужья' приходили в себя от такой наглости, Соньки уже и след простыл.

Почти всегда она действовала в одиночку, мелкими делами практически не занималась и не любила экспромтов. Каждое задуманное ею дело тщательно готовилось, обдумывалось и взвешивалось.

Примером тому может служить воровство у банкира Догмарова, совершенное ею в 1884 году. В кафе Фанкони тот познакомился с некой Софьей Сан--Донато. Она попросила его разменять ей одну ценную бумагу в тысячу рублей на наличные деньги. Миловидной и привлекательной даме банкир отказать не смог, а потому любезно пошел ей навстречу. В разговоре выяснилось, что Софья вечерним поездом уезжает в Москву. По 'странному' стечению обстоятельств этим же поездом из Одессы в Москву должен был ехать и сам банкир. Поэтому он навязался сопровождать заинтересовавшую его даму. Та, для приличия немного поупрямившись, согласилась. Обрадованный ухажер ждал ее с коробкой шоколадных конфет в назначенный час у вагона. Расположившись в купе, госпожа Сан-Донато пожелала выпить ликеру. Банкир Догмаров с готовностью ринулся в буфет за бенедиктином: Последним его воспоминанием было то, как он ел шоколадные конфеты. Из его саквояжа исчезли наличные деньги и ценные бумаги общей суммой на 43 тысячи рублей. Прекрасная попутчица, конечно, тоже исчезла:

Софья Блювштейн владела мастерством перевоплощения. Она гастролировала по всей России - Одесса, Москва, Тифлис, Астрахань. Отдыхала от 'трудов праведных' Сонька обычно за границей, на водах, поселяясь в дорогих отелях под именем какой-нибудь графини или княгини.

Долгое время Сонька-Золотая Ручка была неуловима, но однажды в Смоленске произошел прокол. После ограбления нескольких ювелирных магазинов ее арестовали. Сыщики радовались победе и передали дело в суд. Но Сонька там не появилась - очаровав тюремных надзирателей рассказами о своих похождениях в Одессе, Вене и Париже, она влюбила в себя одного из них, и он помог ей бежать. Влюбленный дурак скрылся вместе с ней, но вскоре был задержан в Одессе и отдан под суд, а Сонька занялась своим прежним ремеслом, еще более изощряясь в выдумках.

Так, в 1885 году некая Софья Эдуардовна Буксгевден, курляндская баронесса, с дочерью и ее кормилицей, в сопровождении своего отца, зашла в ювелирный магазин Хлебникова в Москве. Она попросила показать ей хорошие бриллианты. Приказчик предложил ей алмазный гарнитур за 22 тысячи рублей. Баронессе он пришелся по нраву, но, к сожалению, она забыла деньги у себя в номере на камине, и, забрав бриллианты, она пошла за этими деньгами, попросив отца и кормилицу обождать ее в магазине. Только через два часа напрасного ожидания ювелиры заподозрили неладное и вызвали полицию. Оказалось, что ребенок был взят 'напрокат' у одной из обитательниц трущоб Хитрова рынка, кормилица была нанята по объявлению в газете, а роль отца 'баронессы' сыграл опустившийся отставной штабс-ротмистр за небольшую мзду

. Но 1885 год оказался неудачным для Соньки - ее уличили в краже сразу из нескольких крупных ювелирных фирм и снова арестовали. Приговор суда был суров - ссылка на Сахалин. Из Одессы туда раз в год отправлялась плавучая тюрьма--пароход 'Ярославль'.

К этому времени Сонька- Золотая Ручка уже приобрела всероссийскую известность, поэтому провожать ее на Сахалин на пристань высыпало чуть ли не все население города. Туда же прибыли одесский градоначальник П. А. Зеленой, капитан порта В. П. Перлишин и полицмейстер полковник Бунин. При выходе из арестантского вагона Сонька, увидев огромную толпу, с улыбкой поклонилась ей и поднялась по трапу на пароход. Там, обрадованное отбытию Соньки из Одессы, к ней подошло начальство и пожелало ей счастливого пути. Растроганная таким вниманием Сонька решила сделать ответный жест и подарила градоначальнику карманные золотые часы-луковицу. Польщенный градоначальник вежливо поблагодарил ее за подарок и только через мгновение сообразил - это его собственные часы! На жилете болталась одна пустая цепочка! Опозоренный градоначальник поспешил ретироваться с парохода, который, дав прощальный гудок, отплыл к берегам далекого Сахалина.

Туда она прибыла осенью 1886 года и стала жить на поселении. Немного осмотревшись, Софья совершила свой первый неудачный побег. За это она попала под постоянный надзор стражников, но наказания плетьми, как полагалось, не последовало - ее пожалели. Дело было в том, что местные врачи выдали справку, что она беременна. Это было полной фикцией, так как на медосмотр Сонька вместо себя послала другую женщину. После неудачного побега она принялась за старое: на острове совершаются несколько громких преступлений, все указывает на то, что их организатором была Сонька, но никаких улик против нее не было.

В 1888 году ее опять обвиняют в мошенничестве, а в 1889 году - в организации убийства ссыльнопоселенца Никитина. Исполнители этого преступления - Чернышев, Кинжалов и Марин - были казнены, а еще один, Пазухин, получил сто ударов плетьми и был навечно прикован к тачке. Против Соньки -Золотой Ручки опять не было никаких улик.

В том же 1889 году на Сахалине произошла самая крупная кража за всю историю его существования. Из сундука, стоявшего под кроватью торговки, жены ссыльного Лейбы Юровского, исчезли 56 тысяч рублей - огромная по тем временам сумма. Обстоятельства кражи свидетельствовали о несомненном участии Соньки в этом деле, но доказать опять ничего не удалось.

В 1891 году Софья Блювштейн совершает свой очередной неудачный побег. Через несколько дней блуждания по острову она случайно выходит на поисковый отряд, которому был отдан приказ стрелять на поражение. Из
30 выпущенных пуль Соньку не задела ни одна! За этот побег она получила 15 ударов плетьми. Временами она теряла сознание от боли, наказание прерывалось, фельдшер приводил ее в чувство, и экзекуция продолжалась. После этого ни одна женщина на Сахалине больше не подвергалась такому жестокому наказанию.

Кроме наказания плетьми, за побег Сонька была осуждена на 3 года каторги, закована в кандалы и заключена в одиночную камеру. За всю историю существования каторги на Сахалине это был первый и единственный случай, когда женщину заковывали в кандалы.

На Сахалине ее видел А. Чехов, побывавший там в 1891 году: 'Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина: На руках у нее кандалы: Она ходит по камере из угла в угол, и кажется, что все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное'.

Местный фотограф неплохо зарабатывал на портретах Соньки -Золотой Ручки. По его просьбе ее выводили из камеры, ставили у наковальни рядом с кузнецом. Вся эта композиция называлась 'Заковывание в кандалы Золотой Ручки'. Эти фотографии распространялись по всей России и даже в Европе.

В 1894 году Соньку выпускают из тюрьмы и переводят в разряд ссыльнопоселенцев. Она стала жить у самого свирепого и опасного каторжника Богданова, подельника Соньки по старым делам. Вместе с ним она предпринимает третий побег с острова - и снова неудачный. Здоровье Соньки уже было сильно подорвано каторгой, а от долгого ношения кандалов у нее перестала двигаться левая рука. Беглецов не стали наказывать, но установили строгий надзор.

Постепенно она смирилась со своим положением и стала содержательницей квасной. Одновременно с этим Сонька приторговывала водкой, занималась скупкой краденого и даже открыла игорный притон. Полиция, несмотря на частые обыски, так и не смогла уличить ее ни в одном незаконном деянии.

Сонька -Золотая Ручка надолго стала легендой Сахалина: ходил слух, что настоящая Сонька гастролирует по Европе, а вместо нее каторгу отбывает другая женщина - настолько была велика вера в хитрость и изворотливость знаменитой воровки! А. П. Чехов, а также известный журналист Влас Дорошевич отмечали возрастное несоответствие между каторжанкой и легендарной Сонькой. По внешнему виду между ними была разница лет в десять.

Ко всему прочему, именно в 1890-х годах по Европе прокатилась целая серия таинственных ограблений, по почерку очень похожих на работу Соньки- Золотой Ручки. Однако это была лишь легенда, Софья Блювштейн пробыла на Сахалине до 1917 года, до упразднения каторги.

Постаревшая аферистка вернулась в родную Одессу, некоторое время проживала там, а когда в 1921 году ЧК расстреляла ее последнего любовника, перебралась в Москву к двум своим дочерям, которые стали неплохими актрисами и очень стеснялись прошлого своей мамаши. Преклонный возраст и слабое здоровье не позволяли ей активно заниматься прежним промыслом, тогда и появилась идея с использованием дрессированной обезьянки для краж. Это было одно из последних гениальных изобретений Соньки- Золотой Ручки

. Софья Блювштейн умерла в конце 1920?х годов, немного не дожив до своего семидесятилетия, и была похоронена на 1-м участке Ваганьковского кладбища. На ее могиле на деньги одесских, ростовских, неаполитанских и лондонских воров был поставлен необычный памятник работы миланских мастеров: возле высоченной кованой пальмы стоит беломраморная фигура женщины в полный рост с воздетыми к небу руками. На могиле всегда лежат живые цветы, а подножие монумента 'украшено' надписями наподобие этих:
'Солнцевская братва тебя не забудет',
'Помоги, Соня, мы идем на дело'
или даже 'Соня, научи жить':
-------------------------------------------------------------
Михаил Пазин



Таинственная Софья Блювштейн - Сонька-Золотая Ручка...

В начале ХХ века в Москве выходил так называемый 'Синий журнал' под темной обложкой. В тех нескольких экземплярах, что случайно попали мне в руки, я ознакомилась с рассказами, новеллами, романами-фельетонами, целиком посвященными категории людей вне закона: всевозможным аферистам, пароходным шулерам, 'королям бильярда', торговцам живым товаром и прочим темным личностям. Гораздо увлекательнее этот мир был представлен прекрасным полом, описывались провинциальные актрисы-гастролерши, шансонетки в поисках ангажемента, пожилые особы с выводком молодых и миловидных девиц, красивые и шикарные искательницы приключений, иногда в сопровождении молодого, элегантного, выбритого и напудренного 'альфонса'.

Среди этой аристократии порока первое место занимают похождения пресловутой Соньки-Золотой Ручки, прошумевшие от Варшавы до Харбина. Популярность ее была неслыханной. Концом карьеры смелой налетчицы была ссылка на остров Сахалин, где по отбытии наказания она осталась жить, содержа 'дуван', т.е. занимаясь скупкой краденого.

Постепенно 'Синий журнал', завладев ее прозвищем и приукрасив легенду, стал изображать Соньку как даму полусвета, шикарную авантюристку высокого полета, с богатым гардеробом, драгоценностями и коллекцией фальшивых паспортов на имя баронесс и графинь. 'Синий журнал' воспевал образ героини, ее красоту, ум, такт, смелость и истинно дьявольскую ловкость. Ее личное обаяние и сила внушения граничили с чудесным.

Не надо забывать главного: Сонька-Золотая Ручка, как плод воображения 'Синего журнала', была продуктом безумных годов конца XIX
и начала ХХ века, единственной в истории России эпохи невиданного индустриального и финансового взлета, истеричной биржи, новых скоробогачей. Жизнь протекала под золотым дождем: войны 1905 и 1914 годов породили легион миллионеров, они торопились жить и спешили чувствовать... Отныне все было позволено, бешеные деньги разрушили все преграды - азарт и золото на зеленом сукне столов, невиданные кутежи, бессонные ночи и женщины, женщины... княгини и натурщицы, кокотки в бриллиантах и соболях, шампанское с эфиром, кокаин и танго - танец любви и смерти, и поэт нашего времени - бледный Пьеро - Вертинский.
О Софье Блювштейн достоверных сведений немного.

По одним, она родилась в русской Польше, в Варшаве, по другим - в Одессе. Одна дата ее рождения - 1859 год, другая - 1869?й. Неизвестны ни ее девичья фамилия, ни место и дата кончины. Известно только одно - что она родилась в бедной приличной еврейской семье и вышла замуж за профессионального вора Михаила - Михеля - Блювштейна. Брак вскоре распался из-за постоянных супружеских измен Софьи. Но ее громкий судебный процесс во время правления Александра III, в 1886 году, освещался всеми российскими и даже заграничными газетами. В результате она была осуждена и сослана на Сахалин, где ее видели Чехов и известный журналист Влас Дорошевич. Оба оставили свои впечатления о ней и месте ее заключения.

Удивляет одно - что и в новые времена у Соньки немалое число поклонников. Памятник из дорогого камня неожиданно появился на известном московском кладбище. Снова нет ни даты смерти, ни указания места, где знаменитая авантюристка скончалась. Миф о Соньке продолжает жить.
-------------------------------------------------------------------------
Алла ТЕР-АБРАМОВА, Москва-Париж



Кто ты, Сонька - Золотая Ручка?
---------------------------------------------
Об этой женщине ходили легенды. Ее любили, ей поклонялись, перед
ней заискивали. О ней писали книги, снимали кинофильмы. Перед ней раскрывали свои двери самые блистательные дома Европы:

Так кто же она, Софья Ивановна Блювштейн, Сонька -Золотая Ручка, королева воровского мира?

Вся жизнь этой удивительной женщины была окружена тайнами и загадками, к возникновению которых была в значительной мере причастна и она сама.

По одной из версий, Сонька родилась в 1859 году в многодетной семье бедного еврея- цирюльника Штенделя в Бердичеве. После смерти матери, а позже и отца, четырехлетнюю Соню отвезли в Одессу, где ее воспитывала нелюбимая мачеха. Сбежав от мачехи в возрасте двенадцати лет, смышленая и миловидная Соня попала в услужение к известной артистке Юлии Пастране. Блеск и роскошь, окружающие Юлию, породили в душе будущей мошенницы зависть и жажду обогащения, что и послужило толчком к началу головокружительной воровской карьеры:

По другой версии, криминальный талант Софьи проснулся после неудачного романа с юным греком - сыном известного в Одессе лавочника. Тогда молодые влюбленные сбежали из дому, прихватив из одной из лавок папаши - грека приличную сумму денег. Однако денег хватило не надолго, а вместе с деньгами испарилась и любовь. Неудавшийся любовник вернулся к семейному очагу, а вот Сонька:

Однако наиболее приближенной к действительности считается третья версия, составленная различными историками по сохранившимся метрикам, материалам уголовных дел и воспоминаниям очевидцев.
Итак:

Софья Ивановна Блювштейн, урожденная Шейндля Сура Лейбовна Соломониак, родилась в 1846 году в семье мелкого торговца в местечке Повонзки Варшавского уезда. Семья добропорядочностью не отличалась - приторговывали краденым, занимались контрабандой. Муж старшей сестры Фейги был неоднократно судим за кражи, да и сама Фейга была талантливой воровкой. Ну и как, скажите из маленькой Шейндли (имя Софья девочка придумала себе сама) могла вырасти добродетельная, богобоязненная мещанка? И Сонька оттачивала свое мастерство, вращаясь в среде лучших местечковых воров.

Родители же мечтали видеть свою девочку добропорядочной матерью семейства, чтобы она могла вырваться из той грязи, в которой жили они сами. Уговоры возымели действие, и в 1864 году восемнадцатилетняя Сонька вышла замуж за почтенного бакалейщика Исаака Розенбада. Поначалу она прилежно пыталась играть роль хорошей жены и даже родила Розенбаду дочь Суру- Ривку, но терпения хватило не надолго: через полтора года семейной жизни Софья Розенбад, прихватив дочь и 500 рублей из бакалейной лавки мужа, исчезла в неизвестном направлении.

Впервые Соньку арестовали 14 апреля 1866 года в гостинице города Клин. Ее обвиняли в краже чемодана у юнкера Горожанского, с которым она познакомилась в поезде. Но осуждена Сонька не была, так как из зала суда была передана на поруки некому Липсону, владельцу гостиницы, которого она за свое короткое пребывание в Клине успела очаровать. После этого инцидента Сонька стала осторожна:

Софья не была красивой женщиной. Вот как ее описывали в полицейских документах: " Рост 1 м 53 см, рябоватое лицо, нос умеренный с широкими ноздрями, бородавка на правой щеке, брюнетка, на лбу волосы вьющиеся, глаза подвижные, дерзка и разговорчива". И, тем не менее, Софья пользовалась невероятным успехом у мужчин. Она неоднократно выходила замуж, побывав и Софьей Рубинштейн, и Софьей Школьник, и Софьей Бренер, и Софьей Блювштейн:

После клинской неудачи Сонька перебралась в Петербург, где вместе с Михелем Бренером осуществила серию краж. Там же в Петербурге вместе с известным вором Левитом Сандановичем она попыталась создать свою преступную группу. Очевидно именно в этот период был изобретен новый метод гостиничных краж 'Гутен морген'. Метод был настолько же прост, насколько и гениален: элегантно одетая безупречная Сонька проникала в номер жертвы и начинала искать деньги и драгоценности. Если ее заставали 'на горячем' она смущалась, извинялась, делала вид, что ошиблась номером.

Сонька никогда не покидала номер без добычи, при необходимости могла даже переспать с жертвой и не видела в этом ничего зазорного. Этот метод был отработан ею до мелочей и она практически не знала мелочей.

В семидесятых годах Сонька, поняв, что в Петербурге она несколько примелькалась (да и размах не тот!), она вместе с несколькими подельниками отправилась в Европу. Варшава, Вена, Париж, Лейпциг - география преступлений Соньки не знала границ. Не смотря на отсутствие образования, она обладала острым умом и сильной интуицией. Кроме того, за годы своей бурной деятельности Софья Блювштейн в совершенстве овладела языками - немецким, французским, польским. Мошенница без труда выдавала себя за русскую аристократку, путешествующую за границей. Перед ней были открыты двери в лучшие дома высшего света: Волна преступлений, прокатившаяся по Европе, заставила говорить о Соньке весь мир.

Золотая Ручка (такое прозвище получила Сонька в воровских кругах) отличалась особой скрупулезностью. Она тщательно готовилась к каждому преступлению. В ее команде работали лучшие воры Европы, в ее арсенале было множество приспособлений, необходимых для работы: накладные ногти, куда мошенница прятала мелкие ювелирные камни, туфли со специальными каблуками, к которым 'вовремя' прилипали ювелирные украшения, платье - мешок, куда Сонька прятала награбленое: Но главным в ее арсенале всевозможных уловок был несомненно актерский талант, который помогал ей выпутываться из любых ситуаций.

Репутация Соньки в преступном мире росла с каждым днем.
В 1872 году Софья Блювштейн получила предложение войти в самый крупный клуб российских мошенников 'Червонный валет', а уже спустя несколько лет возглавила его. Деятельность клуба распространялась на всю территорию России.

Попадалась Сонька несколько раз, но ей всегда удавалось избежать наказания. В 1871 году она попала в руки лейпцигской полиции, которая предпочла тут же избавится от нее передав под надзор России. Однако и Россия не захотела с ней связываться, и Сонька была выслана из страны: В 1876 году она 'засыпалась' в Вене, но ей удается бежать из под стражи с помощью влюбленного в нее надзирателя: Попав в руки краковской полиции Сонька умудряется обокрасть своего(!) адвоката, который не смотря на это не отказался ее защищать, и Сонька отделалась всего лишь двухнедельным сроком:

Но вскоре удача отвернулась от нее. В 1880 году Московским судом после громкого процесса Софья Блювштейн была осуждена и выслана в Сибирь, но ей удалось бежать и оттуда. И снова вся Россия заговорила о Соньке. Она грабила ювелиров, банкиров, промышленников:

В 1885 году удача снова изменила Соньке, на этот раз окончательно. После ограбления нескольких крупных ювелирных магазинов она была схвачена и, после долгого процесса, приговорена к каторге.

В день отплытия катаржанок на набережной Карантинного мола яблоку негде было упасть. Это Одесса вышла прощаться с Сонькой - Золотой Ручкой.

Она трижды пыталась бежать с каторги - трижды неудачно. После третьей попытки Сонька умерла:

:В начале двадцатого века, уже после смерти Соньки, по Европе снова прокатилась волна преступлений, по почерку удивительно напоминавших знаменитую мошенницу. Каково же было удивление российской полиции, когда во всех газетах мира появилось сенсационное объявление, что полицией одной из стран была схвачена знаменитая Сонька - Золотая Ручка. Она представлялась женой эрц - герцога, а в полиции назвалась Софьей Бек. Но выяснить так ничего и не удалось - мошенница сбежала из-под конвоя, очаровав одного из охранников:

В Москве на Ваганьковском кладбище стоит привезенный из Италии памятник, изображающий прекрасную женщину под тремя пальмами. На могиле всегда живые цветы и россыпи монет. Говорят, под этим памятником лежит Сонька - Золотая Ручка. Говорят:
********************************************************************************
Ссылки:
http://www.peoples.ru/state/criminal/adventurer/sofia/index.html
http://www.ezhe.ru/vgik/sonia/



АФЕРИСТКА
--------------------
Ее имя - легенда. Ее аферы - 'классика жанра'. Ее жизнь - приключение.


АВГУСТ 1886 Года, ОДЕССА

- Софья Блювштейн, - нарочито громко выкрикнул охранник, оборачиваясь к собравшимся на набережной Карантинного мола одесситам. Люди замерли в ожидании. Из вагона арестантского поезда вышла невысокая стройная женщина с небольшим узелком в руке. У трапа парохода 'Ярославль' ее поджидал градоначальник Зеленой.

- Софья Ивановна, как лицо, наделенное властными полномочиями, хочу заявить, что искренне сочувствую сахалинскому начальству, на территории которого вы будете проживать. А от себя лично - я восхищен вашей красотой и умом. Счастливого пути.

Женщина улыбнулась, сделала шаг навстречу градоначальнику, слегка коснулась губами его щеки и под аплодисменты толпы стала подниматься по трапу на теплоход. Через секунду остановилась и повернулась.

- Зеленой, вы меня растрогали. Это вам, - женщина протянула ему золотые карманные часы.

Зеленой, принимая подарок, чопорно кивнул головой, и вдруг заметил, что на его жилетке болтается пустая цепочка. Толпа на набережной взревела от восторга. Женщина повернулась к людям и театрально поклонилась.

- Шельма! - пряча часы в карман, восхищенно прошептал смущенный Зеленой.


ЗАКОНОДАТЕЛЬНИЦА МОДЫ

Она была пятым ребенком в семье одесского бакалейщика.

В семнадцать лет Софья Штендель сбежала из дому и вскоре вышла замуж за известного карточного шулера Блювштейна. Когда через пять лет мужа посадили в тюрьму, чтобы прокормить родителей супруга и двух дочерей, родившихся от ее брака, Софья сама взялась за 'семейный бизнес'. Но грандиозный размах ее мошеннических операций не шел ни в какое сравнение с былыми карточными аферами супруга. Она была мастером перевоплощения. Работала, как правило, в одиночку, тщательно до мелочей продумывала все свои преступления и никогда не повторялась. В течение года Софья Блювштейн могла появиться в Тифлисе, Архангельске, Париже, Лондоне, Вене и Москве. Благодаря светским манерам, уму и обаянию ее охотно принимали в высшем обществе, но через некоторое время это же общество корило себя за излишнюю доверчивость. Очень скоро Блювштейн стала 'законодательницей моды' в мире мошенников, и схемы ее афер до сих пор считаются 'классикой жанра'.
Они описаны во всех учебниках по истории криминалистики, а писатели и сценаристы до сих пор черпают в ее хитроумных преступлениях сюжеты для своих авантюрных детективов.


МАЙ 1883 Года, ПАРИЖ

После получасовой беседы с известным психиатром N. Карл фон Мель понял, что доктор воспринимает его исключительно как пациента.

- Простите, а нельзя ли пригласить сюда вашу супругу?

- Это вряд ли получится. Я вдовец. Да если бы я и был женат, к нашей беседе это не имеет никакого отношения.

- Смею вас уверить, имеет. Вчера ваша супруга Софья Александровна выбрала у меня в магазине драгоценности на сумму 30 тысяч рублей, попросив в назначенное время привезти их по этому адресу и забрать деньги. Только что она встретила меня в приемной и проводила к вам.

- Извините, но Софья Александровна - ваша супруга. Она вчера записала вас ко мне на прием и даже заранее оплатила его. Одну минуту, мы сейчас все выясним. - Психиатр позвонил в колокольчик и вызвал помощника. - Милейший, вызовите сюда мадам фон Мель.

- Увы, доктор. Мадам откланялась, как только мсье зашел в кабинет.

- А где драгоценности? - спросил обескураженный ювелир.

- Какие драгоценности? - психиатр уже явно начал нервничать.

- Бриллиантовые колье, брошь и перстень, которые я передал вашей жене, прежде чем сюда зайти.

- Уважаемый, я повторяю: у меня нет жены.


САХАЛИН

Первый раз Софью арестовали в Смоленске. Но она ухитрилась влюбить в себя одного из охранников, который помог ей бежать. Второй раз ее задержали в ноябре 1885 года по обвинению в ограблении нескольких ювелирных магазинов. Судебный процесс был громкий и скандальный. Публика мошенницу обожала, а журналисты с восторгом писали о веселой, ироничной, острой на язычок подсудимой, которая стоически вынесла приговор - пожизненная каторга.

С Сахалина Софья пыталась бежать трижды. После второго раза ее поймали, наказали двадцатью ударами плетью (так сильно женщин на каторге не наказывали никогда) и заковали в кандалы, которые она проносила почти три года. Местный фотограф сделал целое состояние на перепродаже фотографий, запечатлевших момент, когда Софью заковывают в кандалы. Третий побег она предприняла в 1894 году, пытаясь бежать с поселения вместе со своим гражданским мужем, бывшим разбойником и головорезом Богдановым. Во время побега она повредила ногу, и, пока их не догнали солдаты, Богданов несколько десятков верст нес любимую на руках.

На поселении Софья Блювштейн числилась содержательницей квасной, но неугомонный характер авантюристки не давал ей покоя. Все указывало на то, что ряд загадочных и дерзких ограблений (в том числе и самое крупное преступление сахалинской каторги - кража громадной суммы (56 тысяч рублей) у местной богачки Симы Юровской) совершены при ее активном участии. При этом Софья всегда избегала наказания, потому что никто ни разу ее не сдал. Она стала настоящей 'крестной матерью' российских преступников, и знакомством с ней гордились все - от тюремного начальства до арестантов.

После 1895 года Софью как будто подменили. Она стала нелюдимой, молчаливой и набожной. Все вокруг удивлялись - где неугомонная энергия, железная воля, эрудиция, образованность, искрометные юмор и фантазия, которые отличали эту женщину от других каторжан? Антон Чехов в своих заметках о пребывании на Сахалине недоумевал: Софья совсем не походила на ту легендарную аферистку, которой восхищался весь мир, - даже по внешним признакам она постарела лет на десять. Тем временем по Европе прокатилась волна загадочных преступлений, по почерку очень напоминающих аферы Блювштейн. В народе говорили, что ей все же удалось бежать с Сахалина, а вместо себя она оставила внешне очень похожую на нее каторжанку. Но это - неподтвержденные ничем слухи, которые навсегда останутся легендой.


АВГУСТ 1885 Года, МОСКВА

Во время посещения ювелирного магазина Хлебникова на Тверской баронессу курляндскую Софью Эдуардовну Буксгевден сопровождали супруг и нянька с полуторагодовалым младенцем. Выбрав бриллиантовые украшения на сумму 22 тысячи 300 рублей, баронесса приказала их
запаковать.

- Ой, я же деньги оставила на камине. Эдуард Карлович, - повернулась баронесса к мужу, - это ваше упущение. А посему останьтесь здесь и дождитесь посыльного с суммой. Вам ясно?

- Как скажете, Софья Эдуардовна. Вот только младенец:

- Ничего. Хоть немного побудете с ребенком, а то из-за вашей увлеченностью работой дитя скоро перестанет узнавать отца, - поднялась со стула баронесса и обратилась к управляющему. - Вы не будете против, если я возьму покупку с собой?

- Как прикажете. Если мадам желает, мы можем выделить ей в сопровождение человека.

- Не утруждайтесь, у нас челяди достаточно.

Через два часа в полиции выяснилось, что Эдуард Карлович никакой не супруг баронессы, а отставной штаб-ротмистр Николаевского полка, завсегдатай местных кабаков. Няньку нашли по объявлению, а ребенок - дочь проститутки с Хитровки по прозвищу Машка-проказница. Все они были наняты 'за три рубля каждому' утром того же дня неизвестной дамой для сопровождения ее во время похода по московским магазинам.


ЛЕГЕНДА

Официально Софья Блювштейн была отпущена с каторги в 1920 году и дожила свою жизнь в Москве у дочерей, которые стали профессиональными актрисами.

Умерла в преклонном возрасте и похоронена на Ваганьковском кладбище, участок ? 1. На ее могиле стоит плохо сохранившийся памятник - женская фигура в натуральную величину из белого мрамора под сенью чугунных пальм. Поговаривают, что памятник сделан известным миланским скульптором, а заказчиком выступили одесские и лондонские мошенники. Так они постарались увековечить память о самой знаменитой аферистке Софье Блювштейн, больше известной как Сонька Золотая Ручка.

______________________________________________
OАО Редакция Просторы России.


Бабушка российского криминала Сонька-Золотая Ручка:
--------------------------------------------------------------------------
Ограбление Карла фон Меля, ювелира
В мае 1883 г. в магазине фон Меля появилась очаровательная клиентка. Молодая дама, светская и состоятельная, мило грассируя, представилась женой известного психиатра Л., выбрала изделия французских мастеров на тридцать тысяч рублей, выписала счет и договорилась о встрече у себя дома. В назначенный час ювелир с коллекцией бриллиантов вошел в приемную доктора. Радушная хозяйка его встретила, взяла шкатулку, чтобы примерить сокровища к вечернему платью, и пригласила в кабинет к мужу. Когда ювелир настойчиво потребовал у психиатра оплаты счетов или возврата бриллиантов, его скрутили санитары и увезли в лечебницу. Как выяснилось к вечеру, врачу красавица представилась женой фон Меля, сказала, что муж свихнулся на "камушках", и оплатила вперед его лечение. Разумеется, аферистки и след простыл...

Сонька Золотая Ручка, по свидетельству очевидцев, не была красавицей. Но женщинам-обольстительницам не нужна броская красота, у них есть своя магия, свои приемы. Здесь не только артистизм и дар перевоплощения, они нутром чувствуют, как сделать послушным любого человека. Софья Блювштейн обладала этим природным даром сверх всякой меры, что и сделало ее королевой преступного мира Петербурга.
Сонька жила обманом, поэтому спустя 100 лет мы почти ничего не знаем о ней достоверно.

По одной версии, она родилась в бедной семье парикмахера Штенделя. Мачеха над ней люто издевалась. В 17 лет несчастная Соня сбежала с юным греком, потом осталась одна, потом вышла замуж за одесского шулера Блювштейна, а когда тот оказался в тюрьме, сама занялась "семейным бизнесом", дабы прокормить детей. И в тюрьму-то она попала тоже из-за мужчины - взяла на себя вину молодого любовника. В общем, не жизнь, а жгучая мелодрама. Воровской мир любит романтические истории, но если верить документам, все было не так. Или совсем не так.

Ограбление банкира Догмарова
Шейндля-Сура Лейбова Соломониак появилась на свет в местечке Повонзки Варшавского уезда. Семейка была та еще - скупали краденое, занимались контрабандой. Старшая сестра Фейга тоже была талантливой воровкой, но Сонька обскакала всех. Ее "путь наверх" был выстлан облапошенными мужчинами. Первой жертвой можно считать некоего Розенбада: совсем молоденькая Шейндля удачно вышла за него замуж, родила дочку Суру-Ривку и скрылась в дальние края, обокрав супруга на прощание.

В октябре 1884 г. в одесском кафе Фанкони некий банкир познакомился с госпожой Софьей Сан-Донато. За разговорами она попросила разменять ей ренту в тысячу рублей. Вскоре выяснилось, что милая дама уезжает в Москву вечерним поездом, тем же самым, что и господин Догмаров. Банкир предложил себя в попутчики. В купе они любезно беседовали и ели шоколадные конфеты. Утром крепко выспавшийся делец не нашел ни денег, ни ценных бумаг на сумму 43 тысячи рублей.

Софья Блювштейн не любила мелких дел и экспромтов. Готовилась тщательно, старалась предугадать случайности. Для нее не существовало ни высоких стен, ни государственных границ. Она говорила на пяти языках, прекрасно усвоила светские манеры и после удачного "дела" предпочитала расслабляться в Мариенбаде по подложным документам какой-нибудь баронессы. Удивительно, что при этом Сонька оставалась "аристократкой" уголовного мира. Она гордилась своей кличкой как придворным титулом, у нее в любовниках ходили самые знаменитые питерские мошенники. Предпочитая действовать в одиночку, она все же создала собственную шайку, пригласив известного вора Левита Сандановича, и даже стала членом престижного уголовного клуба в Москве "Червонные валеты".

Фирменные штучки
У Золотой Ручки были свои "фирменные штучки". Под специально отращенные длинные ногти она прятала драгоценные камни, для краж в магазинах имела платье-мешок, в котором мог спрятаться целый рулон ткани. Выходила на дело с обезьянкой - пока хозяйка торговалась, зверек проглатывал камни, а дома освобождался от них при помощи клизмы.
"Гутен морген!" Может быть, именно Сонька изобрела этот знаменитый способ гостиничных краж. Метод был простой и наглый - красиво одетая, элегантная Соня проникала в номер жертвы ранним утром и начинала его "шмонать". Если постоялец просыпался, она делала вид, что ошиблась дверью, смущалась, но редко уходила "несолоно хлебавши" - для пользы дела она могла и переспать с богатым кавалером, а потом уже спокойно обчистить его карманы.

Второй раз Шейндля вышла замуж за старого богатого еврея Шелома Школьника (которого тоже оставила без денег), а в третий - за железнодорожного вора Михеля Блювштейна, под его фамилией она и фигурирует во всех судебных делах. Брак подарил ей дочку Таббу, но быстро распался, потому что супруг бесился, когда Соня решала свои дела с помощью сексуальных чар.


Ограбление ювелирного магазина Хлебникова на Петровке
Поначалу Соня попадалась на удивление редко, да и в этих случаях ей удавалось выйти сухой из воды. Когда Сонька Золотая Ручка впервые оказалась на скамье подсудимых, об этом сообщили все российские газеты. За несколько дней, проведенных в смоленской тюрьме, Соня очаровала надзирателей - она читала им стихи на разных языках, травила байки о жизни в дальних странах... В общем, один жандарм устроил побег и бежал вместе с ней. После его поймали и судили, а Соня продолжала "бомбить" богатых дураков. Однажды она обчистила даже собственного адвоката, но тот все равно защищал ее.

В августе 1885 г. управляющий магазина Т. порекомендовал коллекцию украшений на 22 тысячи 300 рублей курляндской баронессе Софье Буксгевден. Когда драгоценности были упакованы, почтенная дама вспомнила, что забыла деньги дома. Она вместе с бриллиантами поспешно удалилась за наличностью, оставив в качестве залога сопровождающих ее родных - отца, убеленного сединами, и младенца женского пола вместе с бонной. Когда через два часа заявили в участок, выяснилось, что эти "родственники" были наняты на Хитровке по объявлению в газете.
Публика была в восторге от Сониных проделок. Нам так весело смотреть, как облапошивают других, пока жертвами не становимся мы сами.

Популярность Золотой Ручки в народе была настолько велика, что в эпоху отсутствия телевизионных новостей ее узнавали на улице. На первых порах ей это даже помогало - возбужденная толпа могла оттеснить полицию. Но вскоре известность начала серьезно мешать Сонькиным аферам. К тому же с годами Софья Блювштейн стала сентиментальной. Вернула 5000 рублей обворованной ею же вдове, у которой были две дочки. Актеру Малого театра в порыве чувств послала на сцену золотые часы, снятые в зале у соседа. Увидев в гостиничном номере спящего молодого человека, возле которого лежали револьвер и письмо к матери с признанием о растрате 300 рублей, выданных на лечение сестры, Соня вынула 500-рублевую ассигнацию и выскользнула из номера. Кроме того, она тратила огромные деньги на обучение дочек, которые, унаследовав артистический талант матери, выступали впоследствии на опереточной сцене, но тщательно скрывали свое происхождение.


Неповторимая
В конце концов Сонька действительно безумно влюбилась, и эта поздняя страсть ее сгубила. Юный красавчик вор Володя Кочубчик (в миру Вольф Бромберг, начавший карьеру в 8 лет) легко переквалифицировался в альфонсы. Он проигрывал все "заработанное" Золотой Ручкой в карты, а она была вынуждена все больше рисковать, нервничала, делала ошибки, и в конце концов удача ей изменила окончательно. После невероятно громкого судебного процесса Софья Блювштейн отправилась на Сахалин. Провожала свою героиню вся Одесса. А ее молодой любовник, отделавшись 6 месяцами "рабочего дома", стал состоятельным землевладельцем на юге России.

С Сахалина Сонька бежала трижды. В первый раз ее просто вернули и пожурили, после второго - заковали в кандалы (это была первая закованная женщина в истории каторги!), на третьей попытке, совершенной то ли в одиночку, то ли с любовником убийцей Богдановым, Софья сломалась. По некоторым данным, она вскоре умерла. По другим - смирилась, стала содержательницей квасной, развлекала местных жителей.

Но не таков будет финал нашей истории! На самом деле даже начальство каторги не было уверено, что срок отбывает именно Софья Блювштейн, а не подставное лицо. Особенно после того, как по Европе в конце девяностых прокатилась серия краж, очень знакомых по почерку.

Антон Павлович Чехов, увидев во время путешествия по Сахалину знаменитую авантюристку, тоже засомневался - неужели это та самая женщина, которая недавно сводила всех с ума, а теперь "все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное".

Одесситы утверждали, что жила Соня инкогнито на улице Прохоровской. А в 1921 г., когда ЧК расстреляла ее последнего любовника, ехала в авто по Дерибасовской и разбрасывала деньги "на поминки мужа". Говорят, что последние деньки Золотая Ручка доживала в Москве у дочек, которые скрывали от людей свою непутевую мамашу, потому здесь и похоронена...

Много что говорят, да только никто не знает, как оно было на самом деле. Ясно, что Софья Блювштейн когда-то закончила свой земной век, а вот Сонька Золотая Ручка до сих пор кружит по нашей планете. И закончить эту авантюрную повесть можно словами присяжного поверенного Шмакова, сказанными когда-то в суде:
- "Софья Блювштейн - выдающийся образец того, что может поставить на уголовную сцену еврейство".
-----------------------------------------------------------------------------
© Copyright NetDrive Ltd


И ЕЩЁ РАЗ О НЕЙ...
-----------------------------
К сожалению, документов, свидетельствующих о жизненных перипетиях Софьи Блювштейн, больше известной как Сонька Золотая Ручка, сохранилось до обидного мало. И все же нам удалось по крупицам собрать архивные материалы и изложить собственную версию судьбы этой незаурядной личности.

Софья Ивановна Блювштейн, в девичестве Шейндля-Сура Лейбовна Соломониак, родилась в 1846 году в маленьком местечке Повонзки Варшавского уезда. Детство Шейндли проходило в среде торговцев, скупавших краденое, - барышников, ростовщиков и контрабандистов.

В 1864 году, когда Шейндле-Суре Соломониак исполнилось восемнадцать лет, она вышла замуж за торговца-бакалейщика И. Розенбанда. В Варшаве до наших дней сохранился акт о ее бракосочетании. Через полтора года молодая женщина сбежала от мужа с дочерью и пятьюстами рублями.

С 1868 по 1874 год Софья еще несколько раз выходила замуж. Одним из ее мужей был известный карточный шулер и вагонный вор Михель Блювштейн, чью фамилию она будет носить до конца своих дней. На уголовном поприще Софья заявила о себе достаточно рано. Известны мелкие кражи, когда ей было 13 - 14 лет.

В сохранившихся документах полиции Софья Блювштейн описана следующим образом. "Рост 153 см, худощавая, лицо рябоватое, волосы русые, карие подвижные глаза, нос умеренный с широкими ноздрями, губы тонкие, подбородок овальный, бородавка на правой щеке". Любопытно, но в других описаниях она предстает то брюнеткой, то огненно-рыжей женщиной.

Софья Блювштейн не получила образования, но жизнь, полная приключений и опасностей, превратила эту особу в одну из самых образованных женщин своей эпохи. Она без труда говорила на немецком и французском языках. Аристократы России и европейских стран принимали ее за светскую даму. По этой причине она без особого труда путешествовала по Европе и представлялась то баронессой, то графиней, то виконтессой... Ее принадлежность к аристократии сомнений ни у кого не вызывала.

Известно о случаях, где Сонька проявила благородство по отношению к бедным людям, которые пострадали от ее деяний. Однажды она узнала из газет, что одна из обворованных ею женщин - бедная вдова простого служащего. После смерти мужа вдова получила единовременное пособие в пять тысяч рублей. Золотая Ручка, как только узнала в газетной заметке свою "клиентку", тут же поспешила на почту. Сонька переправила бедной вдове сумму, превышающую сумму украденных денег, и сопроводила денежный перевод письмом: "Милостивая государыня! Я прочла в газете о постигшей вас беде. Я сожалею, что моя страсть к деньгам послужила причиной несчастья. Возвращаю вам ваши деньги и советую впредь поглубже их прятать. Еще раз прошу у вас прощения. Шлю поклон вашим бедным малюткам".

"Работая" в гостинице, Сонька присмотрела один из номеров. Открыв дверь, она вошла в комнату, слабо освещенную свечкой, стоявшей на столе. Сонька осмотрелась. На кровати она увидела спящего в одежде поверх покрывала молодого человека. Золотая Ручка подошла к столу, где обычно хранятся портмоне, часы и другие приятные принадлежности клиентов гостиницы. Но на столе, рядом со свечой, лежали лишь какие-то бумаги и револьвер. Сонька взяла письма в руки. Они были адресованы полицмейстеру, городскому прокурору, хозяину гостиницы и матери. Из писем она узнала о том, что молодой человек решил покончить с собой. Оказалось, что этот юноша потратил казенные 300 рублей на лечение тяжелобольной сестры. Он просил спокойно принять весть о его самоубийстве, как единственное средство от бесчестья. Сонька положила рядом с письмами 500 рублей одной купюрой и тихонько вышла.

В ноябре 1885 года Золотая Ручка все же была уличена в нескольких кражах ювелирных изделий на большую сумму. Охраняли ее самые подготовленные надзиратели. Дело Блювштейн вызвало большой ажиотаж в России. Зал, где проходило заседание суда, не смог вместить всех желающих. Приговор был строг - каторга. Отправка на Сахалин.

В день отхода парохода вся набережная Карантинного мола была усеяна народом. Одесса пришла прощаться с Сонькой Золотой Ручкой.
На палубе парохода, отбывающего на Сахалин, среди чинов администрации находился одесский градоначальник П. Зеленой. Высокое начальство захотело поближе рассмотреть знаменитую воровку. После недлительного разговора градоначальник Зеленой пожелал Соньке успешного пути и пожалел сахалинское начальство. Растроганная таким вниманием Сонька решила сделать прощальный подарок губернатору. Она протянула губернатору руку с золотыми часами с накладным гербовым орлом на крышке.

- Спасибо, - вяло поблагодарил Соньку губернатор, глядя на болтающуюся пустую цепочку на своем пиджаке, и тут же под веселый смех матросов поспешил сойти на берег.

На Сахалине криминальный талант Соньки не давал ей жить без "дела". Она сплотила вокруг себя отъявленных головорезов и стала планировать преступные операции против состоятельных поселенцев.

В мае 1891 года Сонька Золотая Ручка совершает побег. Этот побег стал в своем роде легендарным. Пропажу Золотой Ручки заметили сразу. В погоню бросили два отряда солдат. Один отряд гнал беглянку по лесу, другой поджидал ее на опушке. Погоня продолжалась несколько суток. Из леса на опушку выбежала фигура в солдатском платье. Издерганный ожиданием командир отряда скомандовал "Пли". Раздался залп тридцати ружей. Стрельба велась на поражение. Но фигура за мгновение до выстрелов упала на землю. Тридцать пуль просвистало над головой.

- Не стреляйте! Сдаюсь, - раздался отчаянный женский голос.

Это была переодетая в солдата Сонька Золотая Ручка.

В июне того же года за вторичный побег Сонька Золотая Ручка была наказана 15 ударами плетей (из официального документа).

Официально она стала числиться содержательницей квасной. Варила великолепный квас, построила карусель, набрала среди поселенцев оркестр из четырех человек, отыскала среди бродяг фокусника, устраивала представления, танцы, гулянья, во всем копируя одесские кафешантаны. Неофициально торговала водкой, скупала и перепродавала краденые вещи, организовала игорный дом. Полицейские чины сетовали, что проводят у нее обыски три раза в неделю - днем и ночью, но как и где ей удавалось хранить водку, никто не знал. Проверяли даже пол и стены - безрезультатно.

На Сахалине про нее ходила масса легенд. Долгое время держалось мнение, что это вовсе не Сонька, что это "сменщица", подставное лицо, которое отбывает наказание в то время, как настоящая Золотая Ручка продолжает свою неуловимую деятельность в богатой Европе.
Известен тот факт, что даже высокое сахалинское начальство не могло до конца поверить, что наказание на каторге отбывает Софья Блювштейн.

О последних днях Золотой Ручки на Сахалине ходит множество легенд. Но многие историки сходятся во мнении, что уже больная Сонька решилась на новый побег. Говорят о том, что это был жест отчаяния, последний рывок к свободе. Сонька прошла всего около двух верст. Силы ее оставили и она упала без сознания. Ее нашли конвойные при обходе. Через несколько дней, не приходя в сознание, она умерла в тюремном лазарете.

Правда, в середине девятисотых годов по Европе прокатился целый ряд загадочных ограблений. И главной подозреваемой была женщина. Почерк и описание преступницы напоминали нашу героиню. Преступница была не поймана. Опять все указывало на почерк Золотой Ручки. Но ведь она-то была на каторге. Последние годы жизни, как гласит легенда, Золотая Ручка жила у дочерей в Москве. Хотя те всячески стыдились скандальной популярности своей мамаши. Преклонный возраст и подорванное каторгой здоровье не позволяли больше активно заниматься старой воровской профессией. Но московская милиция столкнулась со странными и загадочными ограблениями. В городе появилась маленькая обезьянка, которая в ювелирных магазинах прыгала на посетительницу, подбирающую себе колечко или бриллиант, глотала ценный предмет и убегала.
Эту обезьянку Сонька привезла из Одессы.

Легенда гласит, что умерла Сонька Золотая Ручка в преклонном возрасте. Похоронена в Москве на Ваганьковском кладбище, участок ? 1. После ее смерти, утверждает легенда, на деньги одесских, неаполитанских и лондонских мошенников был заказан памятник у миланских зодчих и доставлен в Россию.
------------------------------------------------------------
Вадим Лебедев "Вечерняя Москва"



Постскриптум: Последние годы 'Золотой ручки'
Жизнь ссыльных и арестантов на острове Сахалин в конце XIX века была скучна и однообразна. Днем арестанты находились на работах, а зимние вечера были необыкновенно длинны. Почти единственным развлечением для них являлись рассказы о прежних похождениях и авантюрах. Такие повествования всегда привлекали массу слушателей. Особым успехом рассказчика пользовалась каторжанка Софья Блювштейн, более известная по кличке "Золотая ручка".

Находясь на Сахалине, Софья по совету одного из своих приятелей начала вести дневник. Затем влюбленный в нее ссыльный поселенец Богданов сам начал вести дневник. Утверждают, что основные события жизни "Золотой ручки" и сведения о многих ее похождениях дошли до наших дней благодаря сохранившимся записям. Кроме того, на последнем этапе жизненного пути Софьи, закончившемся на Сахалине, с ней встречался Влас Михайлович Дорошевич. Вот его впечатления об этой встрече.

Влас Михайлович ожидал увидеть еще молодую красивую женщину, а к нему вышла маленькая старушка с нарумяненным сморщенным лицом, с завитыми крашеными волосами, в стареньком капоте и сетчатых чулках. Убогий вид как-то нелепо уживался с претензиями на кокетство. Только молодые глаза не соответствовали облику женщины. Это были чудные, бесконечно симпатичные, мягкие, бархатистые, выразительные глаза, взгляд которых делал мужчин беспомощными, превращал их в идолопоклонников и рабов. Рядом с Софьей стоял высокий, плотный и красивый ее сожитель - упомянутый Богданов.

До Сахалина дошли легенды о неуловимости "Золотой ручки". Поэтому среди населения острова упорно ходили слухи о том, что вместо "Золотой ручки" каторгу отбывает другая воровка. Настоящая же Софья Блювштейн якобы продолжает свою преступную деятельность в России и за рубежом. Этим слухам верила и администрация тюрем и поселений.

Даже в невероятно тяжелых условиях жизни на острове преступная натура Софьи давала о себе знать. В поселении, где она отбывала наказание, произошли два уголовных преступления: был убит лавочник Никитин и у богатого еврея Барковского украли 56 тысяч рублей. Подозрения пали на Софью Блювштейн, было заведено дело, но из-за отсутствия улик оно было прекращено.

В одно время Софья завела квасную лавку и изготавливала великолепный квас. Всем на Сахалине было известно, что под этим прикрытием торгуют водкой, но многочисленные обыски не давали результатов. Кроме того, чтобы добыть деньги на жизнь себе и на картежную игру сожителю, она занималась мелкими преступлениями.

"Золотая ручка" упорно рвалась на свободу. Специалистка по побегам, она попробовала бежать вместе с Богдановым. Но силы уже были не те. Не помогло и переодевание в солдатскую амуницию. Побег был обнаружен сразу, и в погоню кинулись две группы солдат. Софью едва не застрелили. В наказание ей пришлось ходить в наручниках.

Так боролась за жизнь в условиях каторги "Золотая ручка".

Однажды, оставшись наедине с Дорошевичем, она обнажила душу, сказав: "У меня ведь остались две дочери. Я даже не знаю, живы ли они. Я никаких сведений не имею от них. Стыдятся, может быть, такой матери".

В этот момент не существовало "Золотой ручки" - о своих несчастных детях сокрушалась старушка-мать.

Через некоторое время с "Золотой ручкой" встретился в качестве корреспондента газеты "Новое время" Антон Павлович Чехов. После длительного путешествия по Сибири летом 1890 года он прибыл на Сахалин, где в одиночной, так называемой кандальной, камере Александровской ссыльно-каторжной тюрьмы ему удалось увидеть Софью Блювштейн.

От увиденного у него осталось тяжелое впечатление. Маленькая, худенькая, седеющая женщина с помятым старушечьим лицом ходила по камере из угла в угол и, казалось, все время нюхала воздух, как мышь в мышеловке. На руках у нее были наручники, на нарах лежала одна только шубейка из серой овчины, которая ей служила и одеждой, и постелью.

Глядя на "Золотую ручку", трудно было поверить, что еще недавно, блистая красотой, она очаровывала даже своих тюремщиков, и они ради нее шли на тяжкие преступления.
----------------------------------------------------------------------------------
Ростислав НИКОЛАЕВ . 'Вести', ?117(1974) 9.10.2004 года


Баронесса, дочь цирюльника
Уголовное досье легендарной Соньки Золотой Ручки

Ваганьковское кладбище. Надгробный памятник Соньке работы миланского скульптора. Это самый необычный памятник, который мне доводилось видеть. Женская фигура из цельного куска когда-то шикарного белого мрамора под сенью кованых черных пальм в натуральную величину, ручной работы. На могиле всегда живые цветы и монеты - россыпью.

Все подножие памятника испещрено надписями: 'Солнцевская братва тебя не забудет', 'Ереванские бандиты скорбят', 'Ростов все помнит', 'Бродяги из Сибири преклоняются'. И - 'Помоги, Соня, мы идем на дело', 'Мать, дай счастья жигану', 'Дай нам успеха в деле', 'Помоги избежать тюрьмы', 'Соня, научи жить'.

Вечный покой обрела здесь, на Ваганьковском кладбище, Софья Ивановна Блювштейн, Сонька Золотая Ручка. О ее дерзких аферах сочиняли красивые легенды. В 1913-1915 годах немой кинематограф посвятил ей целую серию фильмов. А в наше время ее авантюры вдохновили популярного писателя Сидни Шелдона на создание мирового бестселлера 'Если наступит завтра'. Но подлинные свидетельства о жизненных перипетиях этой незаурядной 'дамы полусвета' пришлось собирать по крупицам.

СОФЬЯ БЛЮВШТЕЙН (ДЕВИЧЬЯ ФАМИЛИЯ ШТЕНДЕЛЬ) - родилась в 1859 году в небольшом украинском городке в многодетной семье парикмахера. С четырех лет лишилась матери. Отец, женившись вторично, перевез семью в Одессу, где у мачехи была небольшая бакалейная лавка.

Евдокия Гершкова невзлюбила падчерицу, часто била ее, заставляла работать в лавке на подхвате, а после смерти отца жизнь девочки и вовсе превратилась в сущий ад.

В семнадцать лет Соня влюбляется в юного грека. Но его семье, владевшей сетью магазинов колониальных товаров, новая знакомая сына пришлась не по вкусу. Тогда охваченные страстью молодые, прихватив приличную сумму денег, убегают из дома. Влюбленность, правда, продолжалась недолго... Поостывший грек возвращается за прилавок своего магазина, а Сонька...

В семью она не вернулась. А вскоре встретился ей на пути известный одесский мошенник и карточный шулер Блювштейн, и она вышла за него замуж. Его родители полюбили невестку за веселый нрав и положительное влияние на сына. От этого брака родились две дочери. Они унаследуют талант матери к перевоплощению и станут позже профессиональными актрисами...

Из-за специфических занятий г-на Блювштейна в семье с деньгами было то густо, то пусто. Иногда их просто катастрофически не хватало. Соня пыталась вмешиваться в 'работу' мужа, указать на допущенные ошибки, но тот упорно избегал ее рекомендаций и в итоге оказался в тюрьме. А детей надо было кормить. И Соня решила сама заняться 'семейным бизнесом'. Ее природная расчетливость и изощренность мысли позволили вести дела на должном уровне.

ИЗ УГОЛОВНОГО ДЕЛА 'ОГРАБЛЕНИЕ КАРЛА ФОН МЕЛЯ'.

МАЙ 1883 г.

Ко мне, как к владельцу ювелирного магазина, обратилась женщина, назвавшаяся женой известного доктора психиатра Л., с просьбой подобрать для нее последнюю коллекцию бриллиантов. Мною было предложено колье, кольца и брошь парижских ювелиров. Общая сумма покупки составила 30 тысяч рублей. Госпожа Софья Андреевна Л. оставила визитную карточку, взяла счет и попросила прибыть в дом мужа для расчетов в назначенное ею время. По прибытии к доктору Л. меня встретила уже мне знакомая супруга доктора. Она попросила разрешения примерить коллекцию бриллиантов к вечернему платью и проводила меня в кабинет мужа. Когда я понял, что доктор не собирается со мною расплачиваться, я потребовал вернуть бриллианты. Вместо этого я был сопровожден тремя санитарами в палату лечебницы. Через несколько часов состоялся разговор с господином Л., где я ему все подробно рассказал о покупке коллекции бриллиантов его супругой. А доктор рассказал мне о том, что эта дама представилась моей женой и записала меня на прием к нему, ссылаясь на мое психическое нездоровье. За мое лечение было оплачено ею вперед...

* * *

СОНЬКА НЕ ЛЮБИЛА МЕЛКИХ ДЕЛ и экспромтов. Каждое новое преступление обдумывала детально, все взвешивала, принимала во внимание всякие неожиданности и случайности. Смелая воровка, ловкая мошенница, она 'работала' почти всегда в одиночку, в редких случаях брала себе помощников. Современники свидетельствуют, что для нее не существовало ни высоких стен, ни государственных границ. Привлекательная внешность, умение завязать знакомство, поддержать беседу производили на людей впечатление. Ее охотно принимали в обществе.

ИЗ УГОЛОВНОГО ДЕЛА 'ОГРАБЛЕНИЕ БАНКИРА ДОГМАРОВА'.

ОКТЯБРЬ 1884 г.

Я познакомился в кафе Фанкони с Софьей Сан-Донато, по причине надобности, выше названной дамы, разменять ренту на наличные деньги. Я пригласил г-жу Сан-Донато за мой стол и разменял ренту на сумму в 1 тысячу рублей. В беседе сия дама рассказала, что сегодня, восьмичасовым поездом, отбывает в Москву. Этим поездом и я отбывал из Одессы в Москву сегодня. Я просил разрешения сопровождать ее в дороге. Дама согласилась. Мы сговорились встретиться у вагона. В назначенное время я поджидал г-жу Сан-Донато с коробкой шоколадных конфет. Уже в вагоне г-жа Сан-Донато попросила меня купить в буфете бенедиктину. Я вышел и дал указание служащему. В моей памяти сохранились воспоминания до того момента, когда я съел несколько конфет. Что произошло далее, не помню, по причине крепкого сна. Из моего дорожного саквояжа было похищено: наличность и ценные бумаги на общую сумму 43 тысячи рублей.

* * *

ОНА ПРЕВОСХОДНО ВЛАДЕЛА ИСКУССТВОМ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ. И полиция теряла ее след даже тогда, когда за ней устанавливали скрытое наблюдение. Едва успокаивалась Москва, взбудораженная очередным ограблением ювелира, как газеты кричали о ловкой афере Золотой Ручки в Тифлисе, еще через три дня - о похищении крупной суммы у артельщика в Астрахани. После удачных дел Сонька отдыхала. Обычно в Мариенбаде, где жила по подложным документам какой-нибудь баронессы или графини.

Наконец в Смоленске, после ограбления нескольких ювелирных магазинов, Соньку задержали. Все газеты Российской империи сообщили об удачном аресте. Смоленская сыскная полиция принимала поздравления - ведь ее сыщикам удалось сделать то, что не удавалось полиции других городов России и даже Европы. На всякий случай приглашенный художник запечатлел образ мошенницы, портрет размножили, чтобы в дальнейшем разослать по губернским отделениям - мало ли. Хотя, конечно, были уверены, что на этот раз ловкая воровка от ответственности не уйдет.

Но судебное разбирательство в планы Золотой Ручки не входило. За несколько дней, проведенных в тюрьме, она буквально очаровала надзирателей. Читала им наизусть стихи на русском, немецком и французском, рассказывала о своей жизни в Одессе, Вене, Париже. И неизвестно, чего еще наговорила и наобещала, но только один из надзирателей не просто помог ей бежать, но сам бежал вместе с ней. Несчастного парня арестовали в Одессе и отдали под суд. А Сонька вернулась к привычной 'работе'.

ИЗ УГОЛОВНОГО ДЕЛА 'ОГРАБЛЕНИЕ ЮВЕЛИРНОГО МАГАЗИНА ХЛЕБНИКОВА НА ПЕТРОВКЕ'.

АВГУСТ 1885 г.

Софья Эдуардовна Буксгевден, баронесса, прибыла в Москву из Курляндии. В сопровождении отца Эдуарда Карловича, младенца женского полу и мамки посетила ювелирный магазин Хлебникова с целью покупки украшений из бриллиантов. Управляющий магазина Т. рекомендовал коллекцию, состоявшую из украшений на сумму 22 тысячи 300 рублей. Когда украшения были упакованы и дана сией даме бумага для расчету, то последняя, ссылаясь на забытые деньги на портале камина, взяв пакет с бриллиантами, удалилась за наличностью, оставив в качестве залога вышеприведенных лиц. Через два часа было заявлено в участок.

Установлено, что ребенок взят в пользование у обитательницы Хитрова рынка, известной под воровским именованием Машка-прокатница. Мещанка Н. нанята в услужение, в качестве мамки, по объявлению в газете. Барон Буксгевден - отставной штаб-ротмистр Н-ского полка г-н Ч.

* * *

В НОЯБРЕ 1885 ГОДА ЗОЛОТУЮ РУЧКУ ВЗЯЛИ, уличив в нескольких кражах ювелирных изделий на большую сумму. Охраняли ее теперь самые стойкие надзиратели.

Дело Софьи Блювштейн вызвало большой ажиотаж. Зал, где проходило заседание суда, не смог вместить всех желающих поприсутствовать. Люди толпились на улице. Очевидцы вспоминали, что во время процесса стол вещественных доказательств горел огнем от груды бриллиантов.

- Свидетельница, - обратился председатель суда к одной из потерпевших, - укажите, какие здесь вещи ваши.

Дама с совершенно потрясенным лицом подошла к столу и трясущимися руками стала перебирать кольца, браслеты, колье...

И тут со скамьи подсудимых раздался насмешливый женский голос:

- Сударыня, не волнуйтесь так. Эти бриллианты поддельные.

Дама рухнула без сознания...

Приговор Соньке был строгим - каторга с отбыванием на Сахалине.

* * *

ПАРОХОД ДОБРОВОЛЬНОГО ФЛОТА 'ЯРОСЛАВЛЬ' был специально приспособлен для перевозки каторжан на остров Сахалин. Его называли плавучей тюрьмой. Две огромные палубы с длинными узкими коридорами, по обе стороны ряды клеток с толстыми решетками и целой системой особых паровых труб - на случай бунта. В каждой клетке несколько двухэтажных коек. Ни столов, ни скамей не полагалось, каторжане получали пищу в специальных баках и есть усаживались прямо на пол.

Незадолго до отправки в городе стало известно, что с последней партией женщин-каторжанок 'пойдет' Сонька Золотая Ручка.

И вот день этот наступил. Вся набережная Карантинного мола была забита народом - одесситы пришли попрощаться со знаменитой землячкой. Около полудня прибыл арестантский поезд. Из вагонов попарно стали выходить каторжники.

Производивший перекличку приемщик от конвойной команды вызывал арестантов по алфавиту.

- Блювштейн Софья, - нарочито громко выкрикнул он.

От толпы каторжанок отделилась невысокая женщина в арестантском платье с небольшим узелком в руке, с изяществом театральной актрисы поклонилась толпе на берегу и быстро поднялась по сходням на палубу парохода.

На палубе среди чинов администрации находились одесский градоначальник П.А. Зеленой, капитан Одесского порта В.П. Перлишин и полицмейстер полковник Бунин. Высокие гости захотели поближе рассмотреть знаменитую воровку. Задав пару вопросов, градоначальник Зеленой пожелал Соньке счастливого пути и пожалел сахалинское начальство. Растроганная таким вниманием, Сонька решила сделать прощальный подарок и протянула градоначальнику золотые карманные часы с накладным двуглавым орлом на крышке.

- Спасибо, - поблагодарил было Соньку Зеленой, не сообразив, что принимает в подарок свои собственные часы - на животе его болталась пустая цепочка. Под веселый смех матросов градоначальник поспешил сойти на берег.

Ровно в четыре часа пароход медленно отошел от пристани.

* * *

ОСЕНЬЮ 1886 ГОДА СОФЬЯ БЛЮВШТЕЙН ПРИБЫЛА НА САХАЛИН. Вначале, как и все присылаемые сюда женщины, она жила вне тюрьмы, на вольной квартире. А потом, чуть осмотревшись, стала готовиться к побегу. Первая попытка была неудачной по причине плохой подготовки и незнания местности. К тому же за Сонькой был приставлен надзор, и ее быстро хватились. За побег ей полагалось получить десять ударов плетью, что для женщины было суровым наказанием. Но Соньку не наказали. Почему?

Из документов Дальневосточного архива узнаем, что в октябре 1887 года врачи Александровского лазарета Сурминский и Перлин сочли необходимым освободить Золотую Ручку от телесного наказания, так как она... ожидала ребенка. Что было полнейшей фикцией. На обследование вместо себя Сонька отправила другую женщину.

Неуемный Сонькин характер не давал ей жить без 'дела'. Явно не без ее участия на Сахалине было совершено несколько громких и загадочных преступлений, все улики указывали на то, что Сонька их организатор и вдохновитель, но доказательств не было.

Через год ее обвинили в мошенничестве, а в марте 1889-го начальник Александровского округа Таскин докладывал начальнику острова Сахалин генерал-майору Кононовичу В.О., что Блювштейн привлекается по делу об убийстве поселенца Никитина. 'Есть основания, - писал Таскин, - заподозрить ее как причастную и к другим делам'. Бывший смотритель Александровской тюрьмы А.С. Фельдман с категоричностью заявлял об участии Софьи Блювштейн в покушении на семью торговца Никитина, даже более того, утверждал, что она была руководителем в этом деле ('Одесский листок'. 1893. ? 189. 22 июня). Черношея, Кинжалова, Марина и Пазухина, обвиняемых в убийстве лавочника Никитина, суд приговорил к смертной казни. Пазухина перед казнью помиловали, заменив наказание - сто ударов плетью и приковали к тачке. Преступление было совершено 13 ноября 1888 года. Состоялась казнь 27 марта 1889 года. Соньку не тронули.

20 мая 1889 года было совершено самое громкое за все существование каторги ограбление. Некий Лейба Юровский был сослан на Сахалин 'за фальшивые бумажки'. Здесь, в Александровском посту, его жена, Сима Юровская, занималась торговлей. 56 200 рублей у нее украли из сундука под кроватью. Это была огромная сумма. За такие деньги можно было нанять целый пароход. Все улики опять указывали на Соньку, но, как и прежде, доказательств не было. Преступление осталось нераскрытым.

* * *

В МАЕ 1891 ГОДА СОНЬКА ЗОЛОТАЯ РУЧКА СОВЕРШАЕТ ВТОРОЙ ПОБЕГ. В своем роде легендарный.

Ее отсутствие заметили сразу. В погоню бросили два взвода солдат: один прочесывал лес, другой залег на опушке. Поиски продолжались несколько суток. Наконец из леса на опушку, прямо на залегшую цепь, выбежала фигура в солдатском обмундировании. Офицер скомандовал: 'Пли'. Но фигура за мгновение до залпа упала на землю. Тридцать пуль просвистало над ее головой.

- Не стреляйте! Сдаюсь, - раздался отчаянный женский вопль.

В июне за этот побег Сонька получила пятнадцать ударов плетью (по официальным документам). Сахалинский палач Комлев утверждал, что ударов было двадцать, 'потому как считал сам'.

Наказывали ее в Александровской тюрьме для 'исправляющихся'. В камеру, рассчитанную человек на сто, набилось не меньше трехсот человек. Арестанты не любили Соньку. Завидовали ее безнаказанности и неуловимости. Но насколько ненавидели, настолько и боялись.

Под крики и циничные шутки арестантов виртуоз своего дела Комлев 'клал розгу в розгу', так что брызги крови летели из-под прута во все стороны. Сонька теряла сознание. Фельдшер приводил ее в чувство - и наказание продолжалось. Кстати, после Соньки на Сахалине ни одну женщину уже не подвергали телесным наказаниям.

Через месяц, для спокойствия сахалинского начальства, Сонька была переведена в одиночную камеру. Осуждена в каторжные работы на три года и закована в кандалы. Кандалы она носила два года и восемь месяцев. Весили они от пяти до пяти с половиной фунтов. За всю историю каторги из женщин заковали только Соньку.

А. П. Чехов, побывавший осенью 1891 года в Александровской тюрьме, вспоминал: 'Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина... На руках у нее кандалы; на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей и теплою одеждой и постелью. Она ходит по камере из угла в угол, и кажется, что все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное'.

В чеховских архивах сохранились карточки-анкеты с описанием внешности и характера осужденных. Карточка Соньки Золотой Ручки, одна из немногих, считается пропавшей.

Даже в одиночной камере Сонька не знала покоя.

- Только, бывает, успокоишься, требуют: Соньку Золотую Ручку! Думаешь, опять что. Нет. Фотографию снимать. Мучили меня этими фотографиями, - вспоминала сама Блювштейн.

Оказывается, беспокоил местный фотограф, сколотивший целое состояние на продаже фотокарточек знаменитой воровки.

Соньку выводили на тюремный двор. Ставили около наковальни, тут же располагались кузнецы с молотами и надзиратели - и снималась сцена заковывания Золотой Ручки.

Эти фотографии продавали на всех пароходах, заходивших на Сахалин. Особой популярностью фотографии пользовалась в Европе. Там хорошо помнили 'гастроли' одесской мошенницы.

* * *

В КОНЦЕ 1894 ГОДА СОНЬКА ВЫШЛА НА ПОСЕЛЕНИЕ и стала числиться крестьянкой из ссыльных. Определена в сожительство к Степану Богданову, сосланному на Сахалин за убийство. Богданова, самого свирепого среди каторжан, боялся весь остров. Он мог убить за двугривенный. Сонька знала его еще по старым делам. Он был при ней телохранителем. Вместе с Богдановым она предпринимает еще один побег с острова. Третий по счету. Но здоровье уже подорвано каторгой. От долгого ношения кандалов она практически перестала владеть левой рукой. Богданов нес Соньку на руках несколько верст, а когда и его силы иссякли, их нагнали солдаты. Наказания не последовало. Но надзор учредили более чем строгий.

Похоже, Сонька смирилась с тем, что кончит жизнь на Сахалине. Официально она стала числиться содержательницей квасной. Варила, между прочим, великолепный квас, построила карусель, организовала оркестр из четырех поселенцев, отыскала среди бродяг фокусника, устраивала представления, танцы, гуляния, во всем копируя одесские кафешантаны. Неофициально торговала водкой, скупала и перепродавала краденые вещи, открыла игорный дом. Полицейские чины сетовали, что проводят у нее обыски по три раза в неделю, днем и ночью, но как и где ей удавалось хранить водку, так и не узнали. Вскрывали даже пол и стены - безрезультатно.

* * *

КАТОРГА - ОТ АДМИНИСТРАЦИИ ДО АРЕСТАНТОВ - ГОРДИЛАСЬ СОНЬКОЙ Золотой Ручкой. Не любили, но относились с почтением:
'Баба - голова'. Она стала главной достопримечательностью. Это ж подумать - женщина, а не сломили ее ни одиночная тюрьма, ни кандалы, ни пули, ни розги. На Сахалине о ней сочиняли легенды. Одно время считали даже, что вовсе не Сонька, а 'сменщица', подставное лицо отбывает наказание, настоящая же Золотая Ручка промышляет в богатой Европе.

Даже высокое сахалинское начальство не было уверено, что наказание на каторге отбывает настоящая Софья Блювштейн. Каждого, кто с ней встречался на воле или на материке, видел портреты, с нее писанные, подробно расспрашивали: та или не та? Мнения почти никогда не совпадали. Иностранцы, путешествующие по Сахалину, с необыкновенным восторгом отзывались о великолепной образованности (знание литературы и иностранных языков) и светском лоске Блювштейн. Влас Дорошевич, известный в то время русский журналист и писатель, утверждал обратное: 'Я не думаю, что произношение 'бень этаж' вместо 'бель этаж' говорило об образованности Софьи Блювштейн. По манере говорить - это простая мещаночка, мелкая лавочница. И, право, для меня загадка, как ее жертвы могли принимать Золотую Ручку - то за знаменитую актрису, то за вдовушку-аристократку'.

Но в таком случае Соньку непременно бы раскусили ювелиры, которых она грабила. Уж они-то, прекрасно владея физиогномикой и психологией, могли по малейшим признакам определить, кто перед ними. Обмануть их было практически невозможно. Именно по этой причине уголовники предпочитали афере налет. Афера - это высший пилотаж.

И еще. Чехов и Дорошевич, видевшие каторжанку на Сахалине, отмечали возрастное несоответствие между легендарной Сонькой Блювштейн и 'лицом, находящимся на каторге'. Разница составляла лет десять, не менее.

Пятьдесят шесть тысяч, похищенных у Юровского, так и не нашли. Трудно поверить, что Сонька ими не воспользовалась, тем более что ее подельники были казнены. Так что Сонька ли отбывала наказание последние годы каторги или нет, остается загадкой.

Правда, в начале 90-х годов по Европе прокатился вал загадочных ограблений. И главной подозреваемой была женщина. Почерк преступлений и описание преступницы напоминали нашу героиню. Но ведь она-то была на каторге!

ЭПИЛОГ

В конце ноября 1921 года последнего любовника и друга Соньки, работавшего в одесском порту, расстреляла ЧК. Очевидцы вспоминали, что Сонька ехала по Дерибасовской на штейгере, безутешно плакала и разбрасывала бумажные и металлические деньги, приговаривая: 'На поминки мужа. На поминки мужа'.

Последние годы Золотая Ручка жила у дочерей в Москве (те стыдились скандальной популярности своей мамаши). Возраст и подорванное каторгой здоровье не позволяли ей активно заниматься старым ремеслом. Но московская милиция столкнулась со странными, загадочными ограблениями: маленькая обезьянка в ювелирных магазинах прыгала на посетительницу, подбирающую себе колечко или бриллиант, вырывала из рук драгоценности, глотала их и убегала. Говорили, обезьянку эту привезла из Одессы Сонька.

Умерла Софья Ивановна Блювштейн в преклонном возрасте.
Похоронена на Ваганьковском кладбище, участок ? 1. После ее смерти на деньги одесских, неаполитанских и лондонских мошенников был заказан памятник миланскому скульптору...
-------------------------------------------------------------------------------
Вадим ЛЕБЕДЕВ


 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru