Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ВОРОНЦОВ МИХАИЛ СЕМЁНОВИЧ - светлейший князь, Новороссийский генерал-губернатор

 
ТВОИ ДЕЯНЬЯ НА ВОЙНЕ И МИРЕ
ИСТОРИЯ ПРАВДИВО СОХРАНИТ
******************************************************
Имя светлейшего князя, генерал-фельдмаршала Михаила Семеновича Воронцова по праву занимает одно из наиболее почетных мест в истории Одессы и нашего южного края. Не случайно его более чем тридцатилетнее пребывание на посту Новороссийского генерал-губернатора, с 1825 по 1856 год, нередко называют "золотым веком" Одессы.

Выбрав себе карьеру военного, граф Воронцов в начале ХIХ в. поступил в действующую армию, где сумел заслужить высокую репутацию храброго, умного офицера, что способствовало его быстрому продвижению по службе. Отличившись в многочисленных военных компаниях как личным мужеством, так и умелыми организаторскими способностями, граф Михаил Семенович в генеральском чине командовал сводной гренадерской дивизией на одном из самых ответственных участков в знаменитом Бородинском сражении, где получил тяжелое ранение.

В период заграничного похода русской армии Воронцов командовал корпусом и его имя стало известно всей Европе, ибо мало было генералов, которые могли бы иметь честь фактически выиграть сражение у самого Наполеона, да еще при значительном перевесе сил французского императора, как это случилось, например, 7 марта 1814г. на плато Краонна, где по просьбе Блюхера корпус Воронцова должен был задержать основные силы французов, чтобы не допустить взятие ими Лаона. В том сражении Наполеон потерял 8000 человек, тогда как Воронцов 4700 человек и, выполнив задачу, в полном порядке осуществил маневр, соединившись с армией Блюхера перед Лаоном, заложив тем самым основу победы союзников.

В 1815-1818 гг. генерал Воронцов командовал русским оккупационным корпусом во Франции. В этот период особо ярко проявились самые лучшие человеческие качества Михаила Семеновича. Дело в том, что в русской армии традиционно смотрели на солдат как на бессловесный скот. Воронцов не только строжайше запретил любые телесные наказания и зуботычины в своем корпусе, но и осуществил целую программу по развитию грамотности среди солдат по так называемой ланкастерской методике. Так, в корпусной типографии в 1817 и 1818 гг. были напечатаны "Краткая метода взаимного обучения для первоначальной школы русских солдат, приспособленная равно и для детей", а также "Собрание стихотворений для чтения в солдатских школах отдельного Российского корпуса во Франции. Следует отметить тот факт, что впоследствии по данной методике научились читать и писать сотни одесских детей. Стоит ли удивляться после этого тому, что в процентном отношении количество грамотных в Одессе, да и в других городах южных провинций, значительно превышало остальные регионы империи.

Враг рабства в любой его форме, граф Воронцов еще до переезда в Одессу официально подал Александру I проект уничтожения крепостной зависимости в десятилетний срок, который был принят императором, но не выполнен. Получив огромные южные территории под свое управление, он сделал все возможное, чтобы не допустить распространение рабского уклада внутренних губерний на новороссийские и Бессарабию.
Вслед за Ришелье, Воронцов прекрасно понял политическую и экономическую миссию Одессы для всех южных территорий, а потому делал все возможное для повышения роли неофициальной столицы Юга.

При нем Одесса стала третьим городом империи по количеству жителей, но по свободе и удобству жизни, как свидетельствовали многие современники, лучшим городом страны, включая обе столицы. Огромная фамильная библиотека Воронцовых, подаренная впоследствии Одесскому университету, ныне предмет зависти лучших библиотек мира, также как самый большой частный архив по европейской и отечественной истории XVIII-XIХ вв. подняли планку умственной жизни Одессы, что видно уже из научных изданий Одесского императорского общества истории и древностей, первым почетным Президентом которого стал с 1839 года М.С.Воронцов. Мощение улиц, создание первоклассного по европейским стандартам архитектурного ансамбля центра города, устройство порта и маяка, открытие гимназий, школ, института Благородных девиц, института Восточных языков, первого открытого музея и второй в России публичной библиотеки и многие другие деяния, составившие честь и славу Одессы, самым непосредственным образом были связаны с поразительной по своей энергии и разносторонности созидательной деятельностью светлейшего князя, уму, таланту и образованности которого столь многим обязана отечественная история.

________________________________________________
Александр ТРЕТЬЯК


А теперь "дамская логика":

Скажите, князь! Как-то в кагатах, что на Первой Заставе, происходил такой разговор:

- "Твой Воронцов вандал и придворный хам", запальчиво выкрикивала брюнетка, перебирая гнилую картошку.
- "А твой Пушкин шлендра. По-твоему порядочно ухаживать за чужой женой и писать эпиграммы на ее мужа?" - вопрошала блондинка, горячась и распарывая очередную сетку с вонючим картофелем. По крайней мере, Пушкин делал это гениально, возражала брюнетка, по ошибке ссыпая гниль в мешок с отобранными корнеплодами. Гениально наставлял рога? - ехидно выясняла блондинка. - Пушкин все делал гениально, а Воронцов ему завидовал и писал на него доносы, - настаивала брюнетка. Воронцов делом занимался, край обустраивал, воевал, работал, а не хулил подряд все и вся, картошка брызгами летела из рук блондинки. Это не мешало ему быть придворным лизоблюдом и использовать служебное положение, чтобы выслать гения в Михайловское выкрикивала брюнетка, судорожно пытаясь выпростать руку из полиэтиленовой сетки. Рабочие овощехранилища с немым изумлением наблюдали эту сцену, ожидая кровопролития в финале.

До дуэли на картофелинах дело, правда, не дошло, но больше сотрудников Литературного музея в овощехранилище почему-то не приглашали. А защитница коллежского секретаря канцелярии новороссийского генерал-губернатора и заступница самого генерал-губернатора продолжали свой спор в музее, но к согласию так и не пришли. Много из их прелестных уст сыпалось разных обвинений и даже оскорблений в адрес почивших в бозе великого поэта и его сановного гонителя наверное, и тому и другому было бы приятно узнать, что столетие с лишним спустя за них будут ломать копья юные и прекрасные дамы. Особенно было бы приятно Михаилу Семеновичу Воронцову. Уж слишком долго пушкинисты вели себя по отношение к нему, как голуби по отношению к его памятнику. Ну не было у него поэтического слуха "слабый подражатель малопочтенного образца (Байрона)" это ж надо было такое брякнуть о Пушкине, да еще письменно.

Подставился князь, и памятник ему за это воздвигли совершенно рукотворный. Спасибо, что не снесли под горячую руку вместе с Преображенским собором. Спасибо, что кости вынесли и перезахоронили на Слободском кладбище. Может, только ради жены, Елизаветы Ксаверьевны не выбросили собакам на помойку. Эх, князь, князь! Не надо было высылать поэта! Кто ж Вам вспомнит теперь, что кабы не Вы не видать бы Одессе мощеных улиц до конца ХIХ века. "Но уж дробит каменья молот м скоро звонкой мостовой оденется спасенный город..." это ведь Ваша заслуга, господин граф. Князем вы стали позднее. Уж не тогда ли пришла вам в голову мысль снабдить Одессу водопроводом первым в Российской империи! А еще, до того как Вы стали генерал-губернатором, Вы первые в русской армии отменили палочные наказания, не позволили бить подчиненных Вам солдат. И в войне с Наполеоном Вы отличились.
И порто-франко расцвело в Одессе именно при Вас. А еще, помните, Вы дали деньги на создание Одесского лицея. Ведь суммы, оставленной герцогом Ришелье не хватало. А когда угодливые ваши подданные предложили назвать лицей "Воронцовским" воспротивились этому. и остался второй в Российской империи лицей Ришельевский. А какое чудо сотворили Вы в Крыму. Именно благодаря Вам стали называть Крым "русской Швейцарией". А виноградники, которые Вы посадили, а знаменитые крымские вина... Да всего не перечислить в маленькой статейке. Дернул же черт, вас, Ваше сиятельство, связаться с поэтом! Скажите на милость, зачем Вам это понадобилось? Мало ли кто увивался за Вашей женой? На то она и была первой леди Новороссийского края, чтоб за ней гениальные поэты бегали! И зачем Вам надо было писать о Пушкине "надеюсь, меня от него избавят"? Да не надейтесь, не избавиться вам от него никогда. Помянут в Одессе Вас помянут и Его. Что бы таи он о Вас скверного ни писал, чтобы Вы о нем дурного не сообщали, вы связаны навечно. Единственно, хорошо бы, что бы Одесситы помнили не только "полумилорд-полукупец".
-------------------------------------------------------
* Елена КАРАКИНА


СЛОВО ПРО ВОРОНЦОВА
Пора в былое заглянуть
И непредвзято молвить слово,
Чтоб современникам вернуть
Реальный образ Воронцова.
Толстой писал о том, что он
Был меценатом, хлебосолом,
И был талантлив и умен,
И европейски образован...
Его чины и ордена
Не за прогулки по салонам:
За раны у Бородина
И за победу под Краоном...
Не заслужил светлейший князь,
Чтобы молва словами злыми
Доныне втаптывала в грязь
Его достойнейшее имя.
Имел он Мужество и Честь,
И был Солдатом образцовым...
Он Воронцовым был и есть,
И вечно будет В о р о н ц о в ы м !


Виктор ДЗЮБА
--------------------------------------------------------------------------------


'СМЕЮ ДУМАТЬ...'

Одессе в ХIХ веке фантастически везло на правителей.
Дерибас, Ришелье, Ланжерон были людьми незаурядными, влюбленными в свое детище - новорожденный город и употребившими свои недюжинные таланты на его благоустройство и процветание.

Но далеко не всем было по душе, что городом и краем правят иноземцы. Ксенофобов и шовинистов хватало и двести лет назад. Одержимость национальной идеей вовсе не продукт новейшей истории.
Поэтому, когда граф Воронцов занял пост новороссийского генерал-губернатора, часть российского общества облегченно вздохнула: наконец-то на Одессу, насквозь пропитанную иностранщиной, наденут русскую узду. Известный мемуарист Ф.Ф.Вигель восторженно писал по этому поводу: 'Захотели, наконец, чтобы Новая Россия обрусела, и в 1823 году прислали управлять ею русского барина и русского воина'.

Бесспорно, Михаил Семенович был и русским барином, и русским воином, но происхождение вовсе не делало его замшелым славянофилом. Воспитание он получил европейское, английское, и квасной патриотизм был ему чужд. К тому же граф был человеком не только образованным, но и умным, что приходится признать, невзирая на нелестные отзывы о нем Солнца русской поэзии. Ну, не любили они с Воронцовым друг друга, что ж тут поделаешь! Не останавливаясь на качествах характера генерал-губернатора, вызывавших горячую неприязнь великого поэта, необходимо отдать должное этому выдающемуся государственному деятелю, годы правления которого справедливо называют 'золотым веком Одессы'.
Вступив в должность, граф не оправдал надежд радетелей национальной идеи. Он проводил ту же политику, что и его предшественники иностранцы. Его девизом было: 'Чего недостает дома, то заемлется немедленно из чуждых стран'. В 'Слове при погребении' князя Воронцова архиепископ Херсонский Иннокентий произнес: 'Для многих новых предприятий недостает туземных делателей - почивший не медлит призвать их отовсюду, употребляя для сего даже собственные средства; а в числе призванных на время многие, будучи обласканы, успокоены и привязаны к новой стране самими успехами своими, остаются у нас навсегда'.
Толерантность Михаила Семеновича не может не вызывать восхищения. Что было ее причиной - аристократизм, выработанный поколениями предков голубой крови, британское воспитание, трезвый расчет, глубина и масштабность мышления или попросту человечность? Можно строить предположения на этот счет, но деятельность Воронцова в области межнациональных отношений говорит сама за себя.
Исторически сложилось, что пробным камнем толерантности является отношение к евреям. Свидетель еврейских погромов второй половины ХIХ века историк Костомаров написал: 'Наблюдал сцены жидотрепания'. С Костомаровым все ясно. А что же Воронцов? Доротея Атлас в книге 'Старая Одесса. Ее друзья и недруги' пишет: 'Желая оживить торговлю края, князь принял евреев под свое покровительство. Он обратил внимание на поднятие умственного и нравственного уровня одесских евреев. Были открыты еврейские общественные школы для детей обоего пола, главная синагога, молитвенные дома и больница. Воронцов одобрял 'все меры для изыскания средств'; 'по высокому эстетическому вкусу начертил план синагоги'; 'прилагал особенное попечение о больнице' и лично экзаменовал мальчиков в общественном училище. Стараясь поднять значение еврейского населения в глазах русского общества, он добился посещения синагоги императрицею Александрой Федоровной; по его же предложению император Николай с наследником престола 'осматривал в подробности' еврейские школы и больницу.

Весть о привольной жизни евреев в Одессе быстро разнеслась по западным губерниям и соседней с ними Австрии. Планы Воронцова удались вполне: в Одессу стала переезжать австрийская еврейская интеллигенция, приехали и крупные негоцианты с солидными капиталами. Они приобретали недвижимую собственность, открывали торговые дома. В 1850-х в Одессе существовали еврейские фирмы, делавшие миллионные обороты'.
Доротея Атлас использовала для своей 'Старой Одессы' книгу Пэна 'Еврейская старина в Одессе'. Но это далеко не единственный источник, свидетельствующий о том, что Воронцов был не только великолепным хозяином Новороссийского края, но и гуманистом. В 1843 году был создан проект, с которым предложили ознакомиться российским губернаторам. Вот что пишет по этому поводу корреспондент газеты 'Восход' в 1900 году: 'Сущность проекта, препровожденного на заключение всем генерал-губернаторам, сводилась к тому, чтобы всех живущих в России евреев разделить на два класса: полезных и бесполезных. Полезными предполагалось называть 'только купцов третьей гильдии, цеховых ремесленников, земледельцев и тех мещан, которые владеют недвижимым имением, приносящим известное количество годового дохода. Все же прочие евреи, не входящие в состав этих разрядов, должны были признаваться бесполезными, и в отношении их предлагались различные репрессивные меры, направленные к тому, чтобы заставить их выбрать одну из отраслей пропитания, признанных полезными'.
Проект заодно предлагал выселить евреев из местечек в большие города без права выезда и обложить их тройной рекрутской повинностью. В общем, типичный проект российского правительства, отличавшегося, как известно, лютой 'любовью' к евреям. Не исключено, что закон этот вошел бы в силу, если бы не умное противостояние Михаила Семеновича. Текст его записки частично приведен в 'Восходе': 'Смею думать, что самое общее название 'бесполезных' для нескольких сотен тысяч людей, по воле Всевышнего издревле живущих в Империи, и круто, и несправедливо; но если и принять сие название для некоторого количества евреев, то и тогда разделение, мне кажется, должно быть другое. В проекте министерства остается бесполезным многочисленное сословие раввинов и других духовных законоучителей и получивших ученую степень, которые бесспорно и самим правительством считались полезными. Кроме того, проект считает бесполезными всех тех многочисленных евреев, которые занимаются или мелочной покупкой продуктов у первых производителей, дабы их доставлять оптовому купцу, или полезной продажей потребителям товаров, получаемых ими от оптового продавателя большими количествами.

Рассуждая беспристрастно, нельзя не удивиться, что все сии многочисленные торговцы считаются бесполезными и, следственно, вредными, тогда как они мелким промыслом, безо всякого сомнения, помогают, с одной стороны, промышленности сельской, а с другой - торговой, и то в провинциях польских, где национального мелкого купечества никогда не было и теперь не находится'.
Вежливо указав на 'тактичность' слова 'бесполезный' по отношению к целому народу, Михаил Семенович ненавязчиво указывает и на его глупость. Делает это с виртуозностью врожденного дипломата, не выказывая открытого противостояния, но показывая 'на пальцах', на фактах неразумие проекта: 'Столь насильственная мера, принимаемая просвещенным правительством относительно огромнейшего числа верных подданных, была бы совершенно непонятна, если бы не было очевидно, что об ней представляли под влиянием надежды, что она может и даже непременно будет иметь следствием немедленное обращение всех евреев к полезнейшим занятиям, так что думают поступать в этом случае подобно благоразумному врачу, который решается на кровавую операцию, будучи убежден, что с кратковременной, хотя сильной болью прекратится долговременная и опасная болезнь. Но именно это предположение - единственное объяснение означенной меры касательно евреев, по моему убеждению, совершенно ошибочно: все те евреи, к которым относится эта мера, суть, с весьма немногими изъятиями, крайне бедны.
Принужденные зарабатывать каждый день свое дневное пропитание, они не имеют никакой возможности прекратить для будущности своей занятия настоящие, возложенные на них ежедневной нуждою. Такого состояния человек, который весь день ищет для себя и своего семейства кусок хлеба, не имеет никакого средства отложить целые годы на изучение ремесла, на наем и обрабатывание полей, не говоря уже о приобретении дома или капитала на торговлю. Нет никакого сомнения, что несравненное большинство сих несчастных подвергнется всей строгости вышереченной меры правительства, будет страдать и терпеть лишение городских прав, тесноту и тройную рекрутскую повинность, имея одно только желание к улучшению своей участи, но будучи не в силах привести его к действию. Мучительная операция над этим классом людей причинит им не только одну боль, но даже истребление через нищету, не приведя с собою ожидаемого излечения'.

'Смею думать, - резюмирует генерал-губернатор Новороссийского края, - что худые последствия будут неизбежны, если мера сия примется во всей строгости; смею думать, что мера сия и в государственном виде вредна и жестока. С одной стороны, отымутся сотни тысяч рук, помогающих мелкой торговой промышленности в провинциях, где заменить их нет и долго не будет возможности; с другой же - плач и вопли столь огромного числа несчастных, которых постигнут печальные действия сей меры, будут служить порицанием и у нас, и за пределами России:'.
Как сказано выше, записка Воронцова убедила авторов проекта в полезности и бесполезности евреев. Переселение не состоялось. Как не состоялись благодаря графу, а затем и князю Михаилу Семеновичу Воронцову и другие, не менее драконовские проекты. И наоборот, состоялись те, умные, замечательные, плоды которых одесситы пожинают и по сей день. Все потому, что новороссийский генерал- губернатор 'смел думать'. Конечно, 'смею думать' - всего лишь оборот официального документа позапрошлого столетия. Но в случае с Воронцовым - еще и констатация факта. Он смел думать, и результаты этой смелости не могут не восхитить.
----------------------------------------------
Елена КАРАКИНА.


В ОДЕССЕ ПЕРЕЗАХОРОНЕНЫ КНЯЗЬ ВОРОНЦОВ С СУПРУГОЙ.

10 ноября с самого утра тысячи одесситов собрались на Приморском бульваре около Воронцовского дворца, откуда начались торжественные мероприятия по перезахоронению праха бывшего генерал-губернатора Новороссийского края князя Михаила Воронцова и его супруги Елизаветы.
Открылись они заупокойным богослужением (литией), которую совершил митрополит Одесский и Измаильский Агафангел в сослужении духовенства епархии. Затем гробы с телами знаменитых одесситов на плечах военнослужащих, как и когда-то 146 лет назад, были перенесены на специальный катафалк, запряженный четверкой лошадей.

Крестным ходом траурная процессия двинулась к Спасо-Преображенскому Одесскому кафедральному собору. За гробами Михаила Воронцова и его супруги шли митрополит Агафангел, губернатор Одесщины Василий Цушко, городской голова Эдуард Гурвиц, Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Украине Виктор Черномырдин, военные, дипломаты, депутаты местных советов, представители общественности.

Напомним, что решение о перезахоронении останков великих
одесситов было принято депутатами горсовета единогласно.
-Старинный дворянский род Воронцовых имел в числе своих представителей немало известных людей - бояр, воевод, дипломатов. Отец Михаила Воронцова - Семен Романович был замечательной личностью. Участник русско-турецкой войны, знаменитых сражений у Ларги и Кагула, он перешел на дипломатическое поприще и около 20 лет достойно представлял Россию в Великобритании в качестве полномочного русского посла. Его родной сестрой была княгиня Екатерина Дашкова - первый президент Российской Академии наук.

Михаил Воронцов, по рождению граф, свои детские годы провел в Лондоне, где под руководством отца получил очень хорошее образование. С четырехлетнего возраста был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк ив 1801 г., вернувшись на родину, вступил в военную службу гвардейским поручиком. Через два года он по собственному желанию отправился на Кавказ в армию князя Цицианова для действий против горцев. Вскоре отличился при штурме Гянджи (1804 г.), при этом вынес из боя раненого П. Котляревского, впоследствии известного героя русско-иранской войны 1804 -1813 гг.

В составе отряда генерала Гулякова Михаил Воронцов действовал на реке Алазани, в бою в Закатальском ущелье он едва не погиб при падении с горной кручи во время атаки лезгин. Участвовал в походах в Имеретию и Эриванское ханство против персов; по представлению Цицианова был награжден орденом святого Георгия 4-й степени. Ходатайствуя об этом награждении, командующий писал, что поручик граф Воронцов, "заменяя мою дряхлость, большою мне служит помощью". Конец 1804 г. 22-летний граф провел в походе на Военно-Грузинской дороге, начало следующего - в горах Осетии. Тогда он еще не предполагал, что через сорок лет ему придется вернуться на Кавказ в качестве наместника этого беспокойного края.
В русско-австро-французскую войну 1805 г. Воронцов в составе десантных войск генерала П.Толстого отправился в Померанию и участвовал в осаде крепости Гамелен. В период русско-прусско-французской войны 1806 - 1807 гг. он доблестно действовал в сражении под Пултуском, произведен в полковники, назначен командиром 1-го батальона лейб-гвардейского Преображенского полка, с которым участвовал в кровопролитных боях под Гутштадтом, Гейльсбергом и Фридландом.

В 1809 г. Михаил Воронцов, назначенный командиром Нарвского пехотного полка, отправляется на войну с Турцией. Действуя в составе Молдавской армии Н.Каменского, он отличился при штурме крепости Базарджик и в 28 лет произведен в генерал-майоры. Затем участвовал в штурме Шумлы, в сражениях под Ватином и Систово, удостоен ордена святого Владимира 3-й степени.

В перерывах между сражениями генерал Воронцов составил уникальный документ - "Наставление господам офицерам Нарвского пехотного полка". Наставление было выдержано в суворовском духе: оно подробно разъясняло тактику колонн в сочетании с рассыпным строем, нацеливало на наступление как основной вид боя, подчеркивало значение обучения и воспитания солдат. Наставление содержало девиз самого Воронцова: "Упорство и неустрашимость больше выиграли сражений нежели все таланты и все искусство". Командир полка учил своих подчиненных: "Храбрые люди никогда отрезаны быть не могут; куда бы не зашел неприятель, туда и поворотиться, идти на него и разбить".
Осенью 1810 г. во главе отдельного отряда генерал Воронцов действовал на Балканах, занял города Плевну, Ловчу и Сельви, где уничтожил турецкие укрепления. В кампании 1811 г., которую возглавил М.Кутузов, он отличился в сражении под Рущуком, был пожалован золотой шпагой с алмазами. Затем сражался на правом берегу Дуная, не давая туркам помочь армии великого визиря, отрезанной Кутузовым на левом берегу. Награжден орденами святого Владимира 2-й степени и Георгия 3-й степени. Забыв о столичной жизни, Михаил Семенович уже всецело принадлежал армии, "русское боевое молодчество", писали современники, сделалось его "второй натурой".
С началом Отечественной войны 1812 г. граф Воронцов опять занял место в боевом строю: ему была поручена сводная гренадерская дивизия во 2-й Западной армии П.Багратиона. С нею в период отступления он участвовал в ожесточенном бою под Дашкове, геройски дрался под Смоленском.
В Бородинском сражении 26 августа дивизия Воронцова находилась на труднейшем участке позиции: в передовой линии она защищала Семеновские (Багратионовы) флеши. В 6 часов утра флеши были атакованы тремя дивизиями маршала Даву. Гренадеры Воронцова стояли насмерть, неоднократно переходили в контратаки, действуя врукопашную. Впереди шел командир дивизии со шпагой в руках, не переставая улыбаться холодно и строго. Дивизия таяла на глазах; поведя ее остатки в очередную контратаку, Воронцов воскликнул: "Смотрите, братцы, как умирают генералы!" Его опрокинул удар в бедро, уже лежащий, он не выпускал из рук куска обломанной шпаги.

Когда Михаила Семеновича выносили в тыл, кто-то сказал: "Где ваша дивизия? Она исчезла с поля боя". Превозмогая боль, он отвечал: "Она исчезла не с поля боя, но на поле боя". Из четырех тысяч его солдат в Бородинской битве уцелело лишь 300, из 18-ти штаб-офицеров только трое.
Награжденный за Бородино орденом святой Анны 1-й степени, Воронцов отправился на лечение в свое имение во Владимирской губернии, туда по его указанию привозили и многих других раненых. Заботливый уход, благодаря ему, получили до 50 офицеров и более 300 нижних чинов.
Едва оправившись от раны, Михаил Семенович вновь отправился на войну и был назначен командиром той же сводной гренадерской дивизии в 3-й армии П. Чичагова. В начале 1813 г. он отличился в боях у Бромберга и Рогазен, занял Познань. Произведенный в генерал-лейтенанты, действовал у Магдебурга и реки Эльбы. После возобновления военной кампании России и ее союзников против Наполеона Воронцов со своей дивизией входил в состав различных армий союзников. Участвовал в Лейпцигской "битве народов" (октябрь 1813 г.). В 1814 г. доблестно проявил себя в бою при Краоне, где он в течение дня выдерживал атаки превосходящих сил противника во главе с самим Наполеоном и отступил лишь по приказанию. Наградой за Краон стал орден святого Георгия 2-й степени. Затем участвовал в боях под Лаоном и Парижем.

В 1815-1818 гг. граф Воронцов командовал оккупационным корпусом во Франции и оставил о себе и о русских самые добрые воспоминания у французов. Был награжден орденом святого Владимира 1-й степени. При уходе корпуса на родину, в 1818 г., он заплатил долги, сделанные русскими офицерами во Франции. Пушкинский "полукупец", наверное, такого бы не сделал.

Возвратясь в Россию, Михаил Семенович командовал 3-м пехотным корпусом, а в 1823 г. был назначен генерал-губернатором Новороссии (Северное Причерноморье) и Бессарабии; он оставался на этом посту 21 год. Много сил он затратил на экономическое развитие этих областей, особенно Одессы и Крыма, на устройство судоходства по Черному морю. Генерал-губернатор покровительствовал сосланному на юг Пушкину. Трения между ними начались из-за увлечения темпераментного поэта женой Воронцова. Жесткая реакция Михаила Семеновича повлекла за собой желчную обиду Пушкина и его язвительные эпиграммы в адрес "оскорбителя".

В 1825 г. Воронцов был произведен в генералы от инфантерии.
В 1828 г., в период русско-турецкой войны, он сменил раненого
А. Меншикова на посту командующего осадным корпусом под Варной и в короткие сроки овладел ею, награжден золотой шпагой с надписью: "За взятие Варны". В кампании 1829 г. обеспечивал бесперебойное снабжение русских войск, действовавших против Турции за Кавказом. В 1834 г. за неустанные гражданские и военные труды удостоен ордена святого
Андрея Первозванного; в 1836 г. назначен шефом Нарвского пехотного полка, которым когда-то командовал.

С 1844 г. Воронцов - главнокомандующий войсками на Кавказе и кавказский наместник. Ему предстояла трудная задача - бороться с
вождем горцев Шамилем, потрясшим спокойствие в крае. В мае 1845 г. главнокомандующий выступил с войсками в знаменитую Даргинскую экспедицию, которая через 2 месяца тяжелого похода была завершена взятием аула Дарго - опорного пункта Шамиля. Потери войск были большими. Обратный путь оказался еще более трудным и опасным, но
63-летний главнокомандующий примером личного мужества и солдатской выносливости сумел вдохновить подчиненных на благополучное завершение экспедиции. За этот поход Воронцов был возведен в
княжеское достоинство и назначен шефом Куринского егерского полка.
В дальнейшем он отказался от длительных военных экспедиций и действовал в духе А. Ермолова: методично, сочетая гражданское и хозяйственное обустройство края с частными военными операциями своих помощников - генералов Андронникова, Бебутова, Барятинского, Бакланова. В 1847 г. он лично возглавлял войска, действовавшие в Дагестане, руководил штурмом Гергебиль и взятием Сальты.
В 1852 г. пожалован в светлейшие князи.

В 1853 г., ввиду приближения Крымской войны, заботы Воронцова были обращены на укрепление границы с Турцией и защиту черноморской береговой линии. Вскоре по своему преклонному возрасту он отпросился у Николая I в отставку. С болью переживал Михаил Семенович потерю Севастополя и другие неудачи в Крымской войне.

В 1856 г. в день коронации Александра II Воронцов был пожалован в
генерал-фельдмаршалы.

Михаил Воронцов, умер 6 ноября 1856 года и через четыре дня был похоронен в Одесском кафедральном Спасо-Преображенском соборе.

В 1880 году там же была похоронена Елизавета Воронцова.

В 1936 году перед разрушением собора останки супругов Воронцовых были выброшены на улицу и тайно перезахоронены жителями Одессы на Слободском кладбище.

По словам начальника Одесского областного бюро судмедэкспертизы Григория Кривды, проведенная экспертиза позволяет с 96-процентной точностью утверждать, что найденные на Слободском кладбище останки принадлежат именно Воронцовым.

Григорий Кривда сообщил, что эксперты провели две комплексные судебно-медицинские экспертизы, в частности, рентгенографическое исследование, экспертизу фотосовмещения останков черепа с фотографиями Воронцовых. Останки Михаила Воронцова сохранились достаточно хорошо, поскольку князь был похоронен в специальной свинцовой капсуле.

-У входа в Спасо-Преображенский собор состоялся траурный митинг, который открыл мэр Одессы Эдуард Гурвиц. В своем выступлении городской голова сделал акцент на деятельности Михаила Воронцова как градоначальника, вложившего все свои силы в процветание Одессы.
Выступивший затем губернатор Одесской области Василий Цушко подчеркнул большие заслуги светлейшего князя в деле обустройства Новороссийского края, в благотворительной деятельности на благо всех одесситов.

Митрополит Агафангел сказал:
"Вновь, как и 149 лет назад, благодарные одесситы окружают гроб генерал-фельдмаршала, светлейшего князя Михаила Семеновича Воронцова и его супруги, княгини Елисаветы Ксаверьевны, вновь звучат заупокойные молитвословия и надгробные речи, вновь стены восстановленного из руин величественного Спасо-Преображенского собора принимают останки тех, кто столько много сделал для Одессы, для нашего южного края, для всей нашей Родины. Вновь мы обращаемся к светлой памяти князю Михаилу Семеновичу, обозревая всю его нелегкую, исполненную героизма и подвига жизнь, которую он положил на алтарь служения Богу, Отечеству и людям. Эту жизнь невозможно покрыть пылью забвения, неблагодарности или клеветы и вновь, подобно искрящемуся самоцвету, сияют пред нами его славные деяния.

Сияет его воинская доблесть, начало которой было положено на Кавказе, где он двадцатилетним юношей получает первые уроки героизма, ставшие так необходимыми во время грядущего лихолетья 1812 года.
Сияет его слава мужественного защитника Отечества пред лицом нашествия двенадцати народов, собранных со всей Европы под развернутые гордыней, жаждой крови и неправедной добычи наполеоновские знамена, когда в ряду самоотверженных героев вспыхивает имя Михаила Семеновича Воронцова - героя Бородинского сражения. Сияет славой подвига французский городок Краон, где князю вновь пришлось столкнуться лицом к лицу с Наполеоном, венец непобедимого победителя на главе которого был поколеблен рукою отважного военачальника.

Сияет его слава мудрого правителя, наместника Бессарабии,
генерал-губернатора Новороссии, полномочного наместника Кавказа,
где под его руководством расцветала новая жизнь, где его рукою была перевернута новая страница исторического бытия многих народов.
Сияют неизреченным светом его труды в должности губернатора, озаряя весь Новороссийский край радостью и процветанием, озаряя наш дорогой город, нашу Одессу, лучами славы, потому что именно трудам
Михаила Семеновича во многом обязана Одесса, как славой своего прошлого, так и красотой настоящего и надеждой будущего. Его труды и его безграничная любовь к Одессе стали тем краеугольным камнем, тем незыблемым фундаментом, на котором Всесильная десница Божия основала красоту, благосостояние и благополучие нашего города,
украсив его храмами и основанными им монастырями. Его любовь
согрела наш город в дни его юности, его заботы воздвигли наш край, расширили и украсили его, его слава возложила на главу Одессы
венец славы, в котором одним из самых ярких и самых драгоценных
камней сияет имя светлейшего князя Михаила Семеновича Воронцова.

И свет этот сохранялся незамутненным и неугасимым долгие годы и столетия, потому что это не просто свет героических поступков, громких подвигов и человеческой славы. Это, прежде всего, свет веры,
благочестия и любви к Богу, Отечеству и людям, - тех качеств, которые были внутренним стержнем всей жизни светлой памяти князя Михаила Семеновича Воронцова. Без них невозможно представить себе его целостную личность, вне их становится непонятным целый ряд его выдающихся деяний, они придают особый смысл всей деятельности и потому так трепетно встречаем мы, жители города Одессы, наследники светлейшего князя, сегодняшний день.

Настоящее событие не просто дань памяти потомков великому правителю и выдающейся личности, не только восстановление исторической справедливости. Сегодняшний день - чудо победы правды
над мраком лжи, несправедливости и глумления над святостью исторической памяти. И сегодня мы вновь возвращаем на место вечного упокоения, предназначенное от Самого Господа и Спасителя, прах светлейшего князя Михаила Семеновича Воронцова и его супруги, возвращаем под своды этого святого и чудного храма, как знак того, что
не в силах рука человеческая изменить Всеблагой Промысл Божий,
что не в силах неблагодарность затмить сияние подлинной славы, что бессильно зло попрать светлую память великого сына Церкви и
Отечества. И, совершая свой исторический и христианский долг, мы вместе со святителем Иннокентием, много лет назад совершившим чин погребения Михаила Семеновича в этом святом храме и ныне прославленным в лике святых, молим Господа упокоить душу приснопоминаемых светлейшего князя Михаила и княгини Елисаветы в селениях праведных. Аминь"

В выступлении Чрезвычайного и полномочного посла Российской Федерации в Украине Виктора Черномырдина говорилось о роли верного сына русского народа Михаила Воронцова в деле укрепления русского государства и русского духа на этих землях.

После окончания траурного митинга, в котором также приняли участие представители военного округа и Черноморского православного фонда, в нижнем храме Спасо-Преображенского собора, освященном в честь святителя Иннокентия, состоялось заупокойное богослужение (панихида), которую возглавил митрополит Одесский и Измаильский Агафангел.
Затем тела князя и княгини под звуки колоколов и оружейного салюта были опущены в специально сделанную нишу и там погребены. На могилу были возложены венки.

После завершения траурной церемонии были митрополитом Агафангелом, руководителями города и области были возложены цветы к памятнику Михаилу Воронцову, расположенному неподалеку от собора. Здесь же состоялся военный парад, в котором приняли участие военнослужащие всех родов войск.

-------------------------------------------------------------------
Пресс-служба Одесской епархии.



Одесситы чтут память князя

27 июня 2006 года Одесским городским советом было принято решение о сооружении мемориала светлейшему князю Воронцову и его супруге на месте их захоронения (с 1936 года по 2005 год) на Слободском кладбище в Одессе. Решение было принято 'с целью сохранения исторической памяти о светлейшем князе, воспитания одесситов в духе уважения к истории своего города'.

Основанием для решения стала инициатива городской общественности, ходатайства депутатов Одесского городского совета, главного редактора телекомпании ООО 'РИАК-информ' Светланы Фабрикант, председателя правления благотворительного фонда 'Черноморский православный фонд' Василия Иеремии и других известных в городе людей. - Открытие памятных плит на местах, где еще в прошлом году находились могилы Воронцова и его супруги на Слободском кладбище, их освящение состоится в пятницу,
10 ноября, в 11 часов, - сообщили в пресс-службе Черноморского Православного фонда. - В этот же день, 10 ноября, в Одесском кафедральном Спасо-Преображенском соборе пройдет литургия.
В течение всего дня в знак памяти о Воронцове каждые 15 минут будут раздаваться удары всех 23 колоколов собора от самого большого до самого малого.


Кстати
10 ноября в 19.00 в эфире телекомпании РИАК состоится премьера фильма о М. С. Воронцове. Фильм снят этой телекомпанией по заказу Черноморского Православного фонда.


Напомним, что генерал-губернатор Новороссийского края и полномочный наместник Бессарабской области светлейший князь Михаил Семенович Воронцов умер 6 ноября 1856 г. в Одессе. В знак особых заслуг он был похоронен в Одесском кафедральном Спасо-Преображенском соборе. Через 24 года, 15 апреля 1880 года, там же была похоронена и его жена светлейшая княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова. В 1936 году, незадолго перед варварским разрушением собора, могила великих князей была осквернена. Прах светлейшего князя и его супруги был буквально выброшен на улицу. Однако горожане сумели перезахоронить останки Воронцова на Слободском кладбище.

В 2005 году прах перезахоронили в нижнем храме возрожденного Одесского кафедрального Спасо-Преображенского собора. Торжественная церемония перезахоронения тогда, ровно год назад, стала для Одессы событием.
------------------------------------------------------------------------------
Опубликовал Fred November 10 2006 18:22:28



 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru