Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
УЛИЦА ПУШКИНСКАЯ . Первоначальное название улицы - Итальянская.
 
Появляется на карте города в 1827 г.
Улица знаменита тем, что на ней жил русский поэт Александр Сергеевич Пушкин, который посвятил Одессе немало замечательных строк.

25 июня 1880 г. улицу переименовывают в ул.Пушкинскую, и это название сохранилось и до на наших дней. Несмотря на то, что Пушкину приходилось останавливаться в разных домах Одессы, музей, посвященный поэту, решили открыть именно в доме ?13 по улице Пушкина. Там же находится и памятник Пушкину с тростью (без трости), который одесситы установили в честь 200-летия поэта.

По этой же улице расположен Музей западного и восточного искусства, Одесская филармония, гостиница "Красная", Центральный универмаг. Начинается улица от Думской площади (начало Приморского бульвара), и заканчивается Привокзальной площадью.

Один из своих рассказов на любезную его сердцу одесскую тему Исаак Бабель закончил на неожиданно-ностальгической ноте: 'Из окна летели прямые улицы, исхоженные детством моим и юностью, - Пушкинская тянулась к вокзалу, Мало-Арнаутская вдавалась в парк у моря'

Аккурат на углу этих улиц, каждая из которых в Одессе по-своему знаменита, испокон веку стоит крытый железом двухэтажный, с подвальными помещениями дом без особых архитектурных изысков, числящийся по Пушкинской под ?73. А со стороны Малой Арнаутской к нему примыкает давно 'разменявшее' второе столетие длинное одноэтажное строение, прорезанное воротами, за которыми небольшой двор с высоченной старой вишней и двухэтажным флигелем. Через него прямым ходом можно было выйти на Пушкинскую, потому что это сквозной двор или, как называли когда-то, сквозник. Бытовало даже выражение 'сделать сквозник'. Если, к примеру, барышня, имея интерес отшить навязчивого ухажера, со словами 'вы меня туточки абождите, а я только забежу до подруги и через минуточку сделаюсь взад' заходила во двор и эта минуточка никогда не кончалась, то говорили, что она ему 'сделала сквозник':

В старое время Пушкинская по мере ее приближения к вокзалу, Привозу и Куликовому полю, сохраняя величественные платаны и отменную брусчатку мостовой, постепенно теряла шарм центральной улицы. Потому и не обосновалась в этом доме какая-нибудь солидная банкирская контора, респектабельное представительство иностранной пароходной компании или фешенебельный магазин. Зато располагалась тут бакалейная лавка Фриделя, в которой можно было купить крупу, постное масло, семечковую халву, селедку, уксус, бутылку воды 'Фиалка', названной так не в честь нежнейшего цветка, но по фамилии владельца завода искусственных минеральных вод И. Фиалки на Колонтаевской улице, непременные для таких заведений свечи, а также табак, махорку и 'папиросы Сальве с антиникотиновым мундштуком фабрики братьев Поповых' на месте нынешнего Центрального универмага буквально в двух шагах от дома ?73.

А со стороны Малой Арнаутской улицы была, как тогда говорили, 'керосиновая' лавка Кодымера и 'Молочная торговля' Гершковича, не похожая, правда, на отделанные фирменным зеленым кафелем магазины всероссийской фирмы Чичкина, но и тут всегда наличествовали свежие молоко, сливки, сметана, исправно поставляемые немцем-колонистом из Люстдорфа или Малой Аккаржи.

Но 'старожилом' дома на Пушкинской, 73, по праву считалась открытая еще в 80-х годах ХIХ века второразрядная гостиница 'Пушкин', потом переименованная в 'Пушкинскую', безо всяких, понятное дело, звезд, окромя как от раздавленных измученными постояльцами клопов на засаленных обоях. В ее непрезентабельных номерах находили приют приехавшие 'показаться' одесским докторам провинциальные дамочки, мелкие коммивояжеры, недорогие 'жрицы любви' с только что случившимися клиентами. Помимо 'Пушкинской', в дополнение или в конкуренцию с ней, в этом же доме помещались так называемые 'Меблированные комнаты', в просторечии именовавшиеся 'меблирашками', которые отличались от гостиницы разве что намеком на домашний уют. А о каких-либо особых удобствах, вроде душевых или ванных комнат в гостинице или 'меблирашках', и говорить не приходилось, но в соседнем доме были 'Харьковские бани' Уманского, неизвестно чем отличавшиеся от бань одесских или, скажем, мариупольских, и парикмахерская Чобана, в которой приезжий человек мог обрести вид, достойный пребывания в самой Одессе.

Что же касается возможности поесть или, как у нас говорят, покушать, то за провизией можно было отрядить коридорного в лавку Фриделя или какую другую и заказать самовар в номер, поскольку ни в гостинице, ни, тем более, в 'Меблированных комнатах' ресторана не имелось. Не желавшие же питаться всухомятку приезжие и холостого образа жизни одесситы могли воспользоваться кулинарными способностями мадам Гольденшлугер, которая держала здесь 'Домашние обеды', - одно из распространенных в то время заведений малого, зачастую, семейного бизнеса, продержавшихся аж до конца 1920-х годов. Кстати, именно за счет таких 'домашних обедов' кое-как сводили концы с концами старый ребусник Синицкий и его внучка Зося, решительно отвергнувшая амурные притязания столовавшегося у нее подпольного миллионера Корейко и коварно покинутая потом его 'контрагентом' Остапом Бендером. В меню 'Домашних обедов' не входили деликатесы из известного на всю Одессу магазина Дубинина на Дерибасовской и разносолы, как в ресторане 'Лондонской' гостиницы. Но здесь готовили великолепные блюда одесской кухни: наваристый украинский борщ, перец по-болгарски, еврейскую фаршированную щуку, баклажаны под греческим соусом, икру из 'синеньких', которых для сохранения естественного цвета принято было рубить исключительно деревянным секачом, вареники с вишнями, форшмак из селедки, соленую скумбрию, божественный вкус которой нельзя забыть даже за десятилетия ее непонятного отсутствия, и настоящую молдавскую брынзу, такую сухую да соленую, что ее требовалось незамедлительно запить красным бессарабским вином.

Для своевременного же и полного удовлетворения этой надобности к услугам приезжих и местных граждан в доме были два винных погреба - Гассака и Брейера. И они вряд ли особо конкурировали друг с другом, поскольку первый располагался со стороны Пушкинской, а второй - по Малой Арнаутской, к тому же, каждое такое заведение, кроме случайно забредших посетителей, имело свою постоянную клиентуру, почитателей и ценителей, что, впрочем, сохранилось и поныне, но уже по другим адресам.

О прошлом этого старого дома напоминает лишь длиннющий коридор, куда обращены двери квартир, под которые давным-давно были приспособлены гостиничные номера. Но в подвалах и на первом его этаже, что по Пушкинской, что по Малой Арнаутской, и сегодня не пустует ни одно торговое помещение - и это, как говорят в Одессе, 'уже хорошо':


 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru