На главную   Содержание   Следующая
 
ТОПОНОМИКА ОДЕССКИХ УЛИЦ
 
ЧТО В ИМЕНИ ТВОЕМ

В числе вспомогательных исторических дисциплин - геральдики, сфрагистики, нумизматики и других - топонимика, пожалуй, наиболее утилитарна. Впрямь, ведь мы, мягко говоря, не ежедневно размышляем над смыслом гербовых символов, формами печатей или особенностью изображений на монетах. Названия же улиц, переулков, площадей у всех на слуху, мы постоянно их произносим, пишем, читаем в документах и книгах "за Одессу". Как известно, "вся Одесса очень велика", и авторы обычно "привязывают" фабулу произведений к определенному месту в городе. Так, Исаак Бабель эпически начинает один из рассказов словами "На Молдаванке, на углу Дальницкой и Балковской улиц...", Валентин Катаев именует своего героя не иначе, как "Петька Бачей с Канатной угол Куликова поля", а в озорной песенке Леонида Утесова курьезный случай с бабушкой-старушкой происходит "на Дерибасовской угол Ришельевской". А сколько эмоций вызвала эпопея возвращения старых названий, которая, похоже, канула в прошлое, оставив пепел зряшных страстей, ломаные копья сиюминутных суждений и... осознание того, что наши предки этими названиями, как говорится, не разбрасывались.

Справедливости ради нужно отметить, что неудачные переименования случались и раньше - до советской власти. Замена безликого названия Новой улицы на Маразлиевскую возражений не вызвала, а переименование унылой Глухой в Запорожскую было только во благо. Но тогда же "коренная" Канатная стала улицей Полтавской победы, а Госпитальную, названную так по расположенной тут старейшей в городе Еврейской больницы, переименовали в улицу 19 февраля 1861 года, в память отмены крепостного права, которого в наших краях отродясь не было. Только это были единичные случаи, тотальное же разрушение топонимики старой Одессы началось в 1920 году. Понятно, что новая власть поступала сообразно своей идеологии, но даже это можно было делать не столь жестоко и бездарно. Чью душу мог затронуть "Мост имени 4-х повешенных", улица 10-летия пожарной охраны или Кустанайская?

Переименования сами по себе чреваты неожиданностями. К примеру, иногда срабатывает "синдром тропы", упорно протаптываемой по газону только потому, что так ходить удобней: в районе Аркадии был когда-то Шарлотинский переулок, который по удобному созвучию именовали Шарлатанским. А еще недавно водители, привыкшие к названиям "в честь кого-то", объявляли остановку "Проспект Новоселова". И если, выбирая новорожденному имя, нужно учитывать его будущее сочетание с отчеством, то при переименовании городского объекта стоит озаботиться тем, чтобы сопоставление старого и нового названий не обернулось комизмом, как оно произошло с Приморским бульваром. В 1877 году в честь Великого князя Николая Николаевича бульвар переименовали в Николаевский, позже подробности забылись и это название связывали уже с императором Николаем II, что, впрочем, никого не волновало. Но когда в 1920 году новая власть нарекла бульвар фамилией революционера Фельдмана, остроумные одесситы тотчас "ответили" анекдотом о приезжем, который нанял у вокзала старого извозчика: "На бульвар Фельдмана". "Куды?", - вопрошает извозчик, и пассажир шепотом поясняет: "На Николаевский бульвар". "Это ж надо, - недоумевает старик, - тридцать лет ездию по Одессе и не знал, что Николаю была фамилия Фельдман!" Можно вспомнить и переименование Пале-Рояля. Это "залетное" название так органично связалось с живописным уголком города, так "легло" на музыкальный говор одесситов, что многие и не заметили, как его "отменили" и вернули лишь в середине 1990-х годов. А до этого Пале-Рояль десятилетиями числился... "сквером имени Чарльза Дарвина". Как говорят в Одессе, что можно сказать, кроме ничего, разве вспомнить город Пищеслав из повести И.Ильфа и Е.Петрова, в котором стояла конная статуя профессора Тимирязева...

Все это уже отходит в область городского фольклора. Но надобно отдавать себе отчет в том, что топонимы не всегда столь нейтральны, каковыми представляются на первый взгляд. В определенной ситуации они могут стать детонаторами общественного спокойствия, и относиться к их выбору надлежит с достаточной осмотрительностью. Топонимика же Одессы, ее история, тайны, загадки, злоключения и воскрешение, заслуживает честно и скрупулезно, но не занудливо написанного исследования, а в газетной статье можно разве что пунктиром отметить некоторые принципы ее формирования...

Одесса родилась у моря, которое "выплеснулось" в город Гаванной, Морской, Черноморской улицами, Матросским спуском, Маячным переулком... Изначально здесь жили люди разных национальностей, и отображением их расселения остались Болгарская, Греческая, Еврейская, Польская, Большая и Малая Арнаутские улицы. Принадлежность одесситов к различным религиозным конфессиям и дислокацию культовых зданий зафиксировали названия Троицкой, Преображенской, Успенской, Церковной улиц, Соборной площади, Богословского, Евангелического, Лютеранского, Покровского, Рождественского переулков... О сословиях напоминают Дворянская и Мещанская улицы, о профессиях - Каретный переулок, Ремесленная, Дегтярная, Кузнечная, Провиантская... Последние три улицы примыкают к Тираспольской, которой начиналась дорога на Тирасполь, и вблизи ее, понятное дело, жили те, кто обслуживал пассажиров и содержателей "извозного промысла", - кузнецы, хозяева съестных лавок, продавцы дегтя, коим всенепременно смазывали оси колес. По функциональному признаку получила название и Херсонская улица - начало дороги в губернский город, а соответственно рельефу местности - Балковская.

Многие названия восходят к некогда почитавшимся на отдельных улицах "главными" зданиям, учреждениям, предприятиям. Если "пальма первенства" отходила к другому объекту, улицу, случалось, переименовывали. Например, после сноса старой тюрьмы и строительства на ее месте земской управы Тюремный переулок стал Земской улицей - теперь это улица Лейтенанта Шмидта. К слову, мы иной раз совершенно бесцеремонно обращаемся с узаконенными названиями: в перечнях да списках эту улицу нередко именуют улицей Л.Шмидта, будто Лени или Левы! По "главным" зданиям названы Думская, Вокзальная, Таможенная, Ярмарочная площади, Казарменный и Штабной переулки, Базарная, Гимназическая, Канатная, Мельничная, Водопроводная улицы...

До сооружения водопровода одесситы брали воду из колодцев, в частности, в Колодезном переулке, и из источников, именовавшихся фонтанами, - отсюда Малый, Средний и Большой Фонтаны. На Большой Фонтан бегал когда-то паровозик с несколькими вагончиками, и его остановки, естественно, именовали "станциями". С пуском же электрического, как его называли, трамвая "станции" остались, но вблизи депо появился Ватманский переулок. А неподалеку от него знаменитый "Привоз", который "унаследовал" название располагавшейся тут ранее Привозной площади, куда привозили и складировали товары для других рынков.

Немало улиц назвали именами тех, кто в глазах одесситов достоен таковой почести, но это уже тема отдельного рассказа. Равным образом я не коснулся и происхождения неофициальных, фольклорных названий отдельных кварталов, районов, спусков, пляжей: Канава, Косарка, Курсаки, Сахалинчик, "массив" на Ланжероне...

Но и без того, надеюсь, понятно, что названия улиц, переулков, площадей, которые музыкой отдаются в сердцах одесситов, - это такое же достояние, как памятники истории, культуры, архитектуры... И так же их должно беречь, как связь времен, как память о прошлом, которое было для наших предков настоящим, а еще раньше - будущим...

___________________________________________________
Ростислав АЛЕКСАНДРОВ



ФАКТОР В ПЕРЕИМЕНОВАНИИ УЛИЦ

На днях подсел в такси. Пассажир, сидевший впереди, назвал адрес: "Кирова угол Советской Армии" и спросил у водителя: "А как эти улицы называются по-новому?" Тот, пожилой человек, улыбнулся и ответил: "Базарная угол Преображенской. Только не по-новому, а по-старому..."

Этот разговор вспомнился, когда я перелистывал справочник "Вся Одесса", изданный в 1931 году. Был в нем и раздел "Список переименованных улиц". Вот там-то Преображенская была среди "старых",
а вместо нее - ул. 10-летия Красной Армии (затем - Советской Армии).

Советский режим с первых дней после захвата власти принялся переименовывать города, улицы, бульвары, площади... Грубо и бесцеремонно. В полной уверенности, что на века. Большевики нарекали их именами своих вождей, военачальников, палачей, писателей. Были среди них действительно крупные (пусть со знаком "минус"), исторические личности: Маркс - он вытеснил на карте Одессы Екатерину II, Энгельс - Маразли, Ленин - Ришелье. Но большинство "новоселов" спустя всего несколько лет после узурпации ими названий старых одесских улиц становились неведомыми для горожан. Кто такие Вайсман, Тарло, Хмельницкий, чьими именами были названы Гимназическая, Ремесленная, Садовая (ей повезло больше, чем другим - вскоре старое название вернулось)?..

Больше на слуху - "дед Трофим", Кангун, Чижиков, Хворостин, Ласточкин. Но чем они известны? Бунтами, мятежами, пролитой кровью, искалеченными судьбами страны, города, наших родителей...

В то же время с топонимической карты города были вытеснены имена выдающихся одесситов - людей разных эпох, сословий, чинов, вероисповеданий. Создавших город у моря, ставший одним из самых процветающих в Российской империи, известный во всем мире. Сегодня память о них тщаниями Одесского горсовета возвращается из небытия. Впрочем, историки-краеведы их не забывали, но вот для многих нынешних наших земляков эти имена прозвучат впервые.

В газетной публикации невозможно воздать должное всем. Упомянем хотя бы некоторые из тех, чьи имена вновь в названиях наших улиц.

Итак, улица Коблевская, в недавнем прошлом - Подбельского. Фома Кобле, англичанин по рождению, служил комендантом Одессы в годы, лежащие между градоправлением Ришелье и Ланжерона. Его справедливо можно считать одним из фундаторов юного города. Еще в 1792-м, за два года до основания Одессы, был за отменную службу пожалован землями на берегу Тилигульского лимана, затем владел домостроением, занимавшим квартал в центре города.

Фома Кобле сражался с эпидемиями чумы и холеры, потрясавшими молодую Одессу. Его высоко ценило начальство. Его любили горожане. Они нарекли улицу, где он проживал, Коблевской. Яркий пример народной топонимики, позже официально закрепленной на карте Одессы.

Род Разумовских - исконно украинский - играл видную роль в российской истории. Один из его представителей - граф и камергер Петр Алексеевич прожил в Одессе почти три десятилетия. Блестящий человек, чиновник по особым поручениям при самом Ришелье, близкий знакомец Пушкина, он внезапно удаляется от общества и скрывается в своей вилле, стоявшей на обрыве над спуском в Водяную балку. К этой вилле и вела улица Разумовская, переименованная в Орджоникидзе...

По сути соседом графа Петра Алексеевича был еще один видный "управленец" старой Одессы - Егор Иванович Колонтаев, соратник М.С.Воронцова. О разносторонних способностях коллежского советника говорит его послужной список. Он был и надзирателем Одесского порта, и директором Городского театра. Колонтаевскую новые хозяева жизни переименовали в Дзержинского. Его же именем нарекли и Лидерсовский бульвар...

Список репрессированных и реабилитированных имен велик. Знаменательно, что настоящие одесситы всегда называли улицы по- старому. Моя бабушка и мама ходили на Привоз по Преображенской, отец водил меня на Ланжерон по Большой Арнаутской, а в Аркадию - по Французскому бульвару. Я родился на Софиевской, живу на Успенской. Правда, ворота нашего дома по-прежнему выходят на Заславского. Этот "бомбист" и каторжник как захватил 60 с лишним лет назад старую добрую Мещанскую, так отсюда не выбирается...

*******************************************************************
Феликс КОХРИХТ



УЛИЦА, УЛИЦА, УЛИЦА МОЯ....

Назовите, пожалуйста, самое поэтичное место в Одессе?
Только не надо банальностей: Дерибасовская, Французский бульвар, Потемкинская лестница... Правильно! Ближние Мельницы. Конечно, я прожил тут четверть века; конечно - я склонен к ностальгии; конечно, это поэтичный закоулок Старой Одессы вытоптан тяжелой поступью "Краяна" - эдакого "Каменного гостя" Ближних Мельниц, расплачивающихся, как ни один район Старого города, за дичайшую вторую капитализацию - и все же!

Все же недаром когда-то - в двадцатых годах нынешнего века - Бабель и Багрицкий мечтали купить тут по домику и ходить друг к другу в гости гонять чаи. Купи они те дома - глядишь, и выжили бы.

На улице Пишенина проживала одно время Анна Ахматова, еще в бытность Анечкой Горенко. Отец Ани, мореход, был человеком легким на подъем и часто менял жилье. Так семья оказалась на Пишенина.

В Одессе, как известно, уже есть улица Анны Ахматовой - на 12-й станции Большого Фонтана. Там была когда-то почта; семья Горенко снимала здесь одно из помещений, где и суждено было появиться на свет Божий будущей великой Ахматовой. То здание, говорят, не пережило революции и гражданской войны. Известен и еще один адрес, где жили Горенко - ул. Спиридоновская, 16, - угол улицы Кузнечной. Здание было разрушено во время войны - в него попала бомба. Улица Пишенина же, бывшая Советская - от Второго городского кладбища до ул. Рекордной - это третий известный нам адрес, где жила когда-то семья Горенко- Ахматовой. Вот я и предлагаю - для чего и статью затеял - назвать эту улицу именем Анны Ахматовой. Словом, еще раз переименовать.

Мне кажется, что мы несколько увлеклись, возвращая всем старым улицам старые же имена. Конечно, исторические топонимы, знакомые слуху и сердцу каждого одессита, должны были занять свои, по праву принадлежащие им места. Бесспорно, Ришельевская и есть Ришельевская, а никакая не Ленина, а Еврейская была и всегда будет Еврейской, как ее не переименовывай. И Куликово поле пусть всегда остается за куликами, а горе-октябрята порезвились 70 лет - и хватит.

Но кто что знает про купца Пишенина, к примеру, или про того же Спиридонова? Пишенина (а его имя носит не только улица, но и переулок) часто путают с Пишоновской улицей, названной в честь первого в Одессе фабриканта пудры Пишона. Купец же Пишенин, вероятно, был связан с мукомольным делом, коль назвали в его честь улицу на Ближних Мельницах...

Но вернемся на столь любезные моему сердцу Ближние Мельницы. Четыре года назад я писал в "Одесском вестнике", что, поскольку они связаны не только с жизнью Анны Ахматовой, но и Татьяны Тэсс (Сосюры), Зинаиды Райх (актрисы, жены Мейерхольда), может, стоило бы открыть на Ближних Мельницах музей, посвященный этим замечательным женщинам, а также и Бабелю, и Багрицкому.

------------------------------------------------
Анатоль ШАХЛИЕВИЧ



Улицы меняют названия, а история 'ходит кругами'

Историко-топонимическая комиссия при горисполкоме приняла решение о переименовании ряда улиц, скверов и парков Одессы, а также о демонтаже памятника Ленину на Куликовом поле.

Опыт переименования в нашем городе большой и давний. Еще до революции нынешняя улица Бунина после русско-японской войны 1905 года поменяла название с Полицейской на Кондратенко - генерала, отличившегося в той войне. Затем она стала улицей Розы Люксембург, в честь немецкой революционерки, погибшей за дело пролетариев всех стран. Когда революция была признана злом, ее назвали именем Ивана Бунина, замечательного писателя, лауреата Нобелевской премии, много раз приезжавшего в наш город и именно отсюда отплывшего в эмиграцию во Францию.

Не исключено, однако, что если мэром Одессы станет национал-патриот, то Бунин, как представитель литературы нашего северо-восточного соседа, который, как известно, съел все наше сало, впадет в немилость, и улица получит какое-либо иное название. Например, Владимира Яворивского, выпускника, кстати, Одесского университета.

Другой пример многократного переименования - улица Пантелеймоновская. Вначале она называлась Новорыбная - не зря там сейчас построен новый рыбный корпус. В 1895 году был сооружен собор святого Пантелеймона, и улица стала носить его имя. После революции ее назвали в честь николаевского рабочего Макара Чижикова, подвизавшегося на революционных боях в Одессе. Опять революционеры не в фаворе - улице вернули прежнее название.

Кстати, о революциях. Если революция - это нечто нехорошее в принципе, - почему мы должны быть в восторге от оранжевой? Налицо двойные стандарты. Только, по новым сведениям, в октябре 1917-го произошла совсем не революция, а банальный государственный переворот. А вот в прошлом ноябре все-таки революция? Кто тут разберет?
Но вернемся к улицам. Как правило, они носят имена людей или событий, известных почти каждому. Или хотя бы многим. И если это не так, через 30-40 лет (а они пролетают мгновенно), люди не знают, кто был человек, в честь которого дано название.

Яркий тому пример - улица Баранова, - ныне ей вернули прежнее красивое название - Княжеская. Когда после войны спрашивали жителей, кто такой Баранов, ни один не мог даже приблизительно что-либо сказать.
С большим трудом, по архивным данным, с помощью старейших краееведов, удалось установить, что Баранов был председателем губернского (или областного) союза колбасников. Умер он в конце 20-х годов в расцвете лет и сил от заворота кишок (боимся утверждать, что от несвежей колбасы). Шокированные преждевременной смертью товарищи по партийной и профсоюзной бюрократии добились у городских властей переименования Княжеской улицы в его честь. Тем более, что ненависть к князьям, графам, не говоря уже о герцогах и баронах, достигла в то время апогея. Такого, как, примерно сейчас к олигархам. Даже несмотря на то, что они создают все новые и новые рабочие места, то есть заботятся о нас с вами.

Многим одесситам памятна история времен Никиты Хрущева с Патрисом Лумумбой. На рубеже 50-х и 60-х годов в Конго вовсю кипела гражданская война. Крайний националист Лумумба объявил о социалистической ориентации, чем сразу вызвал симпатии ЦК КПСС, а полковник Мабуту возглавил прозападный переворот и убил соперника. Во многих городах и селах тогда, по указанию высших партийных чинов появились улицы, школы, колхозы имени Патриса Лумумбы. У нас в городе его именем был назван проспект, ныне Адмиральский.

Имя Юлия Марковича Мазура, в честь которого собираются переименовать улицу Радостную, не знакомо большинству жителей Одессы. Да, он был неплохим редактором газеты, которая сегодня выходит под названием 'Юг', и хорошим человеком. Но не выдающимся журналистом или общественным деятелем, широко известным в городе, области, стране. Исходя из вышеуказанных соображений - стоит ли очередной раз менять название? Тем более, что в Одессе мало улиц с поэтическими именами. Платановая, Каштановая, Гераневая, Ясная, Тенистая - может быть, я что-то и упустил, но немного.

Другое дело, и это подтвердит каждый одессит, имя Бориса Федоровича Деревянко. Его действительно знал каждый. Яркий публицист, общественный деятель, ставший олицетворением эпохи, а также принципиальности и порядочности. Редактор с большой буквы, знаковая фигура. После его убийства и похорон, превратившихся в массовую форму молчаливого протеста, очень символичным стало переименование площади Конституции на его имя.

Однако, в вопросах переименования мы, как и во всем остальном, сильно заполитизированы. Жаль, не нашлось на карте Одессы места улице Короленко - замечательный писатель это заслужил. Спору нет - старинное название Софиевской улице вернуть надо было, но есть новые улицы. Повести и рассказы Короленко с интересом читаются в наши дни. Четыре раза писатель бывал в нашем городе, очень любил его. Последовательная и яростная борьба с еврейскими погромами, передовые взгляды на пути развития России и Украины дают ему право на добрую память одесситов.

В заключение - предложение. Швейцария занимает первое место в мире по количеству референдумов. Говорят, там могут провести опрос жителей относительно диаметра отверстий в швейцарском сыре. Мы, к сожалению, беднее Швейцарии, и по таким пустякам позволить себе опрос не можем. А по наименованию или переименованию улиц иногда не мешало бы.
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Виктор Чайковский

 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru