Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
БЕЛИНСКОГО УЛИЦА
 
Если рассматривать Одессу не только как промышленный центр, крупнейший порт, а как курорт общегосударственного значения, то улицы, подобные Белинского, будут играть всё возрастающую роль в жизни одесситов и гостей города. Ведь ещё до революции эта улица приобрела значение как средоточие медицинских, благотворительных, курортных учреждений. Кстати, на многих дореволюционных картах название улицы имеет окончание - -ая, что соответствует одесской традиции - Дерибасовская, Пушкинская.

А как называлась улица Белинского ещё до того, как городская дума решила увековечить 'неистового Виссариона'? Между краеведами разных поколений прошёл как бы заочный спор. В популярном издании 'Улицы рассказывают' К.Саркисьяна, М.Ставницера говорится, что '...примыкающую к городу часть Мало-Фонтанской дороги (Французский бульвар) назвали имени Белинского'.

Известный путеводитель Г.Москвича указывает, что 'в 1904 отдельные части Старо-портофранковской улицы получили самостоятельные названия. Часть от Военного училища до Александровского парка... улицей Белинского'. Итак, с 9 июня 1822 года, когда по указу Александра I граница порто-франко была передвинута к центру Одессы, и по 1904 год улица называлась Старопортофранковской, невзирая на то, что в 1826 году граница порто-франко была вновь отодвинута. Впрочем, по некоторым данным решение о переименовании приняли ещё в 1898 году.

На старых картах видно, что ул. Белинского была длиннее - она начиналась от обсерватории, ведь та часть парка имени Шевченко, где одесситы много лет видели чехословацкие аттракционы, называлась Михайловской площадью. Именно в этой части ул. Белинского, против Циклодрома, располагался приют, учреждённый Натальей Ивановной Гладковой в память умершего мужа. Теперь, в уцелевших помещениях там, где располагались до 50 сирот, помещается военный госпиталь.

В.Катаев писал: '...Мы некоторое время жили в доме Гладковского сиротского приюта у одного знакомого папиного священника. Гладковский приют был окружен высоким, глухим каменным забором'. Куратором приюта и церкви Михаила Архистратига при нем был видный богослов, ректор семинарии Порфирий Йемена. Следующий квартал от Успенской до Базарной занимала община сердобольных сестер, названная в честь Александра Скарлатовича Стурдзы, построенная в 1848 - 49 гг. архитектором Ф.О.Моранди. При богадельне функционировал построенный в 1868 году храм Богоматери Всех Скорбящих Радосте (в нём крестили Евгения Петрова).

В 1853 году Дитерихс провёл здесь первую в Украине операцию под наркозом с применением хлороформа, повивальная бабка Кноп прославилась даже в Вене. Английская сестра милосердия Ф.Найтингейл известна во всём мире, о ней написаны книги, в Лондоне сооружён памятник, а работавшая в Стурдзовской богадельне, а затем отправившаяся на Крымскую войну подвижница Е.А.Хитрово, увы забыта, хотя сам Н.И.Пирогов говорил о ней. 'В целой России едва ли найдётся другая Екатерина Александровна Хитрово'.

До революции большой квартал от Прокудинского (Лермонтовского) до Вагнеровского (Мукачевского) переулка был занят медицинскими учреждениями: клиника Конельского, лечебницы Марьяшеса, 'Санитас', но крупнейшим из них была Евангелическая больница.

В начале 1880 года у немцев Одессы родилась идея создать свой медицинский центр, и пастор Г.Бинеман осуществил эту идею: в 1886 году приобрели участок земли, в 1890 году начато строительство под руководством берлинского архитектора Шмидена. Одесситам хорошо известно здание по Белинского, 11 - двухэтажный корпус возведён в 1914 по конкурсному проекту В.Бортневского (из Дармштадта) украинским архитектором Ф.П.Нестурхом (Нештурхой). После революции здесь была 4-я Советская больница, затем тубинститут, а ныне противотуберкулёзные диспансер и больница. Краевед Р.Шувалов установил, что здесь некогда была загородная дача князя Г.М.Кантакузина: 'дом каменный, сад разного дерева, кроме диких, 1500 штук (остатки сада сохранились), 2 колодца, каменная изгородь'. Здесь гостил руководитель греческого освободительного движения А.Ипсиланти. Известный дом в Красном переулке был не единственным местом встреч 'Филики Этерии'. Знаток греческой Одессы В.Петридис указывал, что на месте домов по Белинского 8, 10 'находилась двухэтажная уютная вилла хозяина кондитерской фабрики Дуванджоглой и здесь собирались этеристы.

На Белинского в доме ? 17 согласно 'Одессе в кармане' за 1913 год находилась летняя резиденция Одесского автомобильного общества при филиале завода 'Анатра'. До войны здесь был завод 'Червоный профинтерн', предтеча нынешнего завода поршневых колец.

А пока -

'Как зовут вашу тележку?' - 'Лорен-дитрих', - ответил Козлевич. - Ну что это за название? Ваш 'Лорен-дитрих' отличается замечательной скоростью и благородной красотой линий. Посему предлагаю присвоить машине название 'Антилопа-Гну'.

'Лорен-дитрих' продавали в том же ? 17, а 'весь день верный Адам катал великого комбинатора по белым приморским дорогам'. Старейший краевед И.Чопп в 'Отраде моего детства' отмечает магазин на пересечении Белинской и Отрадной в 20-е годы: 'Владелец магазина грек Вальяди... был приветлив и неизменно вежлив. Он обслуживал покупателей без спешки, но сноровисто, называл стоимость, никогда не округляя её в свою пользу, не было случая, чтобы он кого-нибудь обвесил или обсчитал'.

Губком не мог смириться с подобной 'отрыжкой нэпа' и вскоре появился 'Роздрiбторг', который 'наша соседка Мария Григорьевна, женщина простая, не понимавшая таких новых слов, называла по-своему, проще и понятнее - 'задрип'. Нынешние посетители продмага ? 11 на Белинского, 17, могут сравнить торговлю Вальяди и его компаньона Корнича, в том же помещении, с нынешним сервисом.

На месте ? 8 стоял дом, где жил Георгий Ежи Рудлицкий - выпускник Ришельевской гимназии, создатель планеров, родоначальник польской авиации. В доме ? 6 (отмечен мемориальной доской) провёл последние 15 лет жизни писатель Юрий Трусов. Сегодня отдельным моментам в его произведениях дают неоднозначные оценки, но целое поколение краеведов выросло на эпопее 'Хаджибей'. В доме ? 3, красивом четырёхэтажном здании с лепкой, в подвале, где много лет было кафе 'Айвенго', затем 'Весна', жил с осени 1922 года замечательный поэт Э.Багрицкий с семьёй. В доме ? 22 (на месте оперетты) проживал с семьёй 'помощник присяжного поверенного' Владимир Львович (по некоторым данным Исаак Львович) Слоним с очаровательной супругой Славой Фейгиной. На их дочери Вере женился автор 'Лолиты' Владимир Набоков, и кто знает, какая улица имелась ввиду в строках гения:

Ночные наши, бедные владенья,
Забор, фонарь, асфальтовую гладь -
Поставим на туза воображенья
Чтоб целый мир у ночи отыграть.

************************************************************************************************
Валерий Нетребский

 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru