Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
"ПЕРЕСЫПЬ " - "Я ВАМ НЕ СКАЖУ ЗА ВСЮ ...."
 

Когда-то здесь было мелководье, катились серо-зеленые волны и омывали основания Живаховой горы, на высотах которой был первый греческий полис, а у подножья - пристани. Настоящего ее названия, как называли ее древние греки, мы не знаем. Теперь Живахова гора заброшена далеко на сушу и позабыта, как Ноев ковчег. Поселения здесь много старше самого Города.

В начале XIX века усилиями градоначальника А.И.Левшина здесь были насажаны сады (левшинские плантации), рощи из пирамидальных тополей, вербы, лозы разных пород и тамариска. Это закрепило ползучий ландшафт песчаного моря и убрало пылевые бури, пронизывавшие Город насквозь. Там вскоре выросли густые леса, в которых горожане даже охотились на зайцев и вальдшнепов.

А затем в конце века XIX-го начался индустриальный период, и "по камушку, по кирпичику" построили здесь множество ржавых заводов вдоль всей обольстительной дуги залива. Такое себе ожерелье из дымящих копотью труб и кирпичных заводских цехов, куда нагнали кучу покрытых ржавчиной и пропитанных машинным маслом рабочих, пустили злобно вертеться гигантские маховики передач: и пропали навсегда левшинские сады! Их уничтожили заводы, длинной и грязной чередой протянувшиеся по всему побережью Пересыпи, вдоль дуги залива. Болотными лягушками они обсели всю эту часть побережья, изуродовав ландшафт коробками своих корпусов, отравив прилежащие воды ржавым металлом и гадостью сбросов.

Владимир Маяковский терпеть не мог слова "шампанское". "Только выскочки... кричат на весь кабак "Шампанского!", - утверждал он, - а всякий уважающий себя человек должен говорить "вино". А уж все ... должны сразу понять, что раз вы говорите вино, то имеете в виду именно шампанское". Нечто похожее наблюдается и в нашем одесском языке, в котором некоторые обычные слова обращены давней традицией в имена собственные.

Так, если вы сообщите, что "видели Маню идти мимо моста", то никому и в голову не придет, скажем, Сабанеев мост, и все однозначно поймут, что речь идет о том мосте, который, прорезая железнодорожную насыпь, являет собою, по сути, ворота Пересыпи.
* А Пересыпь, в свою очередь, это, можно сказать, ключ ко всей Одессе...

Летом 1941-го это быстро уразумели румынские командиры, методически бросая своих солдат на Восточный сектор обороны города, дабы захватить Пересыпь со стороны лиманов или Дофиновки. Однажды они даже приблизились к Пересыпи на пять километров, а что такое пять километров летнего степного шляха! У морских пехотинцев побывал тогда военный корреспондент и писатель Сергей Бондарин, что оказалось до грустного просто: "Сначала трамваем до базарчика, потом по вполне безлюдным кварталам до рубежа, простреливаемого противником, а дальше?.. Дальше - по способности".

Ключевое положение Пересыпи учитывал и командующий войсками 3-го Украинского фронта генерал, впоследствии маршал, Родион Малиновский, когда в апреле 1944 года выдвигал на восточные подступы к Одессе 5-ю ударную армию генерал-полковника Вячеслава Цветаева, чьи солдаты по пояс в лиманской воде ворвались на Пересыпь, продвинулись до моста, а потом... выше и дальше.

А за сто пятьдесят пять лет до этого в сентябре 1789 года отряд генерал-майора Иосифа деРибаса штурмом овладел турецкой крепостью Хаджибей. Потом участники штурма - черноморские казаки, решившие осесть на завоеванной ими благодатной земле, начали селиться на месте будущей Пересыпи. И еще на излете прошлого столетия на Московской, которая названа ныне в честь черноморского казачества, и на других пересыпьских улицах жили их потомки - Выхристенки, Дармостученки, Косолапенки, Крывопищенки, Цымбаленки, Чорнобривенки... Время постепенно размывало давние семейные гнезда, но, как отметил наш земляк Лев Славин, "в крестьянском хлопце, в капитане дальнего плавания, в университетском профессоре вдруг проглядывал сохранившийся во всей чистоте тип запорожца из казацкой сечевой вольницы - весь этот сплав удачи, юмора, силы, поэзии".

В давние времена поселились тут и евреи, обустроили молитвенный дом и кладбище, начали приторговывать лиманской солью, зажили первой в нашей местности общиной. Может быть, о потомке какого-нибудь коренного пересыпьского еврея и написал эти строки Исаак Бабель: "В пору моего детства на Пересыпи была кузница Иойны Брутмана. В ней собирались барышники, ломовые извозчики - в Одессе они называются биндюжниками - и мясники с городских скотобоен. Кузница стояла у Балтской дороги". Кузниц здесь было немало: Кавуненко на Московской, Котляра на Балтской дороге, Либенрита на Божакина улице... но не они, как говорится, делали погоду на Пересыпи.

Издавна дальновидные одесские деловые люди - Ефрусси, Ашкенази, Великанов, князь Жевахов, Лемме, Маврокордато, Новиков, Санценбахер, Трапани... обзаводились землей на Пересыпи, ставили дома, хозяйства, заводы, фабрики, в прямом и переносном смыслах ковали богатство города. Как написал Эдуард Багрицкий, "здесь, на Пересыпи, кирпичной силой заводы встали, уголь загудел..." Нужно вспомнить существовавший еще с 1842 года завод Фалька, на котором могли сработать паровую машину и отлить колокол, кожзавод Параскева, кирпичные заводы под Жеваховой горой, завод инженера Гена, известный нынешним поколениям как ЗОР, газовый завод Ридингера, городские скотобойни - нынешний мясокомбинат, рабочие которого, наверное, единственные в Одессе имели "фирменный" танец "От моста до бойни", паровую мельницу Вайнштейна, куда мы еще вернемся вместе с... Константином Паустовским.

Поклонники творчества Паустовского помнят оставшуюся на его страницах сногсшибательную сенсацию, якобы преподнесенную некогда одной одесской газетой и гласящую, что "на Пересыпи лопнул меридиан..." Думаю, что это импровизация автора, но блестяще стилизованная в истинно одесском духе, поскольку творческая натура Паустовского всегда резонировала на одесский юмор, находчивость, оптимизм, ироничность, на ее романтизм, настоянный на соленом морском ветре и аромате подступавшей к городу степи... Недаром в 1920-х годах на одной из бабелевских страниц появляется "Паустовский, попавший на Пересыпь, к мельнице Вайнштейна, и необыкновенно трогательно притворяющийся, что он в тропиках. Впрочем, и притворяться нечего. Наша Пересыпь, я думаю, лучше тропиков".

Сегодня здесь серо, печально, скучно. Бессмысленно. Заводы устарели смыслом и оборудованием. Корпуса, в основном построенные еще в дореволюционное время, обветшали. Все это было устаревшим и нерентабельным еще в период советской империи, а теперь и вовсе остановилось.

Слева за мостом, приветствуя и прощаясь с каждым, стоял Ленин и рукой указывал путь в Город. Справа располагалось единственное в советский период здание действующей городской синагоги, теперь от него остались руины. Все советское время сюда ездили евреи за мацой к Пасхе. Мацы брали много, на себя и на всех своих друзей - любителей мацы, христиан. Теперь не стало Ленина, синагоги и мацы.

Спорить с Бабелем - неблагодарное дело. Не берусь и другим не советую. Давайте лучше постепенно возродим Пересыпь во всей ее своеобразной красе и могучей силе. Как возродили Казанскую церковь у моста...

-----------------------------------------------------------------------
Ростислав АЛЕКСАНДРОВ
Александр Дорошенко


Родившись в изрезанной балками причерноморской степи, Одесса обзаводилась мостами: Сабанеевым, Строгановским, Новикова: Но если говорили, что 'видели Борю сидеть возле моста', то все понимали, что имелся в виду именно тот мост, который, прорезая железнодорожную насыпь, являет собой, по сути, ворота Московской улицы, да и всей Пересыпи. А Пересыпь, в свою очередь, - ключ к Одессе.

Летом 1941-го это быстро уразумели румынские командиры, методически бросая своих солдат на восточный сектор обороны города, дабы захватить Пересыпь. Ключевое положение Пересыпи учитывал и командующий 3-м Украинским фронтом генерал, впоследствии маршал, Родион Малиновский, когда в апреле 1944 года выдвинул на восточные подступы к городу 5-ю Ударную армию генерала Вячеслава Цветаева, солдаты которого ворвались на Пересыпь, продвинулись до моста, а потом выше и дальше до самого Оперного театра. А за сто пятьдесят пять лет до этого по тогда еще пустынной Пересыпи генерал-майор Иосиф де Рибас скрытно вывел свои конные полки и отряды черноморских казаков на исходные позиции, откуда 14 сентября 1789 года молниеносным штурмом овладел турецкой крепостью Хаджибей. Потом казаков, которые пожелали остаться на завоеванной ими благодатной земле, де Рибас 'поселял на Пересыпе: отводя на построение домов удобные места и выдавая пособие хлебом, деньгами и лесом', как писал о том историк Апполинарий Скальковский. И еще в начале ХХ столетия на Московской и других улицах Пересыпи жили их потомки - Выхрестенки, Дармостученки, Косолапенки, Крывопищенки, Подопригора, Чорнобривенки: Время размывало семейные гнезда, но в память о былом Московская теперь именуется улицей Черноморского казачества.

В давние времена поселились тут и евреи, приторговывали горьковатой лиманской солью, жили первой в этих местах общиной. О потомке одного из них десятилетия спустя напишет Исаак Бабель: 'В пору моего детства на Пересыпи была кузница Иойны Брутмана'. Здесь начинались загородные дороги, и потому кузниц было немало - Кавуненко, Котляра, Либенрита: Располагались на этой улице и мастерские: бондарные, войлочные, принадлежавшие давно специализировавшемуся на этом промысле семейству Тишаевых, каретные: А в механической, на Московской, 6, прикипел к отцовскому мастерству будущий конструктор лучших крупнокалиберных авиационных пушек периода 2-й мировой войны, дважды Герой Социалистического Труда Александр Нудельман, памятник которому воздвигнут на бульваре Искусств в Одессе. Только не кузницы и мастерские, равно, как не рестораны, магазины, лавки, винные погреба, трактиры и 'Лечебное заведение теплых морских ванн', делали погоду на Московской.

Дальновидные одесские деловые люди издавна обзаводились тут землей, открывали заводы и фабрики, ковали богатство молодого города. Как писал Эдуард Багрицкий, 'здесь, на Пересыпи, кирпичной силой заводы встали, уголь загудел:'. И получилось так, что на одной, правда, длиннющей улице соседствовали множество предприятий самых различных отраслей промышленности: винокуренный завод, фабрика колесной мази, завод сельскохозяйственных машин Гена, макаронная фабрика, завод по производству альбумина из крови животных одесского городского общественного управления, кожевенный завод, Товарищество одесского сахарорафинадного завода, фабрика молотого кофе, завод подсолнечного масла, фабрика нафталина, паровые солемольные мельницы, завод стеариновых свечей, пуговичная фабрика, завод по обработке мрамора, паркетная фабрика, лесопильный завод, заводы искусственных минеральных вод, скотобойни, рабочие которых единственные в Одессе имели свой 'фирменный' танец 'От моста до бойни':

Одесса по праву считалась центром хлебной торговли, которую на
улице представляли крупные зерновые склады Корбетти, Легантини, Торгового Дома Ашкинази, Русского для внешней торговли банка.
На бывшей Московской же оказалось сосредоточенной и около половины всех, как их тогда называли, паровых мельниц старой Одессы: Торгового Дома 'Братья Анатра', Арбейтмана, Бибермана, Гольдберга, Гуза, Шалашенко, Шапиро. Крупнейшей, старейшей и известнейшей из них была принадлежавшая потомственным мукомолам мельница Торгового Дома
'Э. Вейнштейн и сыновья'. Основанная еще в 1844 году в Херсоне и позже переведенная в Одессу, эта фирма экспортировала высокого качества муку в Англию, Германию, Грецию, Италию, Францию, имела свои конторы и агентства в Варшаве, Каире, Константинополе, Лондоне, Москве, Николаеве, Париже, Петербурге, Риге, Тифлисе, родном Херсоне и в привередливом Париже, где была удостоена медали на Всемирной выставке 1899 года. Прекрасной промышленной архитектуры здание мельницы было достопримечательностью всей Пересыпи. И в рецензии Бабеля на несостоявшийся литературный сборник конца 1920-х годов появляется: 'Паустовский, попавший на Пересыпь, к мельнице Вейнштейна, и необыкновенно трогательно притворяющийся, что он в тропиках. Впрочем, и притворяться нечего. Наша Пересыпь, я думаю, лучше тропиков'.
_____________________________________________________
А л е к с а н д р Ю р ь е в



МАТЕРИК ПЕРЕСЫПЬ
---------------------------------
Интервью из журнала - ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО "ОДЕССЕ" No 6, 1996 .
НА ВОПРОСЫ НАШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА ОТВЕЧАЕТ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛЕНИНСКОЙ РАЙОННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ ОДЕССКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ В.С.ХИМЕНКО

\ - Виктор Серафимович , позвольте мне сделать допущение, что далеко не все из наших читателей представляют себе, что же такое Пересыпь. Информированность же гостей города зачастую исчерпывается строкой популярной песни о Косте-моряке...
- Не исключено, что вы правы. А между тем Пересыпь - целая страна со своей любопытной историей. Не мне вам говорить о том, что расположенная на песчано-ракушечной косе, отчленяющей от моря Хаджибейский и Куяльницкий лиманы, Пересыпь еще не так давно была, по существу, островом...

- Остров Пересыпь?
- Почти так: ведь лиманы соединялись с морем судоходными протоками, по которым проходили торговые суда еще во времена античности, не говоря уже о средневековье. Таким образом, центральная часть косы и в самом деле становилась островом. Однако эта славная история имеет не слишком романтическое продолжение.
- ???
- Поскольку море и лиманы по-прежнему "нависают" над низменной Пересыпью, добрая половина Ленинского района (а это более 20 кв. км) постоянно подвержена затоплениям, с которыми связаны многие наши беды. А ведь ко всему прочему, Пересыпь - узел крупнейших промышленных предприятий города. Достаточно упомянуть ЗОР, "Большевик", РИОМ, завод кожзаменителей, лакокрасочный, сахарорафинадный, меховую и кожгалантерейную фабрики, нефтебазы и т.д. Обратите внимание и на экологическую небезопасность некоторых предприятий, вообразите себе, что может случиться, если они будут разрушены стихией. Все это сказывается на нашей повседневной деятельности: над нами постоянно нависает угроза затопления. А потому практически все наши службы - приходится невесело шутить - постоянно занимаются ТЕКУЩИМИ вопросами.
- Если это не секрет, назовите какие-нибудь цифры и факты, чтобы читатели получше прочувствовали реальное положение дел.
- Скажем, только за последние пять лет мы сумели отселить из пострадавших в результате затопления домов около 400 семей. Это немалое число, если учесть кризисное состояние всех сфер народного хозяйства. Почему я так говорю? Потому что большинство наших предприятий не работает или работает периодически, а следовательно, их помощь в предоставлении жилья уменьшается с каждым годом. А, как вы понимаете, "паводки" продолжаются, причем нередко дважды в год - число нуждающихся в незамедлительной помощи все возрастает. И именно наш район больше других пострадал от июньского урагана.
- Пересыпь - рабочий район. А иные предприятия остались один на один со своими бедами...
- Знаете, мой личный опыт убеждает в том, что, по крайней мере, лет десять все органы власти (это было и в СССР) относятся к предприятиям исключительно потребительски: "Дай! Дай! Дай!". Давай жилье, давай план, давай налоги, давай шефскую помощь и т.д. и т.п. Не припомню, чтобы на протяжении всех этих лет кто-нибудь всерьез поднимал, а тем более решал вопрос о модернизации конкретного предприятия, инвестирования новой технологии и т.п. Если мы "держим" предприятия исключительно для того, чтобы "качать" с них налоги, они будут просто постепенно умирать.
- Да, но ведь здесь как бы намечаются позитивные изменения - пересыпьские заводы и фабрики меняют форму собственности, создаются акционерные общества при участии западных партнеров...
- Положительные сдвиги, разумеется, заметны. Это, прежде всего, пример ЗОРа, который впервые за последние годы начал набирать рабочих - все-таки стране необходима почвообрабатывающая техника. С другой стороны, общий отток рабочих за последнее время составил около 60%. С этим нельзя не считаться. Несомненно, эффект от приватизации рано или поздно будет, но пока его нет.
- Почему, на ваш взгляд?
- О потребительском отношении государства к нуждам предприятий уже было сказано. Но, главным образом, экономического эффекта нет из-за определенных недоработок в нашем законодательстве. Помните, что говорил Бунич по этому поводу? Что нужно руководителю, говорил он, чтобы получать зарплату? Ему нужно иметь предприятие, главбуха и охрану. А свои несколько сотен долларов он сумеет сделать. А для того, чтобы было иначе, чтобы заставить руководителя как-то шевелиться - перестраивать производство, обновлять технологии, наращивать объемы, - для этого нет, так сказать, законодательного стимула.
- И все-таки - живой пример из практики рабочей Пересыпи.
- За примерами далеко ходить не надо - скажем, печальные материалы об "экспериментах" над нашими сахарщиками не сходят со страниц газет. Деловые люди не очень-то дальнего и цивилизованного зарубежья инвестируют сахарорафинадный завод. Замечательно, не правда ли? Вот так бы и другим нашим предприятиям повезло... Впрочем, не все так просто. Стремительно дорожает электроэнергия - а сахарное производство весьма чувствительно к теплу и свету, - соответственно подскакивает себестоимость сахара. В результате производство смертельно лихорадит. Подобные проблемы ожидают зарубежных инвесторов на каждом шагу и вообще их расхолаживают.
- Я хорошо понимаю, Виктор Серафимович, насколько значима роль промышленных предприятий в судьбе Государства Пересыпь и ее, скажем так, бытовании и радужности перспектив. Есть ли какой-то выход из создавшейся ситуации?
- Во-первых, это должно быть решение на государственном уровне, и решение, на мой взгляд, достаточно простое. Надо всего-навсего уменьшить пресс налогов, и тогда предприятия сами оживут. Я припоминаю разговор с председателем одного из колхозов Одесщины. Мы ничего не просим от государства, пусть просто оставят в нашем распоряжении, допустим, 20% продукции - зерновых в данном случае. Так он говорил мне: пускай оставят, а все остальные проблемы мы сумеем решить самостоятельно. Вот также и с предприятиями надо поступить - уменьшить НДС или другой вид налогообложения: нелепо же отдавать в виде налогов почти все заработанное...
- Но тогда вам скажут, что нечем платить преподавателям, нечем платить врачам, нечем платить и т.д...
- Что касается врачей и учителей, мы и у нас в районе думаем о них. Я говорил в основном о предприятиях, потому что так сложилось - большая часть жителей Пересыпи занята в промышленном производстве. Но как вы сами понимаете, есть у нас школы, больницы, родильный дом, детские учреждения и т.д. И мы о них, поверьте, думаем не меньше, нежели министерские чиновники. Полагаю, больше думаем и стараемся помочь реально. Но я не о том. Смотрите, в 1995 году в виде налогов из района ушло 7,4 трлн. крб. Это немалая сумма. И - сделайте скидку на кризис, на бедственное положение района, на умирающие предприятия. Как вы полагаете, сколько процентов от всех налогов осталось в районе? 1,3%. Около 30% осталось в городе, столько же - в области и более 40% ушло в Киев. Почему нельзя оставить в столь неблагополучном и вместе с тем стратегически важном районе, каким является рабочая Пересыпь, чуть больше средств, сконцентрировать их, думая о перспективе, а не о латании сегодняшних дыр. Ведь можно было бы напомнить и о том, что Пересыпь - это дренажная галерея всей Одессы: о станции биологической очистки "Северная", о находящихся, образно говоря, на пределе полях орошения, об этом инженерном чуде далекого прошлого, пришедшем в полный упадок, о том, что на плечах Пересыпи стоит, может быть, вся экология Одессы... Можно было бы говорить о транспортных развязках, об элеваторе и т.д. и т.д. Почему же не оставить в районе пусть 3-4%, максимум 5% налогов, почему мы должны стоять с протянутой рукой, выпрашивая нами же заработанные трубы, цемент, шифер - и не на мирное, так сказать, благоустройство, а на компенсацию ущерба от стихийных бедствий?
- И тем не менее, что-то движется, что-то постепенно налаживается вопреки всему. Вот вы говорили о предприятии, которое купило для жителей Пересыпи два вагона шифера.
- Хотите верьте, хотите нет, а люди все-таки настроены на труд и, я уверен, ожидают перемен к лучшему - сама ситуация подсказывает приемы, подходы. Все-таки я это твердо знаю, у нас остались - на всех уровнях, и не только на Пересыпи, - серьезные специалисты, добросовестные, думающие люди.


- А как насчет команды райадминистрации?

- Не хотелось бы заниматься похвальбой, но наша команда свое дело знает. Возьмите начальника самого напряженного участка - ДЭУ (дорожно-эксплуатационный участок. - О.Г.), Ростислава Николаевича Войчука. Отработал здесь более 20 лет, знает все досконально, на таких все держится: благоустройство, ликвидация последствий затоплений, аварий и т.д. и т.п. А ведь сколько ругали, пинали, увольняли... Благодаря таким жизнь идет.

- А сами-то вы как распределяете свое время на этой пороховой бочке?

- Чтобы заниматься Пересыпью, наверное, надо быть очень здоровым человеком. Обычно рабочий день у меня продолжается с 8-8.30 до 19-20 часов. А когда случаются аварийные ситуации, мы с заместителями, бывает, ночуем в здании райадминистрации по нескольку дней. Кстати, само здание тоже находится в зоне затопления. Помимо всего прочего, занимаюсь одним из видов восточных единоборств и йогой. В этих занятиях стремлюсь к повышению общей работоспособности, выносливости. По-моему, мне это удается. Во время последнего обледенения ходил пешком от поселка Таирова, где живу, до работы. Не опасаюсь физических нагрузок, которые то и дело возникают в форс-мажорных ситуациях, когда приходится метаться по объектам, недосыпать и т.п. Могу пройти любым маршрутом через поля орошения, хорошо ориентируюсь во всех пересыпьских закоулках.

- Виктор Серафимович, для нас очень важно было бы узнать ваше мнение о первых номерах журнала "Одесса".

- Полагаю, что такой журнал в Одессе должен был существовать уже давно - объемный, иллюстрированный, содержательный, "одесский". Почему мне хочется, чтобы наш район, наша ситуация, наши размышления и надежды были отражены в этом журнале? Да потому что так пишется история, и мне хотелось бы, чтобы в истории города запечатлелась бы и история Пересыпи - со всеми ее заботами и стремлениями, со всею нашею жаждой к лучшему.
""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Интервьюировал Олег ГУБАРЬ



 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru