Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ПОЮ О ТЕБЕ Я, ОДЕССА МОЯ

 

Одесские КВНщики отмечают 45-летие первого выхода в эфир телевизионной передачи КВН.
СПРАВКА:
Первая телевизионная передача КВН вышла в эфир 8 ноября 1961 года.
В игре участвовало две команды по 11 человек.
В 1971 передача была закрыта и снова возродилась 25 мая 1986 года.
В первом сезоне возрожденного КВН приняла участие и стала чемпионом одесская команда 'Джентльмены ОГУ'. Всего одесские команды становилась победителями СССР по КВН четыре раза.

**************************************************************************
"Об Одессе надо петь не голосом, а сердцем", - говорил таки да знающий в этом толк Утесов.
Может быть, поэтому песен о ней так много, а таких, чтоб "таки да", сочтешь по пальцам. Ну, "Белая акация", ну, "У Черного моря", ну, "Шаланды". Здесь авторам еще хоть повезло - все знают, кого поминать добрым словом. Но вот бессмертная "Мясоедовская", которая, кажется, и по сей день гарантирует план кухне во всех кабаках от Мурманска до Совгавани!

Кто знает, что ее написал смешной одессит со смешным именем
Морис Бенимович, которого мальчишки во дворе дразнили "Черноморец-Бенимович". Кроме шишек, он за нее ничего не получил. Она мгновенно стала фольклором.
А "Пахнет морем"? 99 % людей уверены, что ее на 100 % написал Шуфутинский. А в Нью-Йорке живет Женя Кречмар, точно знавший, почему "нет Одессы без Привоза и без Нового базара", но вдруг как-то ненавязчиво от своей песни отодвинутый в темный угол безвестности. Как вы думаете, он по этому поводу комплексует или нет? Да, всенародная любовь и авторское право, как выяснилось, это две большие разницы.

Ох, если б авторское право хоть как-то почиталось в этой стране! Еще правнуки бы Дунаевского с каждого удара одесских курантов, вызванивающих его великую мелодию, имели бы на завтрак, обед и ужин и так еще кое-что на мелкие расходы. И все равно пишут об Одессе. Не только потому, что любят. А потому, что, слава Богу, есть о чем писать. Ах, какое предисловие мы соорудили! Как же на таком фундаменте не построить разговор на тему: песни об Одессе. Вы скажете: "Тема не нова!" А если мы вам сейчас приоткроем целый песенный пласт, который никто никогда не цитировал, не анализировал и в сборники не вносил? Не верите, что такие есть. Есть!

Это песни, рожденные КВН. Благо, повод для этого самый что ни на есть подходящий. 1996 год для КВНа юбилейный. Сам он родился 35 лет тому.
А для одесского КВНа - юбилейный вдвойне. 30 лет назад, 16 октября 1966 года, как наивная Наташа Ростова, Одесса посетила свой первый кавээновский бал.
А 10 лет назад "Джентльмены ОГУ" подняли флаг первого сезона нового КВН, рожденного из пены перестройки одуревшим от демократии телевидением. Простите за парафраз: "Вам хочется кавээновских песен? Их есть у меня". Кстати, может быть, и только у меня. - Крапива, ты такой странный, зачем ты собираешь эти бумажки? Мы же помним эти песни наизусть?! - удивлялась командв.

- А-а, пусть будет! - говорил я себе, как и один мой знакомый, когда забирал из роддома своего восьмого ребенка. Но вот прошло 30 лет... Ну, и кто сейчас их помнит? Даже не кто, а где - в Бостоне, в Сиднее или в какой-то из Германий. Не об этом сегодня речь.

Одесский КВН всегда почтительно относился к музыке. Во-первых, потому что в нем самом людей, знающих ноты, было не густо, а, не дай Бог, умеющих их воспроизводить, - вообще, раз-два и обчелся. Поэтому о музыке легче было шутить. Но это уже, во-вторых. Что в Одессе каждый второй ребенок идет на музыку и каждый третий возвращается первой скрипкой, знают у нас все. Но всегда поражаются феномену, как это каждый год в школу Столярского приходят Ивановы, Петровы, Сидоровы, а выходят Ойстрахи, Гилельсы, Мордковичи. Поэтому КВН всегда разделял убеждение старых одесситов, что рояль вреден для человеческого организма: Бетховен, например, оглох, а Рахманинов уехал за границу.

Может быть, из-за всего вышеизложенного в первых КВНах наши песни об Одессе были не по-кавээновски грустные: И вот уже осень в Одессу пришла, И в смене времен Сгорело дотла бесконечное лето. Струится с небес золотая зола, Бульвар облетел, И сорваны с плеч золотых эполеты... И в этот момент со всех балконов московского телетеатра, что на площади Журавлева, 1, вдруг сыпались золотые одесские листья, собранные на Французском бульваре. А в зале стояла тишина и никто не хлопал: руки были заняты - украдкой смахивали предательскую слезу. Больше мы таких экспериментов не делали.

Зато в наших сердцах зрела песня, которая должна была рассказать о городе. Мы готовились к полуфинальной игре с МИСИ в сезоне 1970 года. Ох, тяжелый был сезон. Одессе все время ставили палки в колеса. И мы боялись, что эта игра будет последней.

- Давайте на прощание пригласим всех в Одессу, - решили мы.
- А зачем всех? - вдруг сказал кто-то наиболее здраво мыслящий.
- На фиг нам все? Давайте лучше пригласим девушек.
- Тем более, что делать с девушками, лично я знаю точно, - кстати, добавил кто-то наиболее озабоченный.

А кто не знает?! А тут как раз на экраны страны вышел фильм не чужого нам человека Юнгвальда-Хилькевича "Опасные гастроли", где бесподобный В.Высоцкий спел одесские куплеты. Так что, мелодию мы и не искали. Ну, а слова родились как-то сами собой:

Девушки Москвы, которых полон зал,
Разрешите сделать предложенье:
Даже, если мы не попадем в финал,
Приезжайте к нам на воскресенье.
Обо всем в Одессе смело
Говорят со знаньем дела:
О бегах и о делах в палате лордов.
А недавно возле пушки
Продавали две старушки
Три контрольные пакета акций Форда.
Нам в великих людях недостатка нет,
И в любом дворе найдете их вы,
- Жил у нас на Пушкинской один поэт
- Он двух слов не мог связать без рифмы.
Приезжайте к нам в Одессу,
Ваш портрет украсит прессу,
Вам устроят по знакомству на доске почет.
Да, мы встретить вас сумеем,
Ведь на черный день имеем Море Черное и кое-что еще.

Не мы придумали, что гостеприимство - визитная карточка Одессы. Поэтому визиты ей не стесняются наносить. Это и сотни флагов из сотен стран, которые всегда к нам привозят что-нибудь особенное. И тысячи просто родственников, которые что-нибудь особенное от нас всегда увозят. Не уследишь. Вообще-то, лично я уверен, что в Одессу едут не за этим, а чтобы поговорить с интересными людьми. О теме для разговора можно не беспокоиться, потому что наивно искать тему, если вы уже разговариваете.

А вопрос: где приезжый будет жить? - вообще в Одессе звучит как оскорбление. Об этом даже была написана целая сценка "Одесский двор". Как жаль, что мы просто не успели ее поставить, загнанные в цейтнот в финале сезона 1970 года. Жаль, что она осталась только на тех подобранный мною клочках бумаги. А там было столько "одесских интонаций".

- Рая, постели Саше, он у нас остается!
- Я не Саша, я Гриша.
- Рая, постели Грише, он у нас остается!
- Ой, а я уже постелила Саше.

Разве это не музыка одесского двора? Только музыка слов:

- Я знаю, чего вы хотите. Вы хотите пить.
- Я не хочу пить.
- Сейчас вы поедите фаршированной рыбы, так вы таки да захотите пить. Соня, принеси рыбу - товарищ хочет пить.

Но кончалось терпение у работников ЦТ, преданно боровшихся за нравственность советского народа. Борьба была недолгой и неравной. КВН закрыли, и он умер. Умер на ЦТ, но не в народе.

Поэтому в 1986 году он так легко возродился. И уже совсем другие проблемы стали волновать и кавээнщиков, и их почитателей: - Я предлагаю ввести одесского национального алфавита. - Зачем нам свой алфавит? - А затем, что своего государственного языка у нас уже есть. - Так давайте пойдем дальше: создадим свою одесскую армию. - Не говорите глупости. В Одессе создать армию невозможно. - Почему? - Если одессит станет в строй, он не будет видеть, как положено, грудь каждого четвертого человека... Ему будет мешать живот каждого второго. И, конечно, рождались новые песни об Одессе и одесситах. И хоть мелодии были бравурно-маршевые, в них нет-нет да и мелькало "чемоданное" настроение.

Почему-то лично меня больше других тронула написанная на мелодию "Прощание славянки" песня "Прощание еврейки с Молдаванкой". После первых аккордов на сцене вмиг оживал одесский вокзал. И группа одетых в шубы и норки дам вдруг бросала в зал, прижимая к груди чемоданы:

- Не хочу расставаться с Одессою,
Здесь жила и живу я сейчас.
Но страна, одержимая бесами,
Сквозь ОВИР прогоняет всех нас.
В одну из всех сторон
Везет голубой нас вагон.
Нам дом одесский Совсем не тесный,
Чего же пусто стало в нем?
Ой вэй, веселей!
Ой вэй, не робей!
Ой вэй, ты не еврей?!
Как не еврей? - тогда, ой вэй!

После этого вполне понятен был вопрос, брошенный со сцены:
- Я вот давно интересуюсь, почему в Одессе есть Еврейская улица, есть Еврейская больница, но нет еврейского роддома?
- А это потому, что в Одессе евреями не рождаются. Ими становятся.

Это ли не портрет нынешней Одессы, срисованный с натуры ироничной кистью КВН? Но на пороге был уже 1994 год, год 200-летнего юбилея нашей мамы, как всегда ласково именовали Одессу. Только почему-то ощущение праздника и неясного ожидания как-то навязчиво для всех нас соедились. Каким будет третье столетие города, где мы родились? Шло первенство Одессы среди лучших кавээновских команд. И, конечно, создавались песни об Одессе. Поразительно, но лучшие из них, не взирая на праздник, снова были выдержаны в минорных тонах.

Молодая команда Одесского университета с идеально отражающим ее социальное положение названием - "Академзадолжники" - неожиданнно, может быть, даже для себя запела на мелодию романса В. Баснера из "Дней Турбиных":

Целую жизнь в этом городе вместе мы,
Жили, дружили, играли и вот
Вслед нам кивает своими поместьями
Город-курорт, город-порт, город-лорд.
Боже, какими мы были повесами,
Миф о себе создавая шутя.
Годы и грозы летят.
Но, Одесса, ты
И в 200 лет - "Золотое дитя".
Что ж твои дети дорогой проложенной
Нынче бегут, покидая дома?
Но, где бы ни жили, такие похожие
Там без тебя вечно сходят с ума.

- Мы знаем, что нужно Одессе, - авторитетно заявили "Академзадолжники", - Одессе нужен богатый спонсор. Примерно ее возраста, чтобы ухаживал, но не портил. И все-таки, если когда-нибудь рискнули бы на манер Сан-Ремо или Юрмалы провести конкурс кавээновской песни, и там была номинация песен об Одессе, я не задумываясь отдал бы первое место песне, которую спели "Джентльмены ОГУ" в суперфинальном матче КВН с новосибирцами, сыгранном в Одессе накануне ее славного юбилея. Мелодия известная. Похоже, Борис Гребенщиков давно не прочь считать ее своей. Но прости, Борис, ты не прав! Все же она родилась в XVI веке и создана была бесподобным и, видимо, уже бессмертным, Франческо да Милано, причем, что поразительно, не для "Аквариума", а для лютни. А вот как спели ее кавээнщики:

Под небом золотым есть город золотой,
Под красной, под желтою, под золотой звездой.
Одесская звезда детей своих манит,
О Боже, как нам хочется вернуть былые дни.
И снова Пушкин посетит наш кров,
И снова с Ильфом встретится Петров...
Лишь от всех ненастий и напастий,
Господи, Одессу нашу, Сох-ра-ни!

Я думаю, внимательно прочитав эту поэтическую летопись, наш читатель легко ощутит, а ощутив поймет, что КВН всегда любил Одессу. Может быть, поэтому и Одесса так любила и любит свой КВН. Да сохранится эта взаимность на вечные времена.
""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Валентин КРАПИВА. сентябрь 1996г.

 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru