Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ФРАНЦУЗЫ И ВСЕ ДРУГИЕ, А КИНО ТО ИЗОБРЕЛИ В ОДЕССЕ...

 
Это как первая любовь

На территории Одесской киностудии затишье: словно все одновременно ушли в отпуск. Мой собеседник - Александр Кононов, заместитель директора по производству (это прежнее название его должности) показал куда-то в сторону забора. - А вот там когда-то был интересный бассейн. Он визуально сливался с морем, и его часто использовали для комбинированных съемок... Это сейчас все делают на компьютерах, - вздыхает Александр. Увы, старое кино вместе с былой славой одесской киностудии осталось в прошлом. Работу над последним фильмом ("У реки", режиссер Ева Нейман) здесь начали в прошлом году. Съемки закончились осенью. Ленту смонтировали и вот наконец-то началась озвучка. Павильоны закрыты. В цехе светотехники Валерий Логвинов разбирает старый прожектор. В который раз - уже и не вспомнить. Больше сорока лет он обслуживает эту технику. Уже есть современные прожектора, но за их починку Валерий Александрович не возьмется - "потроха" у них другие. - Молодые операторы пользуются при съемке новой светотехникой, старые - старой, - он проводит рукой по громоздкому прибору. - Мы доверяем ей. Это как первая любовь. - Через нашу киностудию прошли и Тихонов, и Шукшин, и Петр Тодоровский, - вспоминает мастер.



Мы чуть шеи не свернули

- Есть ли у меня автограф Высоцкого? - удивляется он моему вопросу. - Конечно, нет. В те времена как-то и не принято было брать автографы. Мы просто все были дружны, все и так знали друг друга. Старожилы киностудии помнят, как на просмотр привезли французский фильм с участием Марины Влади. Фильм оказался без перевода. Помочь вызвалась актриса. Она как раз прилетела к Высоцкому, который в это время снимался в Одессе. - Это незабываемо, - рассказывали мне. - Фильм по тем временам для нас смелый: любовные сцены, полуобнаженная Влади. Мы чуть шеи не свернули, смотрели то на экран, то в конец зала, где, как ни в чем ни бывало, сидела она.


Спортивные костюмы и вещи Петра ?

В костюмерной пахнет нафталином и залежалыми вещами. В трех комнатах в два этажа на кронштейнах плотно висит одежда. У окошка обыкновенная механическая ножная швейная машинка. Постороннему ни в жизнь не разобраться - где что. А вот костюмер Анна Бойко моментально длинной палкой с гвоздем на конце снимает для меня королевское платье. (все наряды здесь развешаны по секциям: пиджаки с пиджаками, платья с платьями, спортивная одежда, вещи Петра I - все строго на своих местах).


В нем Алиса Фрейдлих снималась

- Примерьте, - предлагает она. - В нем Алиса Фрейдлих в "Трех мушкетерах" снималась.

Парчовое платье тяжелое, килограмм семь точно весит.

- Его в Ленинграде шили. Оно триста пятьдесят семь рублей стоило! - со значимостью в голосе говорит Анна Александровна. Ее интонацию можно понять: двадцать лет назад это были деньги. Трехмесячная зарплата простого советского человека.

- А моль костюмы не ест? - интересуюсь я.

- Еще как, - отвечает костюмер.- Штопаем, ремонтируем одежду сами. Да и чистка ее - тоже наша обязанность. Цены в химчистках сегодня "кусачие".


"Уродец", а как работает!
Во дворе киностудии реквизиты - древние машины студийного спецгаража: лихтваген - электростанция на колесах; пиротехническая машина; операторский кран (говорят, что этой допотопной моделью во всем СНГ до сих пор пользуются только на нашей студии); ветродуй - настоящий уродец: нос с пропеллером от самолета, да и двигатель тоже самолетный. - А вы не смотрите, на его внешний вид. Работает он, что надо! Правда, когда гудеть начинает... - реагирует на мое удивление Александр Кононов.

- Эту технику бы в музей! - почему-то говорю я.



Перчатка Веры Холодной

У директора музея Одесской киностудии - Вадима Костроменко - свои планы.

Мечтает Вадим Васильевич вот о чем: кинематограф, оказывается, изобрели не где-нибудь, а в Одессе. И та самая первая в мире кинокамера, на которую не обратили внимания и не придали должного значения, хранится сейчас в Московском политехническом музее. Понятно, что это не правильно, что ее место - дома. Но директор музея пока даже браться за ее возвращение не хочет - в музее тесно - не развернуться. Экспонаты "давят" друг дружку. А посмотреть здесь есть что. Например, перчатка, принадлежавшая Вере Холодной, рабочие сценарии и материалы всех фильмов, снятых на студии. Но самой большой ценностью музея Вадим Костроменко считает первую международную награду - медаль, которую получил Петр Тодоровский за фильм "Верность", снятый на Одесской киностудии. Это трофей венецианского фестиваля, 1965-й год.


Из Италии Леночка так и не вернулась

- В музее каждый предмет имеет свою удивительную историю, даже здание, в котором он находится. У Пал Палыча Демидова - он был городским головой Киева, ему принадлежали рудники, стальзаводы - две старшие дочери уже были замужем. Оставалось позаботиться о младшей. Для Леночки он и построил этот дом. В Италии специально заказали барельефы с изображением писателей, философов. Даже кардинал там запечатлен. Кстати, когда снимали "Трех мушкетеров", гримеры сюда бегали, смотрели, как грим накладывать. Нигде в Украине вы больше не встретите здания, на котором был бы изображен Шекспир, Вольтер, Данте, Рафаэль... Из Италии привезли и пинии - деревья такие - вон какие вымахали. Правда, многие их за простые сосны принимают... Так вот, про Леночку. Пал Палыч Демидов к замужеству младшенькой подошел серьезно. В женихи подобрали главного телеграфиста станции Одесса-главная, инженера. Тогда это была очень почетная, перспективная профессия. Дело шло к помолвке. Как-то к Леночке пришла некая Соня (а инженер, до того, как Демидова появилась в Одессе, в ее женихах ходил), вызвала соперницу на крыльцо и плеснула в лицо кислоту, - рассказывает Вадим Васильевич. Обезображенная девушка пыталась покончить с собой, и отец отправил ее в Италию, поправить здоровье. Из Италии Леночка в родные края так и не вернулась. Всю оставшуюся жизнь она занималась благотворительностью, жертвуя детским домам. И когда в 1954 году графиня ушла из жизни, благодарные граждане Флоренции в память о ней установили памятник.


Миноискатель не помог

А еще был рассказ о Петре Инсарове, первом советском директоре киностудии. Он умер, так и не выдав деникинцам первые агитфильмы. Вадим Костроменко тоже пытался найти их. - Я с миноискателем прошелся по всей территории студии - ленты наверняка были упакованы в металлические коробки. Безрезультатно, - говорит он. Еще я узнала о неудачах великого Довженко: первые два фильма, снятые в Одессе, он никогда не включал в перечень своих лент. А что касается звездных имен - наверное, в былые времена не было ни одного талантливого актера, который не снялся бы здесь.


Гурченко "запустил" тоже наш человек

Людмила Гурченко тоже снималась в Одессе. В то время она уже была знаменитостью. И встретив на киностудии своего первого оператора, она его не узнала. - А я и не стал напоминать, как снимал ее в своем курсовом фильме. Столько лет с тех пор прошло - мы с ней вместе учились: я на операторском, она на актерском, - вспоминает Вадим Костроменко.


"Кина" не будет?

Увы, будущее одесской киностудии остается весьма туманным. Да и о каком будущем можно говорить, если нет активного настоящего? Однако у Ольги Ниверко, генерального продюсера (по старому - генерального директора) теперь уже ЗАО "Одесская киностудия" на этот счет иное мнение: - Как-то Хичкок сказал: "Кино состоит из зрительских кресел". Нам пора понять, что кинопроизводство - это не только искусство, но и бизнес. Без кассовых фильмов невозможно снимать фестивальные ленты. И вообще, чтобы сделать хорошее кино, нужны очень большие деньги. Вы знаете, во что обошелся фильм "9 рота"? Пятнадцать-шестнадцать миллионов долларов! А сколько стоит приличный сценарий? До восьмидесяти тысяч долларов. Но даже если мы купим сценарий кассового фильма (сегодня я отдала бы предпочтение сценарию, ориентированному на молодежь, например, фэнтези), на нашей базе мы не в состоянии снять фильма, который отвечал бы сегодняшним требованиям. У нас нет современных камер, света, звукозаписи, печати. Для того чтобы наша студия заработала, стала конкурентоспособной, рентабельной, прежде всего, нужно создать соответствующую техническую базу. В ближайшее время руководство киностудии запланировало закупить светотехнику и спецтранспорт на 600 тысяч долларов. А вот камеры пока по-прежнему придется брать в аренду.


Будет!

Госпожа Ниверко рассказала, что работа студии будет построена по принципу румынской киностудии, которая сегодня зарабатывает не только на кинопроизводстве, но и на предоставлении своих площадей и техники различным кинематографистам. Впрочем, наша киностудия уже работает по такому принципу, обслуживая в настоящее время московские съемочные группы. Со слов Ольги Ярославны, Сергей Куркаев уже приступил к режиссерской разработке фильма "Бумеранг". Продолжаются съемки фильма Киры Муратовой " Две истории". В планах одесской киностудии - приобрести сценарии фильмов у Виктории Бугаевой, Романа Бродавко, Александра Шухова и Игоря Шевченко.
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Ирина Вишневская . 4 июля 2006


Кстати : Одесская киностудия создана 26 мая 1919 года. За это время здесь снято 814 фильмов.




 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru