Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Владимир Семёнович ВЫСОЦКИЙ и ОДЕССКАЯ КИНОСТУДИЯ
Он так любил Одессу, что "терпел" Москву?
 
Он родился в Москве и умер в Москве. В Москве же учился и в театре начинал работать, и в кино дебютировал ещё в 1959 году.
Только вот оказался настолько связан с Одессой ('В который раз лечу Москва - Одесса'!) и с Одесской киностудией, что даже в сверхфундаментальной 'Большой энциклопедии Кирилла и Мефодия' фильмы с его участием перечислены только одесские. Так удивительно ли, что на фронтоне нашей киностудии - мемориальная доска с его барельефом:

После его смерти о нём написано и сказано, пожалуй, уже больше, чем успел написать и сказать он сам.

В ПРОШЛОМ ГОДУ белорусские кинодокументалисты стали снимать ещё один фильм о Высоцком. Приехали к нам, на Французский бульвар, собрали в киностудийном дворе тех, кто знал и помнил Высоцкого, и попросили: расскажите ну хоть что-нибудь новенькое, незатасканное, небанальное. И кто-то вспомнил: на съёмках одного из эпизодов 'Эры милосердия' (таково было рабочее название ныне легендарного сериала 'Место встречи изменить нельзя') ассистентка Говорухина Людочка Герасименко шла под руку с Высоцким-Жегловым по парадной лестнице на милицейский праздник. И на адресованный режиссёру вопрос Володи, как лучше в кадре ему держать партнёршу, цитатой из другого эпизода ответила сама партнёрша: 'Нежно, Володенька, нежно!'.

Мелочь вроде, но Высоцкий был растроган, и как только объявили перерыв на обед, он тут же исключительно для Люды запел под гитару. И в павильон сбежались люди из других киногрупп, а Высоцкий пел, и обед уже кончился, и администратор площадки стал напоминать, что кино - это производство, и есть план по метражу, и пора снимать следующий кадр:
А тем временем в своём кабинете привычно заперся начальник первого отдела, по долгу службы 'осведомлённый о чуждых советскому человеку настроениях' актёра и не упускавший случая 'своевременно просигнализировать куда следует об очередных подобных проявлениях'.
Ну ещё бы: то Высоцкий в 'Коротких встречах' оказывается в одной компании, да к тому же и на экране с Кирой Муратовой, 'известной диссиденткой и антисоветчицей'. То в 'Опасных гастролях' вместе с 'неким' Георгием Юнгвальд-Хилькевичем буквально 'опошляет и дискредитирует революционные подвиги отцов и дедов'. А уж (не по фильму, а по жизни) его бурный роман с иностранкой Мариной Влади - и вовсе 'из ряда вон выходящая провокация'!

Высоцкий пытался делать вид, что не обращает на это внимания. Только вот: нельзя было не заметить, что он постоянно находится 'на нерве'. Да и как иначе, если в газетах его много лет подряд поливали грязью, из титров лент, где звучали его песни, чуть ли не всегда безоговорочно вымарывали фамилию автора. Конечно, нет на земле святых людей, каждый грешен, и Высоцкий не исключение, но тех мифических грехов, которые вешали на Володю при жизни, хватило бы на парочку штрафных дивизий. Что уж говорить о том, что при поистине космической популярности в народе, при абсолютной невозможности без блата или весомой 'корочки' попасть на его спектакли в театре - сам он не имел ни почётных званий, ни официально-профессиональных премий. А 'всеквартирное' звучание его песен с переписанных многократно магнитофонных плёнок никак не служило, очевидно, достаточным основанием для приёма в Союз писателей.
Но это общеизвестно. А где же 'изюминки личного общения'? Ведь не только те минские документалисты, но и в любой иной аудитории на творческих встречах неизменно спрашивают: 'А вы были знакомы с Высоцким? Так расскажите же о нём что-нибудь особенное!'.
Да, были знакомы. Обращались друг к другу на 'ты'. Но: Что вспоминать и что придумывать, если общение-то, собственно, и ограничивалось встречами на ходу или на бегу в студийных коридорах или во дворе, перебрасыванием будничными взаимными приветствиями и малозначительными фразами о погоде, а ещё - то ли 'стрелянием' у него курева (из карманов тех самых игровых жегловских штанов), то ли, напротив, угощением его своим. Оно ведь на киностудиях и было так: Высоцкий, Смоктуновский, Гундарева, Банионис и многие-многие другие приехали-уехали, отснявшись в запланированном куске будущего фильма. И далеко не всегда случаются во время съёмочной гонки неторопливые посиделки общения. Хотя, конечно, кое-кто из наших подсобных рабочих или массовки не преминул бы тут бросить: 'Да мы, мол, с Вовкой:'.
Между тем в жизни Владимир Семёнович никак не был рубахой-парнем. Он был закрытым для очень многих человеком, и количество его друзей отнюдь не измерялось трёхзначным числом. Достаточно ровный в общении, нередко молчаливый, раскрывался по-настоящему он разве что с самыми близкими товарищами - как тот же Станислав Говорухин, или мхатовский актёр Всеволод Абдулов. О чём-то своём негромко говорил с замдиректора картины Володей Мальцевым, которого вся студия прозвала 'Пушкин' (а и впрямь уж больно он похож на Пушкина!). Всё больше и больше уединялся с оператором Леонидом Бурлакой, быть может, примеряясь к тому, как будет вскорости уже в новом качестве работать с мэтром кинокамеры? Ведь и вправду же: на конец лета - начало осени 1980 года в Одессе намечался режиссёрский дебют Владимира Семёновича в фильме 'Зелёный фургон'. Высоцкий тогда очень многое ставил на карту, и даже с Театром на Таганке его отношения по этой причине, мягко говоря, охладились.

Собственно, история с 'Зелёным фургоном' тоже весьма специфична. Был поставлен в Одессе в 50-е годы такой фильм, и очень даже хороший фильм, и Юрий Тимошенко - Тарапунька - блестяще в нём сыграл. Однако режиссёр Генрих Габай перестал быть советским человеком - и о фильме 'забыли'. Как будто и не было такого.

И вот в 1980-м должна была состояться новая экранизация той же самой книги Козачинского. Сценарий написали персонально для Высоцкого. Поставить же картину Высоцкий просто не успел. Фильм 'Зелёный фургон' сделал другой режиссёр - Александр Павловский, с участием Дмитрия Харатьяна, Борислава Брондукова, Регимантаса Адомайтиса, Александра Соловьёва: Лучше ли, хуже ли, чем это сделал бы Высоцкий? Да нет, просто хорошо сделал по-своему. На то режиссура и признана творческой профессией, чтобы каждый талант в ней раскрывался иначе.

А в Москве Высоцкого хоронили в разгар Олимпиады. Телевидение бурлило мажором, и маразмирующий генсек из правительственной ложи Лужников 'делал ручкой' иностранным спортсменам и гостям из социалистических стран, поскольку иные бойкотировали Москву из-за кремлёвской агрессии в Афганистане.

Володя Мальцев помчался в закрытую олимпийскую Москву. Я находился там же в командировке, но мы не встретились. Потом, значительно позже, выяснилось, что мы с ним были в тот день буквально рядом в толпе, но толпа-то была такая, что лишь бы Ходынки избежать, и то спасибо. Памяти Высоцкого посвящали стихи Вознесенский и Окуджава, но стихи эти смогли быть опубликованы лишь через годы. И лишь к седьмой годовщине 'прописки' Владимира Семёновича на Ваганьковском кладбище спохватились и объявили его посмертно лауреатом Государственной премии.

А потом: Потом Высоцкого 'назначили классиком'. Как ранее классиками назначали - тоже после смерти! - дожившего свой век в нищете поэта Михаила Светлова или погибшего на съёмках при неясных и по сей день обстоятельствах актёра, режиссёра и писателя Василия Шукшина. Стали издавать и переиздавать стихи и песни Высоцкого, выпускать на экраны один за другим фильмы с его участием или о нём. Гуще, нежели нынче пункты обмена валют или киоски 'Киевстара', стали плодиться его 'самые близкие друзья'. Один наш бывший почтенный киноруководитель умудрился и вовсе выдать в прессе к очередной дате 'уже реабилитированного' артиста воспоминания, из которых следовало: Высоцкий словно сын ему был, и очень даже дорожил Владимир Семёнович общением с этим человеком, и всегда совета у него по любому поводу спрашивал: Только вот, помнится, никогда они с Володей не были знакомы, и не встречались ни разу. А однажды, когда при мне этого начальника позвали в павильон, где пел Высоцкий, он заявил брезгливо и возмущённо: 'Да я с этим подлецом рядом не сяду:' - и далее последовало не совсем публикабельное обозначение места, где сей товарищ не сядет.
А ещё потом - уже новых кумиров избирали себе 'поколения пепси', или 'поколения 'Клинского', или поколения чего-нибудь совсем уж особо новомодного.

Осталась мемориальная доска на фронтоне киностудии.
Но когда студийный ветеран фотохудожник Влад Цветков захотел просто-напросто подарить киностудии свой уникальный архив, где был и Высоцкий, и далеко не только Высоцкий, ему, Цветкову, сказали, что это никому, честно говоря, и не нужно. Хотя, разумеется, 25 июля, в годовщину смерти Владимира Семёновича (да ещё круглая дата!), те же люди, кто сказал, что 'никому не нужно', положат цветы к барельефу. Для проформы.
-----------------------------------------------------------------------------
Евгений ЖЕНИН, член Международной гильдии кинокритиков.


Он так любил Одессу, что "терпел" Москву?

Одна пожилая одесситка, вспоминая 25 июля 1980 года, сказала мне:

- Я так плакала, словно ушел родной человек. Казалось, наступило затмение.

В книге "Владимир Высоцкий" Владимир Новиков пишет: "Нет данных о том, сколько людей переживало его уход как личную трагедию. Но его уход стал и его возвращением".

И я знаю людей, для которых смерть великого поэта была равносильна утрате близкого. Один из них, Аркадий Силкин, теперь живет в Одессе и мечтает создать здесь музей, посвященный Владимиру Семеновичу.
У Аркадия есть много книг, воспоминаний, кассеты с записями, пластинки, монологи...


Все думали, что он сидел в тюрьме

- Первый раз услышал его, когда мне было 14 лет, - вспоминает Аркадий Силкин. - Это были песни улицы. Многие их называли блатными. Они потрясли меня. Доверяю воспоминаниям Вениамина Смехова. Он говорил, что его мама - врач лечила Владимира, когда тот был простужен. Она говорила: голосовые связки у него иначе устроены. Представлял Высоцкого огромного роста и прошедшим тюрьму. А в фильме "Вертикаль" поразила интеллигентность этого человека, - рассказывает Аркадий.


Для 14-летнего Аркадия Силкина песни Высоцкого стали "всем". И когда после окончания школы папа (работник горисполкома) предложил ему поступать в МГИМО, парень наотрез отказался и...отправился служить на флот. Через полтора года поступил в военно-морское училище, дослужился до заместителя командира подводной лодки. Близки ему были песни Высоцкого о море, особенно "Спасите наши души".

- Там понял, почему Высоцкого отождествляют с персонажами его песен. Ну не мог не подводник так написать эту песню! А он смог! "Ни единою буквой не лгу...", - говорил поэт. И я ему верю, - подчеркивает Аркадий Силкин.


Сколько слухов наши уши поражает...

- О Высоцком ходили самые разные слухи, в том числе о его пребывании в Одессе.

- Слухи были спутниками Высоцкого и при жизни. А уж когда его не стало, то и подавно, - продолжает мой собеседник.

Я доверяю воспоминаниям Вениамина Смехова, Аллы Демидовой, Владимира Новикова, Валерия Перевозчикова, Игоря Бестужева-Лады, Натальи Крымовой, Юрия Корякина. Переписываюсь по электронке с Марком Цибульским. Он живет в Америке и тоже увлечен великой личностью. Но вся информация тщательно проверяется, а нелепицы тут же отсекаются. Например, один "исследователь" творчества сообщил: Высоцкий любил наш город потому, что здесь жил его родной дядя.
Между тем, дяди-одессита никогда не было. Высоцкий просто любил Одессу.


Пальмиру он себе "нафантазировал"?
В воспоминаниях Вениамина Смехова есть такой эпизод. В 1967 году
в Измаиле снимался фильм "Служили два товарища". А Одесса ведь практически рядом! Высоцкий позвонил Смехову: мол, надо переснять два эпизода, приезжает в Одессу. Когда Вениамин прибыл, оказалось: друг позвал его, чтобы вместе погулять по городу. Смехов признался: думал, что Высоцкий нафантазировал себе этот город, такова была любовь. А вот воспоминание о поэте одессита Юрия Зиля, который учился в конце 50-х в училище имени Щукина: "С тех пор, как он узнал, что я одессит, улыбка не сходила с его лица всякий раз, как он меня видел. Он так любил Одессу, что можно было подумать: как он до сих пор терпит Москву?". Так по-одесски высказался Зиль.


Встречи в "доме с ангелом"
Пару лет назад в стенах уникального Одесского реабилитационного Центра для детей, больных ДЦП (известного горожанам как "Дом с ангелом") была бесплатная выставка-экспозиция памяти великого поэта. Это стало возможным благодаря создателю Центра - Борису Литваку. А экспонаты предоставила тоже одесситка - Раиса Геллис. Конечно же, пришел на выставку и Аркадий Силкин, стал помогать Раисе Петровне.

- В один из дней приходит девушка и говорит: мне нужна статья о Владимире Семеновиче, которая вышла в каком-то французском издании, - вспоминает Аркадий. - Вам нужно в оригинале? Девушка ответила, - и в оригинале можно. Это была работник НИИ телевидения Ольга Князь. Именно она познакомила меня позже с Марком Цибульским. Потом была встреча с бывшим директором Одесской киностудии Инной Плотниковой. Увидев, насколько я интересуюсь Высоцким, она предложила:

- Хотите, устрою встречу с человеком, в квартире которого жил поэт?

Инна Георгиевна предупредила: оператор Одесской киностудии Александр Мальцев (у него и останавливался Высоцкий) интервью обычно не дает и вообще человек замкнутый, - рассказывает Силкин. - Но нам удалось. И вот я в старенькой одесской квартире, весьма скромно обставленной. Увидел, где он спал - на обычной кровати с пружинами. А еще Мальцев показал мне пожелтевшую от времени записку: "Ушел за хлебом. Владимир Высоцкий". Оператор поведал, как обожали простые одесситы Высоцкого. Его узнавали на улице. А если просачивался слух, что он будет там-то, люди сразу же "набегали" туда. Приглашали в гости к себе домой, и Высоцкий порой соглашался. Были не очень приятные истории. Однажды актера пригласили якобы "обычные" горожане "на мамалыгу". Высоцкий взял гитару. Спрашивал, а что такое мамалыга? И вот вернулся быстро и расстроенный. Когда вошел в тот дом, там действительно очень вкусно пахло. Был хорошо накрытый стол. Но хозяева и их гости ему почему-то не понравились сразу. Тем не менее он спел, не притронувшись к мамалыге. Защелкали магнитофоны. Выяснилось: он зван под "чистую запись". Так и не отведал тогда молдавского блюда.


Был чиновникам советским не по вкусу, оказался им не по зубам...

После фильма Станислава Говорухина "Вертикаль" (Одесская киностудия) Высоцкий известен уже всей стране как актер. В 1967 году ему предлагают роль в фильме "Случай из следственной практики". Он отказывается, поскольку уже идут съемки "Интервенции", озвучивание "Коротких встреч" и работа над песнями в ленте "Война под крышами". Его просят написать песню в "Случай из следственной практики", он пишет. Но в фильме песни нет. В этом же году в Одессе в соавторстве с драматургом Калиновским и при участии Говорухина он пишет сценарий к фильму "Помните, война случилась в сорок первом". Сценарий не утверждают. Тогда Высоцкий переписал его, сделав пьесой, и предложил Одесскому драматическому театру. Но и тут отказ. В 1967 году режиссер фильма "Особое мнение" Виктор Жилин, услышав песню "Спасите наши души", предложил Высоцкому сняться и спеть в фильме. И даже сценарий перекроил. Высоцкого снова не утвердили - запретило руководство Одесской киностудии. Годом позже ему не дают роль Остапа Бендера. Затем происходит неразбериха с фильмом "Опасные гастроли". Режиссер Георгий Юнвальд-Хилькевич приглашает Владимира на главную роль и говорит сценаристу: фильм должен быть музыкальным, действие проходить в Одессе, а главная роль - под Высоцкого. Но... Что предпринимает Юнвальд-Хилькевич? На пробы были приглашены известные актеры. Режиссер просит их сделать "киксу", то есть провалить пробы и в итоге добивается главной роли Высоцкому. Кстати, когда рождались "Опасные гастроли", Владимира Семеновича пригласили в Одессе озвучить документальный фильм "Ильф и Петров". Когда работа вышла на экраны, в титрах не было его фамилии. На Одесской же киностудии снимали фильм "Внимание, цунами!". Высоцкий предложил режиссеру несколько песен. В фильм вошла только одна. Но исполнил ее другой актер.

- Не любили его чиновники и всячески препятствовали. Вот и фильм "Интервенция" при жизни Высоцкого так и не был показан, - вздыхает мой собеседник Аркадий Силкин. - Мотивировали это тем, что интерпретация событий гражданской войны им не понравилась. Картина увидела свет лишь в 1987 году, только герой уже не мог порадоваться этому событию. Не дали Владимиру Семеновичу сыграть главную роль в фильме "Зеленый фургон", к которому он написал сценарий. Но им все равно не удалось лишить Высоцкого самого ценного - народной любви.

- Он изменил мою жизнь, мое восприятие мира. Очень рад, что одна из улиц города названа его именем. Мечтаю только об одном - чтобы в Одессе, которую так любил поэт, появился его музей. Ведь у нас немало еще людей, увлекающихся его творчеством. Если объединимся, то получится, - уверен Аркадий Силкин.
****************************************************************

Татьяна Орбатова. 1 августа 2006




 

Новый адрес сайта http://odesskiy.com

Рейтинг@Mail.ru